Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → «Пора перестать ныть и завидовать холдингам...»

+1
+1
-1
О чём фермеры будут говорить на XXVI всероссийском съезде?
вт, 03.02.2015 15:20

О чём фермеры будут говорить на XXVI всероссийском съезде?

В середине февраля 2015 года в Москве пройдёт 26-й всероссийский съезд АККОР, главной темой которого станет стратегия устойчивого развития сельских территорий. Ситуация тяжёлая – только за последние три года население в деревнях сократилось на 315 тысяч человек, за это же время прекратили существование свыше 81 тысячи фермерских хозяйств. Как выживать селянам в новых экономических условиях? Чего требовать от государства и какую роль в подготовке новой стратегии развития должна сыграть АККОР – эти и другие вопросы обсуждали в редакции «Крестьянина» фермеры со всего юга России – из Краснодарского края, Ростовской области, Республики Крым и Дагестана.

Одним из итогов прошлогоднего заседания Госсовета и Совета по приоритетным нацпроектам и демографической политике стало президентское поручение – разработать долгосрочную стратегию развития сельских территорий до 2030 года. Детальный план нужен к началу февраля, однако, по словам президента донской АККОР Александра Родина, темпы работы чиновников пока не впечатляют.

– Речь идёт о том, что надо возвращать людей в сельскую местность, увеличивать их занятость, – говорит Родин. – А у нас только за последние три года число фермерских хозяйств сократилось на 81,5 тысячи! По данным переписи 2010 года, в стране насчитывалось 153 тысячи сельских населённых пунктов, из них каждый восьмой – безлюдный, а в каждом четвёртом находится меньше десятка жителей. Без работы в селе остаются полтора миллиона человек! И проб­лему не решить без создания тысяч новых фермерских хозяйств, их число нужно увеличить втрое и довести к 2030 году до миллиона. Это реально сделать, если вовлечь в сельский бизнес товарные личные подсобные хозяйства (ЛПХ).

В подготовке предложений должны активно участвовать сами фермеры, считает президент донской АККОР. Одного всероссийского съезда здесь не хватит, есть смысл провести аграрные собрания в каждом федеральном округе, говорит Родин.

Фермеры долго добивались введения погектарной поддержки, она действует уже третий год. Однако критика в адрес нового вида субсидий раздаётся всё чаще. И дело не только в размере выплат.

– Текущие меры господдержки неэффективны, – считает президент кубанской АККОР Виктор Сергеев. – Они носят состязательный характер: кто первый успел, тот и получил. При этом сам процесс очень бюрократизирован. Из-за десяти копеек иной раз нельзя получить миллион рублей. Вообще, несвязанная поддержка, введённая по условиям ВТО, не очень доступна аграриям. Мы посчитали: из 13 тысяч фермеров в Краснодарском крае получают хоть что-то всего три тысячи. И это список по 24 видам поддержки!

По словам Виктора Сергеева, особенно сложно получить поддержку малым фермерам – тем, у кого в обработке пара сотен гектаров. Ехать в районный центр и собирать кипу бумаг, чтобы получить потом несколько тысяч рублей, им невыгодно.

– Мы давно просим отдать оформление документов на муниципальный уровень, – говорит Сергеев. – Иначе малоземельные фермеры отсекаются от поддержки. И постепенно уходят из бизнеса. 

Положение «малоземельников» со временем может ухудшиться ещё больше: в июне прошлого года был принят ФЗ № 171, он вступит в силу уже в марте. Помимо прочего ФЗ вводит в статью №12 закона о КФХ понятие максимальной или минимальной площади участка, на которую может претендовать фермер, если хочет расширить свои площади за счёт муниципальных или государственных земель. Определение их размера отдано на откуп регионам, однако первые отрицательные сигналы уже пошли.

– У нас на Кубани планируют сделать максимальный размер 200 гектаров, – говорит Виктор Сергеев. – Это очень мало. К тому же возможен пересмотр площади уже отданных в аренду земель. Предположим, я обрабатываю 350 га пашни, паевой земли у меня нет, вся муниципальная. Сейчас, конечно, меня не тронут. Но когда закончится срок аренды, могут сказать: отдавай лишние 150 га. А я построил уже на них производственные помещения. Как быть в этой ситуации?..

По мнению чиновников, поддержать малый бизнес, в том числе в сельской местности, может снижение налоговой нагрузки и уменьшение количества проверок. Но не все фермеры согласны с этим: акценты нужно расставить иначе. 

– Нам обещают обнулить проверки и налоги, – рассуждает глава АККОР Азовского района Ростовской области Пётр Ратушный. – Лично я пользы не вижу. Для меня честь работать для себя и для моего отечества. Налоги – это не проблема. А вот господдержка – проблема. Без неё сложно создавать рабочие места. Мы говорим о возвращении крестьян в деревню. А что они там будут делать, когда вернутся? Землю сложно получить. Людям говорят: «Мы вам газ и дорогу провели». А люди свои земельные паи продали, чтобы подвести этот газ. И сидят без дела...

Какой смысл строить дороги там, где нет работы, соглашается с Ратушным глава АККОР Мартыновского района Ростовской области Татьяна Трегубова. Если на территории работает крупный холдинг, он оптимизирует производство, наймёт с десяток людей, а остальных куда девать? Развитие малого бизнеса – единственная альтернатива.

– Господдержку надо не просто увеличить, но и перераспределить, – говорит Татьяна Трегубова. – Об этом необходимо снова сказать на съезде – нужны квоты господдержки. Если, скажем, в регионе до 20% продуктов питания производит малый бизнес, значит, такую же долю он и должен получать от субсидий! Заёмные деньги сейчас чрезвычайно дороги. Ставки по инвесткредитам доходят до 30%, по кредитам на оборотные цели тоже возросли.

Как добавляют фермеры, ситуация осложняется ещё и тем, что в районах закрываются отделения Россельхозбанка (РСХБ), клиентов переводят на электронное общение. Но в результате кредитный охват территорий снижается, утверждает Татьяна Трегубова. 

– Сокращение филиалов – объективный процесс, – говорит Владимир Щербань, в недавнем прошлом экономист, банкир, а теперь – помощник члена Общественной палаты Александра Шипулина. – Банк оптимизирует расходы. Но проблема в другом – фермерам нужен свой банк, работающий на особых условиях. Тут придётся либо менять схему работы РСХБ, либо создать новый, «крестьянский» банк. Крупные компании способны взять кредит и в обычных коммерческих структурах.

К слову, о том, как реформировать Россельхозбанк, шли дискуссии в правительстве весь прошлый год. Одним из предложений было создать на его базе целый институт развития АПК, в котором льготное кредитование стало бы лишь одним из инструментов. Звучали предложения приватизировать банк или превратить его в очередную госкорпорацию. Однако в итоге РСХБ был просто докапитализирован. 

С Владимиром Щербань согласен и Александр Родин.

– Такой банк можно сделать кооперативным, – говорит он. – Чтобы фермеры и селяне могли участвовать в управлении. Так в своё время сделали немцы, когда создавали «Райффайзен». Ничего нового тут нет, всё давно уже изобретено.

Будущее АККОР

Справедливости ради, участники дискуссии признали: меняться должна не только госполитика, но и само фермерское движение. Правда, пока в сообществе нет единого мнения: в каком направлении стоит развиваться АККОР?

Представители власти порой упрекают аккоровцев в излишней политизированности – я сам не раз был свидетелем этого на аграрных съездах. «Больше конструктива», – любят говорить чиновники. Но как же быть конструктивным, если на многие предложения АККОР (увеличение субсидий, полномасштабная поддержка кооперации, устранение барьеров для покупки фермером земли, льготное кредитование и т. д.) звучат разнообразные по форме, но одинаковые по сути ответы: «Бюджет ограничен», «Это длительный процесс», «Вопрос пока обсуждается»? Хотя понятно, что те же деньги в бюджете есть – просто они идут на другие цели: Олимпиада, чемпионат мира, поддержка банковского и нефтяного сектора. Одно маленькое сравнение: стоимость ростовского футбольного стадиона к ЧМ-2018 составит почти 22 млрд рублей. Объём федеральных средств, запланированных на развитие кооперации в 2014-2016-й годы составляет около 1,5 млрд рублей. Целиком на программу – из бюджетов всех уровней – менее 5 млрд.

– Как можно разделить – политика или экономика? Оптимизация здравоохранения в сельской местности – это каким словом правильно назвать? – горячился Пётр Ратушный. – Я считаю, что нас перехитрили. Сказали: «Не занимайтесь политикой, мы дадим вам денег». Но в итоге значимость АККОР упала. На третьем съезде ассоциации сидело когда-то всё правительство, а теперь? Мы должны послать власти сигнал: идёт уничтожение села! А мы боимся.

С другой стороны, понятно и то, что невозможно только критиковать и говорить, будто селян не слышат. Одной критикой сыт не будешь, и жизнь показывает: фермер идёт туда, где видит деньги. Ну, или, по крайней мере, возможность их заработать или хотя бы сэкономить. Далеко не все региональные отделения АККОР способны предложить толковую альтернативу власти, «сидящей» на бюджете.

– Сейчас идёт конкуренция между АККОР и региональными минсельхозами, – признаёт Виктор Сергеев. – Кто-то пытается быть ближе к чиновникам, пользоваться админресурсом. Это понятно. Но если потом что-то случается у такого фермера, защищать его всё равно некому – он приходит в АККОР.

По словам Александра Родина, лишним свидетельством конфликта между властями и АККОР стало то, что за прошлый год в 25 регионах страны чиновники пытались под разными предлогами сменить руководство местных фермерских ассоциаций.

– Реформировать ассоциацию, конечно, нужно, – добавляет Виктор Сергеев. – Нам надо уходить от нытья и зависти к крупному бизнесу.

– Недавно состоялся большой форум: «Государство и гражданское общество: сотрудничество во имя развития», – говорит член Общественной палаты, глава кубанского КФХ «Тёплый стан» Александр Шипулин. – В этой сфере происходят серьёзные изменения – идёт речь о необходимости разделить некоммерческие организации (НКО) на политические и общественные, создать их единый реестр и обобщать передовой опыт. Влияние НКО возрастает, появляются всё новые площадки для диалога. АККОР существует 25 лет, опыт накоплен колоссальный. Но, конечно, нам придётся работать иначе, чем раньше. Как? Об этом и будем говорить на съезде.

Даже простое присутствие членов АККОР в каких-либо структурах может серьёзно повлиять на их работу, считает адвокат Сергей Филимонов. Не секрет, например, что бизнес фермеров часто становится мишенью для коррумпированных чиновников или силовиков. И в этой ситуации судьи нередко становятся на сторону нарушителей. 

– А кто у нас входит в состав квалификационных коллегий судей? – задаётся вопросом Сергей Филимонов. – Такие же судьи. Нужно, чтобы члены АККОР становились членами этих коллегий и могли как-то повлиять на судьбу коррумпированных юристов.

– Вообще, цели АККОР просты, – утверждает Татьяна Трегубова. – Это объединение фермеров и отстаивание их интересов, законотворческая деятельность и консультирование.

С Татьяной Трегубовой соглашается Родин.

– Есть много примеров того, как могла бы помочь ассоциация, – говорит он. – Мы обсуждали, что сокращается филиальная банковская сеть. Но электронному документообороту, который приходит взамен, ещё нужно обучиться. Кто этим займётся? АККОР. Новые правила Таможенного союза кто объяснит? Она же. Но для этого ей нужны деньги, консультанты не могут работать бесплатно. То же самое касается и различных проверок.

О том, чем аграрию будет полезна ассоциация, говорил и фермер из Крыма – Александр Макарков. Тамошние сельхозпроизводители сейчас находятся в тяжёлом положении: подача воды с Украины затруднена, работать приходится практически в условиях экономической блокады.

– Мы не можем продавать и покупать продукцию из стран Евросоюза, – признал Александр Макарков. – Нарушились прежние экономические связи. Где брать семена, куда продавать товар? Как выстраивать взаимоотношения с контролирующими организациями? Надеемся, во всём этом нам поможет АККОР.

Источник: газета "Крестьянин"

+1
+1
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров