Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса

Экспертные мнения → Как реабилитировать молочную отрасль?

Ключевые проблемы молочной отрасли обсудили на IX Съезде Союзмолоко. Цены, экспорт, господдержка и фальсификат — вот о чём говорили участники рынка с чиновниками. Как реабилитировать отрасль и какие прогнозы дали эксперты? Agrobook.ru сделал выжимку прямой текстовой трансляции, опубликованной на Milknеws.ru.

 

Аркадий Дворкович, вице-премьер РФ: 

Данные статистики подтверждают, что производство молока в стране выросло. Основным фактором роста стал прирост производительности - не экстенсивный, а интенсивный рост. Импорт сырого и сухого молока снизился, но импорт готовой продукции вырос - это здоровая тенденция, но необходимо достичь общего роста. Цены на рынке складывались на достаточно благоприятном уровне. За прошедший год цены выросли более чем на 5%, опережая инфляцию. В регионах цены в полной мере не обеспечивают рентабельность производства. Необходимо принять это во внимание по итогам сегодняшней дискуссии. Мы достаточно конструктивно работаем с белорусскими коллегами, обсуждая баланс спроса и предложения. Продолжаем бороться с незаконными поставками и искать совместные решения. Не толкаться избыточно на одном и том же рынке, а искать решения в условиях здоровой конкуренции. В этом году уровень господдержки мы сохраним на том же уровне - есть запрос, постараемся удовлетворить все заявки на субсидирование. Обязательно поддержим тепличников - в прошлом году обещали, но не помогли. Пока у нас нет данных из регионов по поддержке за 2017 год, но она точно была не меньше, чем в прошлые годы. Мы продолжим льготное субсидирование через банки - Россельхозбанк и Сбербанк главные игроки здесь. Субсидирование на литр сохранится. Мы рассчитываем на дополнительные объемы, выделенные на господдержку сверх бюджета прошлого года.

 

Александр Ткачев, министр сельского хозяйства РФ: 

Молоко - не приоритет, молоко - приоритет приоритетов. Но в этой сфере еще пахать и пахать, мы это прекрасно понимаем. Все борются за издержки, выходы на рынки, цену, экспорт. Ценообразование - это сложный вопрос, все хотят цену выше, но за прошедший год нам её удалось хотя бы поддерживать. Сегодня на рынке мы потеряли цены по Поволжью. Почему? Все борются за издержки, выходы на рынки, цену, экспорт. Ценообразование - это сложный вопрос, все хотят цену выше, но за прошедший год нам её удалось хотя бы поддерживать. Сегодня на рынке мы потеряли цены по Поволжью. Почему? Регионы, где нет моколоемких предприятий, становятся придатками других регионов и причиной снижения цен. Для сохранения стабильной цены необходимо стимулировать покупательский спрос, он уже должен восстановиться в этом году. Кроме того, я считаю, что настало время провести реформу контролирующих органов. Давно назрел вопрос сделать службу контроля с единым центром, только так борьба с фальсификатом и недобросовестной конкуренцией будет эффективна. В большинстве стран за контроль сельхозпродукции и конечных товаров отвечает один орган, необходимо централизовать эту систему. Недобросовестная конкуренция - фальсификат и серый импорт заходит в нашу страну, нам приходится сжимать цену, и это также отражается на рынке. Необходимо как можно быстрее внедрить ЭВС - только если мы сделаем рынок прозрачным, сможем эффективно бороться с фальсификатом.

 

Анна Попова, глава Роспотребнадзора: 

Мы сегодня видим результат, о котором многие может и не помнят - результатом изменения технологий производства за двадцать лет стало то, что нет ни дизинтерии, ни кишечных заболеваний. В молоке сейчас нет ничего из того, что может быть вредно для человечесткого организма. За последние годы количество фальсификата (продукта, несоответствующему заявленному на этикетке) в соцучреждениях сократилось вдвое. Мы работаем совместно с сетями, сейчас сети не берут продукцию, которая хоть раз была замечена в фальсификате. Общая сумма штрафов по фальсификату составила 65 млн рублей за 2017 год. В 2016 году было 2,5 тыс. случаев обнаружения фальсификата, в прошлом году уже 1,5 тыс. У Дворковича лежат докуемнты по ужесточению штрафов вплоть до конфискации, но необходимо ввести уголовную ответственность за производство фальсифицированной продукции. Что касается спроса: мы за последние годы увидели столько негатива о молоке в инфопотоке, что последствия мы будем ощущать еще долго. Уже необходимо заниматься пропагандой. Сейчас есть реклама бренда - рекламы молока, как полезного продукта, в России нет. Добавлю, общие болезни животных и человека - важная тема, которая не была затронута сегодня. Необходимо усиливать ветеринарную составляющую в сельском хозяйстве.

 

Сергей Данкверт, глава Россельхознадзора: 

По данным Белстата, транзит составил 27 тысяч тонн сухого молока, из них 18 тысяч тонн - Казахстан, 9 тысяч тонн - Киргизия. Всё остальное проехало без документов под прикрытием как клей, пиво и другая продукция. По цифрам ничего не сходится - сейчас комиссионно проверяют детсады и все учреждения. Так что если вы сидите и думаете, что у нас 4% фальсификации - поздравляю, вы живете в другом мире.

 

Михаил Русый, заместитель премьер-министра республики Беларусь:

 Минсельхозы двух стран (России и Беларуси) должны работать друг с другом, я всячески поддерживаю двустороннюю связь наших ведомств. Данные о том, что 3 млн тонн молока прошло через границу - бред. Мы боремся довольно жестко с фальсификатом, у нас идут и посадки, и конфискация транспорта. С 15 января запрещено хождение по странам сырного продукта - такого продукта не должно быть, должен быть только качественный и полезный сыр. Коллеги упоминали о господдержке в России, с этого года у нас (в Беларуси) два направления господдержки - поддержка строительства ферм и поддержка на литр молока (шесть российских копеек на литр). Никакого секрета тут нет. Мы должны быть площадкой реализации продуктов друг для друга. Любое производство окупаемо, если оно продается на внешних рынках, а молоко так вообще очень перспективно.

 

Андрей Яровой, член правления "Мелеузовского МКК":

Мы действительно получили 31,1 млн тонн молока в 2017 году. Все говорили о том, что будут интервенции, и мы понимали, что если мы откупим молока за 22-24 рубля, то схема интервенции, в общем-то, очевидна. Мы работали, сушили, а дальше посчитали складские остатки к концу года и масла на 402% больше оказалось на складах, чем в 2016 году. Сухого молока в 2017 году мы произвели на 25-26% больше чем в 2016 году, а на складах осталось на 220% больше чем в годом ранее. 30 тыс. тонн сухого молока, 30 тыс. тонн сыра, и 15 тыс. тонн масла. Т.е. то, что мы нарастили в производстве молока - мы положили на склад. В 1997 году, в 2004 и в 2012 году подобный рост остатков приводил к тому, что через год начинался забой скота. И  после колоссальной поддержки в 2017 году мы снова идем к тому, чтобы после шага вперед сделать два шага назад. У нас на складах повисло около миллиона тонн произведенного продукта. После вступления в ВТО наша пошлина вместо желаемых 40% падает до 15%, для развивающихся стран она становится 11,5%. Всё лето Аргентина, Уругвай, Новая Зеландия и другие страны завозили молоко по цене 200-230, ни о какой рентабельности и речь не шла. Прогнозируя: если мы ничего не сделаем, в Поволжье к маю будет цена в 14-16 рублей. Нужно срочно останавливать импорт на полгода, проводить расследование и поднимать пошлину.

 

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров