Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса

Экспертные мнения → Китай нам друг, но в юанях дороже. Дилер сельхозтехники – о специфике импорта в условиях санкций

Легко ли ввезти в Россию европейскую технику? Почему цены не остановят рост? Стоит ли китайская техника внимания? Что будет с запчастями? Agrobook.ru спросил об этом известного дилера  сельхозтехники - компанию "АгроТехноДар".

Компания «АгроТехноДар» всегда позиционировала себя как дилера импортной сельхозтехники, и большую часть линейки занимали европейские производители. Год назад каталог был пополнен китайскими тракторами Zoomlion. Предполагая, что после 24 февраля жизнь компании резко изменилась, Agrobook.ru обратился к коммерческому директору компании Александру Бецу с просьбой рассказать, как изменилась жизнь и что ждать аграриям дальше.

– Александр Владимирович, «АгроТехноДар» потерял партнёров после объявления санкций?

— Да, американские поставщики отказались от поставки. Мы распродали всё, что было, и новой техники пока её нет. А европейская продукция по-прежнему поступает – только транспортировка стала дороже за счёт перегрузки техники на границе Польши и Белоруссии. Логистика из-за санкций стала дороже.

— Насколько сильно это отражается в стоимости сельхозтехники? Например, в стоимости плуга какова доля транспортных затрат? 

— Процентов 15, наверное. 20% – это НДС, 15% – транспорт...

— Некоторые дилеры жаловались на то, что поставщики техники перешли на предоплату. А как у вас?

— То же самое. Причём по всем компаниям. И если раньше были отсрочки, или частичная оплата (в течение нескольких месяцев после поставки на наш склад мы могли оплачивать счета поставщикам). Сейчас требуют аванс при заказе и 100% оплаты перед отгрузкой с завода. У нас резко выросла потребность в оборотном капитале: мы должны финансировать эти несколько месяцев, пока товар не придёт к нам на склад.

— С проведением оплат бывают проблемы? Пришлось открывать в другом банке счёт?

— Время от времени западные правительства ужесточают санкционные требования к российским банкам: то один банк перестаёт платить в долларах или евро, то другой банк, и нам приходится все счета закрывать и открывать в тех банках, которые ещё не попали под этот каток. По Китаю сейчас мы перешли на расчёты в юанях. Стало проще, но одновременно и сложнее, потому что при торговле в юанях Китай на 10-15% повышает стоимость своей продукции.

– Поговорим о Китае. Год назад вы стали продвигать на российском рынке тракторы Zoomlion. Этот процесс пошёл более активно в связи с санкциями?

— Сейчас, в связи с тем, что тракторов на рынке мало, интерес к ним вырос. Но проблемы, которые начались во время эпидемии COVID-19, усугубились санкциями. Вроде бы договоры подписаны, но всё идёт очень медленно. Проблемы с доставкой грузов из Китая существовали и раньше, а после того, как против России были введены санкции, российский бизнес хлынул в КНР, объём торговли резко вырос, и это ещё больше усугубило проблему с поставками. Если раньше транспортировка занимала два месяца, сейчас – все четыре.

— Как объясняете покупателям, что груз задерживается?

— Мы не под заказ везём. Мы вкладываем деньги, везём технику, формируем склад. И когда товар на склад приходит, начинаем подавать. Люди привыкли покупать со склада. Поэтому, чтобы получить трактор, условно говоря, в июне-июле, мы должны были оплатить его и побеспокоиться где-то в конце марта.

– Как раз когда доллар был очень дорогим…

— Да, все оплаты были сделаны по высокому курсу.

Наши клиенты пытаются требовать у нас низкую цену за счёт низкого курса в момент поставки, но ведь эта техника была уже заранее оплачена, как раз в момент высокого курса. Поэтому цены на технику и не снижаются. Может быть, они снизятся в следующем году. А может, и нет. Стоимость транспортировки высокая, кроме того, в Европе и Америке сейчас большая промышленная инфляция, она доходит до 35%. Думаю, новые прайс-листы наших поставщиков будут с ценами существенно выше, чем в прошлом году. В рублёвой цене – дай бог, чтобы импортная продукция осталась на уровне текущего года.

— Сложности, которые возникли в вашем бизнесе, не заставляют вас присматриваться к каким-то российским агрегатам и становиться дилерами российских плугов, опрыскивателей?

— Такие идеи есть, но ценник на российскую продукцию резко взлетел, а качество, на мой взгляд, ему не соответствует. Конечно, если нечем будет из импортного торговать, будем торговать российским.

Но нужно понять, что, покупая дорогой агрегат, человек платит за бесперебойную работу.

Если в хозяйстве трактор за 30 миллионов, то и орудие позади него не должно ломаться.

Трактор и орудие должны работать круглосуточно, чтобы инвестиции отбивались. Покупать ненадёжное орудие, которое требует ещё сварочный аппарат и трёх сварщиков впридачу – не оправданная инвестиция…

— Китайские тракторы могут составить конкуренцию ПТЗ? Или они не такие мощные?

— Китай сейчас тоже выводит на рынок мощные тракторы – с хорошим двигателем, с полуавтоматической коробкой передач, с аксиально-поршневым насосом в гидравлике и электронной регулировкой гидравлики. Конечно, есть и дешёвые тракторы, простые. Уверен, на рынке появятся тракторы восьмой серии, это 300+ л. с. И китайцы начнут конкурировать уже и с «Кировцем», и с «Бюлером».

— Тяжело продвигать китайскую продукцию на рынке, нет ли предубеждения?

— Да, народ считает, что китайская продукция — некачественная, но это не так. Уровень качества в Китае разный. Сколько ты платишь денег, ровно столько качества ты и получаешь. Zoomlion, например, зашёл в Россию как любая другая западная корпорация, по полной программе. Они имели представительство в РФ, которое торговало строительной техникой. Деятельность представительства была расширена аграрным направлением. Zoomlion сформировал дилерскую сеть (28 компаний по всей России) и продвигает не только трактора, но и комбайны, а через некоторое время будут пресс-подборщики и телескопические погрузчики.

— Каким видите рынок в ближайшее время?

— Сейчас сложно что-то сказать. Американцы, я думаю, года на два-три ушли. Европейская продукция поставляется, но не вся. Бразильцы поставляют, китайцы поставляют, турки поставляют. Вопрос может быть только в платежах, при расчётах в долларах и евро.

— Ваша компания в связи с санкциями как-то расширила количество парнёров за рубежом, появились новые имена?

— Расширила, но это расширение – долгий процесс. Мы должны привезти первые образцы, посмотреть, как они будут работать, сформировать склад запчастей, сформировать гарантийную политику... Это не быстро.

Нужно помнить о специфике требований к орудиям в России. У нас орудия в основном широкозахватные, тракторы – мощные. А, например, в Турции размер хозяйства – несколько гектаров, и основная техника у них — маленькая, и трактора мощностью в районе 100 л. с., дискаторы три метра шириной. Нам это не очень подходит.

Да, турки пытаются делать широкозахватную технику, но если они делают, условно говоря, таких 10 единиц в год, они не нарабатывают статистику надёжности. И мы как дилеры и покупатели очень сильно опасаемся покупать фактически тестовые образцы, не проверенные временем.

Поляки, турки, китайцы стараются производить технику под потребности России, но полноценных испытаний никто не проводил. С тракторами проще, трактор — он и есть трактор, он моточасы нарабатывает, а вот техника — плуги, дискаторы, культиваторы, сеялки широкозахватные — по ним всё сложнее.

— В марте звучали опасения, что техника станет – без запчастей.

— Нет, так не бывает. Ну, станет у тех, кто не готовился, кто к своей работе спустя рукава относится. Запчасти есть, идёт серый импорт, дилеры стараются найти пути поставок. Проблема в другом: сельхозпроизводители должны понимать, что больше не придёшь за запчастью, как в магазин. Хорошо бы, чтобы они делали дефектовки, делали всё заранее, чтобы было время всё привезти. Иначе может чего-то и не быть. Например, нужно уже сейчас дефектовать сеялки, чтобы на весну были запчасти.

– Что будет с продажами сельхозтехники к концу году? Какого результата достигнем?

– По моим ощущениям, продажи упадут процентов на 30, а то и на 50. 

На Западе свои трудности: логистические цепочки начали разрушаться ещё во время пандемии, сейчас – большая промышленная инфляция, всё дорожает очень быстро. При этом в Европе аграрии дорого продают зерно, спрос на сельхозтехнику большой, а техники не хватает. У ЕС в приоритете будет внутренний рынок, а не экспорт – своих фермеров нужно обслуживать. Мы готовы разместить больше заказов в той же Франции, но нам их просто не дают.

Но для нас, как для дилеров сельхозтехники, самая большая проблема заключается не в этом. А в низких ценах на пшеницу. Когда мы предлагаем аграриям купить технику, они отвечают: «Мы продаём пшеницу ниже себестоимости». У них в приоритете – выплата зарплаты, покупка семян, удобрений, запчастей. И только потом техники. Так что экспортные пошлины отражаются и на нас. Как потребитель, я вижу, что хлеб в магазине всё равно дорожает, а денег у сельхозника нет. Если так будет и дальше, мы увидим резкий спад в растениеводстве.

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров