Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Их фамилия – Кристен Брунон: сельская жительница создала питомник немецких овчарок

+1
0
-1
Автор: admin
вт, 22.01.2019 12:03

Ирина Цуркина с детства мечтала завести собаку, но не получалось по разным обстоятельствам. Только в зрелом возрасте у неё появилась немецкая овчарка, да какая! Эльза была дочерью знаменитого германского кобеля, от которого были рождены многие чемпионы международных выставок. Ирина так полюбила свою собаку и так увлеклась кинологией, что уже не мыслила жизни без собак. А немецкая овчарка стала её любимой породой.

Не только экстерьер

Потом купили Кену. Её родители тоже были выдающиеся псы. С Кены и началось профессиональное разведение немецких овчарок. Потом её вязали с Максом Аус Вилден Зоненблюмом. Его отец – знаменитый немец Фалдор фон Фимерек. Мать – Зимка Вандерзам, занявшая второе место на всеукраинской выставке.

– Имена у этих собак потрясающие, будто это не псы, а германские аристократы. Все эти «фон», «ван дер» звучат, как фамилии князей да баронов.

– По сути так и есть, – соглашается Ирина Васильевна. – Эти собаки имеют выдающуюся родословную, и в собачьем мире они – аристократы. Если уж заниматься племенной работой, то надо делать это по-настоящему. Мы, приобретая собак для питомника, изучаем их родословную как минимум до третьего колена. А, например, родословную кобеля Бастера мне удалось проследить с 1904 года. Это нужно для того, чтобы знать, какие внешние данные были у предков, какое здоровье, служебные качества. Гены – серьёзная штука, те или иные особенности собаки могут проявиться через несколько поколений. Давайте я вам покажу своих собачек, по ходу и расскажу об их особенностях.

Выходим во двор. Собаки, почуяв хозяйку, радостно залаяли. На меня особого внимания не обращали. Облаяли для приличия, чтобы знал, на чьей территории нахожусь.

Собаки в питомнике Цуркиной живут в вольерах. В каждом несколько собачек. Кобелей вместе селить нельзя. Мужики, известное дело, сразу начинают выяснять, кто из них круче, и дело может дойти до серьёзных увечий. Но есть исключение. Например, чёрный кобель Лемарк вполне ладит с другими самцами. Характер у него покладистый, уживчивый. Суки уживаются не только с кобелями, но и с другими дамами. Но тоже бывают исключения.

– А чёрный цвет немецких овчарок – это норма? – спрашиваю Ирину.

– Да, это нормально, наравне с чёрным с отметинами серого, светлого, коричневого или жёлтого оттенков. Немецкие овчарки могут иметь как короткую, так и более длинную шерсть. Раньше длинношёрстные особи считались браком и не допускались к разведению. Сегодня это особая линия. Но вязать эти две линии между собой не разрешается.

– Смотрю, правила суровые, столько разных ограничений…

– Экстерьер – это только часть требований, которые предъявляются к породе, – продолжает Ирина. – Посмотрите на моих собачек, видите, какие они шустрые, крепкие. В каждом движении чувствуется сила. Здоровье собак – это очень серьёзное требование при оценке их племенных качеств. На каждую выставку необходимо делать рентгеновские снимки суставов, чтобы исключить дисплазию. К тому же все собаки должны пройти курс дрессировки. Немецкая овчарка должна владеть основами защитно-караульной службы (ЗКС) и пройти общий курс дрессировки (ОКД). Без этих документов собаки к выставке не допускаются. 

Чтобы было понятно, к какому питомнику относятся собаки, после имён у них идут фамилии. Они указывают на происхождение. Например, Ирина покупала несколько собак в подмос­ковном питомнике «Радонеж». Поэтому в документах они пишутся: Илья Радонеж, Марселина Радонеж, Бастер Радонеж. А собаки, рождённые в её питомнике, носят фамилию Кристен Брунон. Такое название придумала сама Ирина.

Умны, преданны и отважны

Пока собачки резвятся на выгульной площадке, Ирина рассказывает мне об особенностях их характера.

Вон Марселина. Когда её привезли в питомник, ей было десять месяцев. А Кене, одной из любимых собак Ирины, было тогда уже восемь лет. И молодая собачка решила, что теперь она будет любимицей хозяйки. На почве ревности собаки стали враждовать не на жизнь, а на смерть. Дрались так, что и кобелям такое не снилось.

– Я поняла, что надо их как-то развести. Предложила Кену одной знакомой. Через пару дней она звонит мне и плачет. Говорит, что Кена так тоскует, что не воет, а рыдает, как человек, и всё время за ворота смотрит. Мы с мужем решили ехать, несмотря на позднее время. Как она радовалась мне! Назад ехали, так она мордочку с моего плеча не убирала всю дорогу. 

А в глазах такая преданность, такая любовь! У меня сердце кровью обливалось, я решила, что никогда с Кеной больше не расстанусь. С тех пор Кена перестала на Марселину бросаться, да и молодая тоже остепенилась. Собаки словно договорились между собой. А Кена, прожив свой век, умерла на руках у Ирины.

Немецкие овчарки, по словам Ирины, до самозабвения преданы человеку. Готовы пожертвовать собой ради защиты хозяина. Поэтому лучших служебных и охранных собак, чем немецкие овчарки, по словам Цуркиной, нет. Её питомцы прекрасно служат на границе, в Росгвардии, в службе наркоконтроля. Ирина периодически интересуется их судьбой, работой. 

Полицейские и гвардейцы отзываются о них очень хорошо.

– И для дома немецкая овчарка прекрасно подходит, трудно найти более преданную собаку, готовую в любую минуту защитить тебя, – рассказывает Ирина. – Однажды я гуляла с собакой, встретила знакомую, предупредила, чтоб она резких движений не делала, пока мы беседуем. Она, конечно же, не удержалась и махнула рукой. Тут же собака бросилась в атаку, я еле удержала её. Это не злоба, это знание своих обязанностей. Хорошей немецкой овчарке не нужна команда фас, она и так знает, что ей делать, если хозяин в опасности. 

При всём при этом, по словам Ирины, за многолетнее общение с немецкими овчарками она ни разу не была ими укушена или как-то обижена. Эти собаки прекрасно относятся к детям. 

Родственники Цуркиной, взяв у неё собаку, были поражены, как она ласково обходилась с ребёнком. И дитя платило ей ответными чувствами. Доходило до того, что девочка забиралась в собачью будку, чтобы поспать со своим любимцем.

В конце нашей беседы я не удержался, чтобы не спросить: «Так всё-таки питомник – это бизнес?»

– Конечно, я продаю собак. Но бизнесом называть это вряд ли можно. Доходы от продажи едва окупают расходы на покупку новых собак. А делать это нужно, чтоб не было межродственного скрещивания, чтобы формировать и поддерживать необходимые качества, присущие породе. Больших денег стоят корма, ветеринарные препараты. Насколько я знаю, все истинные собаководы больших денег не имеют. А те, кто пытается делать на собаках голый бизнес, обычно терпят крах. Без увлечения, без любви в нашем деле ничего путного не получится. А любовь разве можно мерить деньгами? 

Сергей ИВАЩЕНКО 
Кочубеевский р-н, Ставропольский край
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 4 от 23.01.2019 под заголовком: «Их фамилия – Кристен Брунон»
+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров