Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Успешная утиная ферма с нуля

+1
0
-1
Автор: admin
вт, 25.07.2017 15:19

Городской парень переехал в село и открыл утиную фабрику с инкубатором на 100 тысяч яиц.

Когда мечта подкреплена силой воли, упорным трудом всей семьи, господдержкой, то хоть что-то точно сбудется. Как думаете, может ли сегодня рядовая сельская семья – не занимавшая должностей в колхозах, не «чьи-то» родственники – создать собственное производство? Чаще бывает другое: земля в виде пая есть, дом, хозпостройки, покос есть, а в сарае пусто, и сельский житель ездит на работу в город, продаёт свой труд за 12-15 тысяч в месяц. 

Дело

Семье Лаврентьевских из села Колодези Миллеровского района, казалось бы, именно второй вариант был уготован судьбой: глава семьи, Сергей Лаврентьевский, был городским парнем, и только когда познакомился с домашним хозяйством тестя с тёщей, узнал, как птенец из яйца вылупляется. Но преимущества сельской жизни оценил, заинтересовался, и они с Натальей, закончившей Россошанский сельскохозяйственный колледж, осели в Колодезях, завели своё хозяйство.

– Лет десять мы копили на то, чтобы купить хоть какую-то производственную базу, – рассказывает Наталья Лаврентьевская. – И свиней дома выращивали, и много чего ещё перепробовали. Выбрали уток. Первый инкубатор у нас был на сто яиц. Потом купили бывший колхозный коровник в полуразрушенном состоянии, починили. С этого и начали свою фабрику… 

Сейчас у Лаврентьевских производство утят и цыплят-бройлеров в трёх местах. В хуторе Козыри родительское стадо в недавно построенном помещении производит яйцо. Там же делают комбикорм по собственным рецептам. Из инкубатора на 100 000 яиц (мощность которого можно увеличить в два раза) птенцов перевозят на подращивание, а оттуда они едут либо на птицефабрики, с которыми у Лаврентьевских заключены договоры поставок, либо на рынки, где их покупают граждане для личных подсобных хозяйств. Машины с утятами из Колодезей можно увидеть на рынках севера Ростовской области и юга Воронежской. 

Рядом с восстановленным и превращённым в птичник бывшим колхозным коровником теперь стоит ещё одно производственное помещение, построенное своими руками. А в центре Колодезей уже полгода торгует их собственный продовольственный магазин.

Дети

Производственные помещения в Колодезях мне показывала Маринка Лаврентьевская. Девочка перешла в четвёртый класс. Она не городской ребёнок, у которого только куклы, айфон и наряды на уме. Марина отлично знает всё семейное производство, и родители нередко оставляют её на фабрике за старшую, когда уезжают на рынок. 

– У нас уже есть название – «Империя», – поделилась со мной Маринка. 

Вот так, ни больше ни меньше.

Старший сын, Саша, хоть на тракторе с погрузчиком, хоть на комбикормовом производстве, хоть с утками – мастер на все руки. И что такое вставать в три часа ночи и собираться на рынок, он знает с детства. Сейчас парень закончил Миллеровский филиал РГЭУ, получил диплом менеджера. Но это не менеджмент в офисе за компьютером – по факту, он рабочий-универсал на семейной фабрике. И младший, Серёжа, которому только восемь лет, дни свои летние проводит за работой – помогает собирать яйцо, даёт птицам корм и страстно мечтает ездить на тракторе. Не просто мечтает – уже пробовал, и у него получается. Пока, правда, по двору производства в Козырях. 

Кому-то, может быть, покажется, что дети Лаврентьевских лишены нормального детства. Ну там, рыбалки, игр в войнушку и прочих забав. Вместо этого подъём ни свет ни заря и за работу, почти наравне со взрослыми. Они и в самом деле устают больше, чем другие дети, но и знают, и умеют больше. И главное, знают, что не встать рано и не сделать то, что должно быть сделано, нельзя. Это едва ли не самое важное знание по сегодняшним временам. Так что детство у них есть, просто оно другое. Более серьёзное, что ли. Поэтому когда Марина говорит, что хочет стать врачом, я даже не сомневаюсь – станет, если сама не передумает. С такой-то трудовой закалкой!

Утки

Саша, старший сын Лаврентьевских, показывает маточное стадо уток – крепкая, здоровая, взрослая птица. 

– Это башкирская порода уток. Видите – тут и белые, и серые, и голубые, и даже цветные башкирки попадаются. Похожи на пекинских, особенно белые, но это не пекинские. В этих меньше жира, они ближе к диким, мясо диетичнее. При правильном кормлении яйценоскость рекордная, а нам от этого стада именно яйца и нужны. Мы не сами выбирали породу. Поскольку птенцов покупают птицефабрики, мы подстраиваемся под их требования. Но тут совпало: башкирская порода отличается тем, что утки – хорошие мамы, охотно садятся на яйца. Поэтому если кто дома разводить птицу собирается, берут у нас на племя. Выращивают птенцов и лучших оставляют. Мы постоянно обновляем родительское стадо, чтобы инбридинга не было. Вот сейчас отец как раз поехал в Башкирию за новой партией. Это, конечно, затраты, но иначе утята будут некачественные, на этом нельзя экономить.

– А на мясо у вас взрослых покупают?

– Да бывает, наверное. Утка по 250 рублей, в ней 3-4 килограмма, получается рублей по 70-80, почему и не покупать. Но самому вырастить выгоднее, если есть хоть какие-то условия – эти утки корма требуют немного, траву хорошо едят, и неприхотливы, могут обойтись без водоёма. 

Удачи

Три года назад семейное производство Лаврентьевских получило финансовую поддержку государства – грант по программе поддержки фермеров – 6 миллионов рублей. «Крестьянин» писал об этом в октябре 2015 года. Почему из многих претендентов выбрали именно их, осталось загадкой, но ростовские чиновники не ошиблись, деньги попали по назначению. Только благодаря этой помощи они купили трактор, создали собственное кормопроизводство, приобрели новый инкубатор и вообще сделали большой шаг в развитии фабрики.

– Раньше мы покупали комбикорма разных производителей, – говорит Наталья Ивановна, – но ни один нам не подходил в полной мере. Делать собственный комбикорм не просто дешевле, тут мы подбираем такой состав, на котором именно эти утки растут лучше всего. Сначала рецепты составляли с ветеринарами, пробовали разные варианты. Не сразу, но нашли такой состав, который нам подходит идеально. Это тоже большая удача. Такого комбикорма нет больше ни у кого. Мы продаём его и тем людям, кто покупает птенцов у нас, и другим. Возим на рынок вместе с птенцами мешки с комбикормом, снабжаем покупателей наших утят, делаем скидки. В чём его преимущество? Помимо того что сам по себе состав более удачный, птица не испытывает стресса от перехода на другое питание у нового хозяина, растёт быстро и не болеет. И мы сразу подбирали оборудование с запасом мощности. В любое время, если понадобится, мы можем производить комбикорма в два раза больше. Раньше или позже птицеводы «распробуют», заметят, что на нашем комбикорме птица растёт быстрее и лучше, производство придётся наращивать, а мы к этому уже готовы.

Мечты

Всякий крестьянин мечтает о полном цикле производства. Даже если не говорит об этом – ерунда, в тайне всё равно мечтает. Это логика развития сельского хозяйства вообще – по крайней мере, в нашей стране. 

– Нам бы гектаров 400 своей земли… – Саша Лаврентьевский тоже мечтает о развитии. – Когда начинали своё кормопроизводство, фуражная пшеница была по три рубля, сейчас – по семь! 

Но землю, как сказал остроумный Марк Твен, больше не производят. В Миллеровском районе то же, что и везде – господство агрохолдингов, скупивших или арендовавших всё, что хоть как-то пригодно для выращивания зерна. Казалось бы, такая простая мечта – человек живёт на этой земле и хочет выращивать на ней нужный продукт, – а может оказаться несбыточной. 

Но так, чтобы совсем не развиваться, тоже не бывает. Лаврентьевские постоянно ищут новые варианты бизнеса. Утки хорошо идут, но они добавили бройлеров. Гусей тоже пробовали, в материнском стаде и они присутствуют, но с гусями не заладилось что-то – нужно для них отдельный цех создавать. Это остаётся пока в статусе мечты. Мечтают увеличить количество машин для торговли на рынках. Плюс не полностью ещё развита территория. Птица-то водоплаваю­щая, а плавать негде. 

– Я хочу выкопать им пруд вон там, – Саша показывает рукой в сторону низинки. – В августе, когда перестают нестись, пусть плавают. 

Это мечты реальные. И хорошо, что вот таких, сбыточных вариантов тоже достаточно. Можно мечтать о собственном консервном производстве, пошиве пуховиков из утиного пуха – это если пойти дальше продажи утят, дополнить её выращиванием взрослых уток на мясо и пух. Можно мечтать построить на трассе М-4 ресторан. Мечта – это двигатель прогресса и причина возникновения промышленных империй. Когда она подкреплена силой воли и упорным трудом всей семьи. А если ещё и везением в форме господдержки, то хоть что-то точно сбудется. Может быть, это и в самом деле начало империи. 

Сергей МАЛАЙ
Миллеровский р-н, Ростовская обл.
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 30 от 36.07.2017 под заголовком: "Начало империи"
+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров