Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → «Король помоста», «рыцарь штанги» Давыд Ригерт выращивает овец и уток

+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
чт, 27.07.2017 10:41

Давыда Ригерта помню с детства. Тут, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Ну, про несчастье, конечно, крепко сказано – просто в то время существовало у нас всего две программы телевидения, а завершалось вещание полуночными новостями. И лишь иногда во время Олимпиад или мировых чемпио­­натов трансляции продолжались и позже. Вот так, не имея выбора, подсели мы с сестрой «на спорт». Изначально выступления штангистов нас мало интересовали. Но оказалось, это занятно. Особенно когда на помост выходил харизматичный Давыд Ригерт. Лёгкий поклон, отточенность движений – и вес взят. Каждый выход – миниспектакль. Волевое лицо, божественно сложён… Экран любил Ригерта, а он давал повод показывать его: олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира, девятикратный чемпион Европы, на личном счету 63 мировых рекорда.

Сейчас программ на телевидении не пересчитать, и современных тяжелоатлетов я не знаю. Но вот в новостной программе мелькнуло знакомое лицо. Региональный телеканал поздравлял Мастера с 70-летием. Давыд Адамович легко, как когда-то штангу, поднимает копну сена на вилах. На его ранчо Давыдовка под сотню овец, поясняют за кадром фермерское увлечение спортсмена. Так это ж стопроцентно наш, «Крестьянский» герой, а мы и не знали.

Встреча несколько раз откладывалась: то был занят Давыд Адамович, то в редакции возникали проблемы с транспортом. Наконец всё совпало. Едем. Хмурое утро нынешним летом не в диковинку. По дороге звонок:

– Уже едете? Может, вернётесь? У нас тут ливень, дорогу развезло, если машина не вездеход, застрянете.

Хотелось, конечно, увидеть Давыдовку своими глазами. Но главное ведь сам хозяин. Договорились, что подъедем в Таганрог в Академию тяжёлой атлетики им. Д. Ригерта.

– Жаль, что не на ферме, – сетую при знакомстве.

– Да ну какая там ферма: микро-микро, – поясняет Давыд Адамович, – я и телевизионщикам говорил, что не фермер я. Это так, личное подсобное хозяйство. Всю жизнь мечтал кусок земли иметь. Десять лет назад подвернулось как раз – распродавалась часть муниципальных земель. Аукцион всего в три шага был. Немного желающих нашлось на неудобья – 12 га заросших оврагов.

Барон – крестьянский сын

В интернете о Давыде Ригерте сведений хватает: и о спортивной карьере, и родословная в подробностях. История, как дочь барона Рудольфа Горна Елизавета полюбила Адама Ригерта – сына управляющего, достойна шекспировского пера. Но описать их реальную жизнь под силу только советскому писателю, другому не разобраться в коллизиях того периода. Местные крестьяне барона уважали и готовы были, наверное, и защищать его. Тем более что прогрессивный землевладелец перешёл на сторону новой власти и помогал ей в военном строительстве. Расстреляли бывшего офицера залётные красноармейцы. Свою чашу горя испили сполна и родители Давыда, несмотря на то что союз их оказался благословенным. Честно жили они крестьянским трудом. Но в лихую годину это не спасло немцев по происхождению от высылки в Северный Казахстан. А глава семьи и вовсе загремел за Урал на каторжные работы. В селе Нагорном Кокчетавской области Давыд и родился. Он был шестым ребёнком среди девятерых сестёр и братьев.

Дедом, царским полковником, Давыд Адамович явно гордится, отмечая такую деталь, что ни одного бунта в его имении не было. На фотографии, что удалось сохранить матери, офицерские погоны у деда закрашены. Не каждому улыбается счастье познать историю своего рода. Ригерту повезло найти истоки даже в Германии. Но корни свои считает крестьянскими.

– В начале 1970-х годов, когда я стал выходить на большой круг, была статья такая: «Давыд – крестьянский сын».

С малых лет усвоил крестьянский сын отцовский урок: «Не пищать. Не скулить. Не жаловаться». Как же часто потом девиз этот помогал не сломаться. Трудиться начал рано. Наравне со взрослыми поднимали целину дети. С 11 лет Давыд возил на быках хлеб с полей, а чуть позже сел и на трактор. Жилось многодетной семье нелегко. Часто мальчику приходилось оставлять занятия и идти в колхоз на заработки. Благо, на учёбе это не сказывалось. Старшие сёстры научили малыша читать и писать в пять лет, летом ещё до начала занятий успевал проштудировать наперёд все учебники. С немецким, разумеется, проблем не было. Правда, вперемешку с пятёрками стояли колы – за то, что дерзал поправлять учительницу.

«Полевая академия» Ригерта

Это сегодня у Давыда Адамовича собственная школа тяжёлой атлетики, в которой трудятся тренерами два младших сына, Денис и Владислав. Из скромности основатель не дал своему детищу оценки. Но объективно в России это лучшая школа, а два десятилетия назад, на период создания, была ещё и единственной в стране. Помимо тренировочной базы здесь есть вся инфраструктура: гостиница, в которой можно разместить единовременно до 70 человек, столовая, кухня. Одно время были даже классы, где юные спортсмены занимались с приходящими учителями, чтобы не отставать от школьной программы. Кухне Давыд Ригерт уделяет особое внимание – продукты завозятся только от проверенных поставщиков. Все блюда сбалансированы для спортсменов. Поэтому в Таганроге так любят тренироваться не только российские штангисты, но и иностранцы. Группка австралийцев, проходя мимо, поприветствовала кумира по-русски. Они уже второй раз на базе и немного выучили язык.

Самому Давыду мечтать о таких тренировках не приходилось. Рос он сильным и ловким. Всё давалось легко: быстро бегать, далеко прыгать, боксировать. Но когда школьный учитель продемонстрировал технику поднятия штанги, этот вид спорта захватил безраздельно. Первый свой снаряд смастерил из лома и противовесов для комбайна. Качался самостоятельно, по крупицам собирая советы из книг. А уже в армии посчастливилось служить в спортроте. Так, начав регулярные тренировки в 19 лет, в 23 Давыд попал в сборную СССР.

Из армии поехал не на Кубань, куда семья смогла вернуться после казахстанской ссылки, а в город Шахты, где судьба свела его с великим тренером Рудольфом Плюкфельдером.

Один из тысяч

Тренер многое дал подопечному. Но и Давыд принёс немало и в копилку наставника, и в развитие мирового спорта. Он первым ввёл в практику двухразовые тренировки в день. Коллеги отнеслись к инновации со скепсисом. Однако время доказало эффективность революционной методики.

Давыд Ригерт оказался не только одарённым спортс­меном, а и талантливым тренером. Что совпадает редко. 

– Часто бывает, что тренер тренером, а воспитатель отдельно.Тогда толку не будет. Если тренер не воспитатель, он человека может испортить. Тренер должен быть психологом в первую очередь. А человеческая психология – не спортивная. Вот если вникнешь в эту профессию, тогда её полюбишь. А чтобы полюбить, надо увидеть результаты своего труда.

В своё время олимпийский чемпион был тренером сборной страны. В смутные переломные годы пробовал наладить строительное дело.

– Пытался изображать бизнесмена: где удача, где неудача. Ну, выживать надо было. Конец восьмидесятых – девяностые. И как-то отвлёкся от проблем, как глянул: ёлки-палки, я – олимпийский чемпион, а дети – ну дистрофики. Устроился тренером в «Котельщики», детей туда. И пошло, пошло, пошло. Через полгода за Денисом весь класс подтянулся. Он на глазах стал выправляться. То есть штанга фигуру ставит что надо, пацанам особенно. Каждый кулик своё болото хвалит. Но в тяжёлой атлетике – это один из редких видов спорта, который даёт всестороннее развитие. Это кажется: железяку на пузяку – ума не надо. У нас все движения симметричны. Приходят сколиозники, взрослые люди с какими-то изменениями скелета и выправляются.

«Дистрофики» Ригерты-младшие «довыправлялись» до мастеров спорта международного уровня. А отойдя от выступлений, сосредоточились на тренерской работе, к которой у них оказался наследственный талант. Тренируют, читают лекции. Есть у них перспективные ученики, но получатся ли из них олимпийские чемпионы, не загадывают.

– Олимпиада – это, скажем так, уровень уже небожителей. Даже не один на тысячи. В эту ниточку нужно попасть. В спорте многое от склада зависит: кому что дано. Если то, что в тебе природой заложено, совпадёт с тем, что в свой вид спорта попадёшь, с тренером повезёт – очень много звёзд должно сойтись, чтобы у тебя появился мизерный шанс, хотя бы иллюзия, что твои желания могут сбыться, – спокойно рассуждает младший Ригерт – Владислав.

Частный заказник

Надежда Викторовна, в прошлом тоже спортсменка, метательница копья, характером не слабее мужа будет. Потому и доверяет он ей, что знает: во всём может положиться, а если какие-то начинания жена принимает с недоверием, значит, проверяет. Выдержал натиск вопросов – дело выгорит. От покупки земли, кстати, супруга она не отговаривала. Вместе поехали смотреть будущий «райский» уголок. Мало кто мог рассмотреть его в том запущенном участке. Но приложили руки, расчистили родники, построили домик, посадили сад, развели огород – и получилась отличная усадебка. Ухаживать за овцами, курами, утками Давыд Адамович за тяжёлый труд не считает, привык к этому с детства, любит животных. И они это чувствуют. Дикие утки, возвращаясь с юга, находят приют на живописном озере в Давыдовке, половина из них остаётся здесь и на зимовку. Зайцы, лисы, ёжики, прочая живность спокойно чувствует себя под защитой хозяина. Он знает все их норы, гнёзда, лёжки. 

– Доходов от «фермы» никаких, наоборот, одни расходы – зерно покупаю фазанов кормить, – смеётся Давыд Адамович. – Но душой отдыхаю. У меня и личный психотерапевт там есть – лошадь Милка. К жене меня ревнует страшно, может даже лягнуть слегка. Надежда ругается: «У, колбаса!» Но любит её не меньше.

На картах Давыдовка не отмечена, но её хорошо знают друзья семьи, коллеги. Расслабляться на природу приезжают приятели-рыбаки. Сам хозяин не пристрастен ни к рыбалке, ни к охоте. И признаётся, что ни разу в жизни не стрелял в сидящую на воде утку. Это не спортивно, считает, и неблагородно, разве что голод заставит. У птицы должна быть возможность улететь от пули. Удивительно, но даже рыбы знают Ригерта по голосу. Был случай, когда приятели тщетно пытались поймать хоть что-то. Не шла добыча на крючок. Появился хозяин, позвал: «Рыба, рыба, рыба, рыба!» – и забурлила вода стаей рыб.

До ближайшего населённого пункта пять километров. 

Поэтому обустраивать всё пришлось с нуля. Сами расчищали дорогу, строили дом. Обсчитали – тянуть электролинию нерентабельно, и оснастили жильё солнечными батареями. Их энергии хватает на освещение, и на работу насоса, и на бытовую технику, ещё и впрок аккумулируется. Вода из скважины качеством оказалась не очень, зато родниковая – живая и вкусная. Сад смешанный – «эсперанто», как пошутил землевладелец, «всех национальностей». Что-то сажали сами, какие-то деревья выросли от косточки, брошенной охотниками. 

В Давыдовке любят гостить внуки. Их пятеро. И, как признаётся Ригерт-старший, к внукам действительно отношение иное, чем к детям, их жальче. Но всё равно и третье своё поколение учит легендарный дед: «Не пищать. Не скулить. Не жаловаться».

Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 30 от 36.07.2017 под заголовком: «Земля небожителя»
+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров