Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Чей удел - животноводство? Инфографика по результатам Всероссийской сельхозпереписи - 2016

пн, 22.10.2018 15:33

На прошлой неделе Росстат опубликовал очередной том итогов ВСХП-2016. Он посвящён животноводству. Статистика не обрадовала: за две пятилетки в Ростовской области вполовину сократилось поголовье свиней, Кубань потеряла треть КРС, а в Ставропольском крае крупные предприятия вырезали 65% овец и коз. Показываем в инфографике главные тенденции.

Корову-кормилицу сменил бык-копилка

Те, кто следил за публикациями Agrobook.ru о Всероссийской сельскохозяйственной переписи, заметили, что, когда речь заходит о численности (хозяйств, трудовых ресурсов, подворий) – жди слова «сокращение». К сожалению, не обошла эта тенденция и скотоводство на юге России. Кубань, как видно из графика, потеряла больше трети поголовья КРС, Ставрополье - 10%. Ростовская область - нарастила поголовье, но незначительно.

"Под нож" в основном шёл молочный скот. Ростовская область потеряла 21% молочного поголовья, Кубань - 32%, Ставрополье - 36,5%.

 

В Ростовской области основные потери молочного стада пришлись на крупные и средние сельскохозяйственные организации. Их убыток - 86,5 тысяч голов! Потеря, которую не смогли компенсировать малые сельхозорганизации или фермеры. В хозяйствах населения коров тоже стало меньше.

Аналогичная ситуация в Краснодарском крае, где в 2006 году две трети молока производилось крупными сельхозорганизациями. Поголовье в 2016 году уменьшилось на 38%. ЛПХ тоже отказываются от молочного скота.

В Ставрополье молоко производилось в основном в ЛПХ. Поголовье в них сократилось на 42%.

То, что население отказалось от коров, было ожидаемо: дельцы на молоковозах либо скупали сырец за копейки, либо вовсе не приезжали, мотивируя длинным плечом доставки. Кооперация и собственная переработка шли со скрипом, к тому же тормозил процесс низкий спрос на молочные продукты. Не стоит забывать и про «человеческие» процессы: часть сельского населения уехала в города, другая, что осталась, постарела.

Упавшее знамя могли бы подхватить фермеры, но они не спешили вкладывать средства в молочное производство. Во-первых, из-за недостатка самих средств; во-вторых, из-за опасений, что вложения не окупятся.

Тем не менее, основная часть молочного поголовья Дона и Ставрополья по-прежнему сосредоточена в хозяйствах населения.

Для наглядности "совместим" поголовье всех трёх регионов:

Есть ещё одна причина, по которой фермеры не слишком охотно идут "в молоко": слишком хлопотное это дело.

– В молочном скотоводстве как в армии: подъём, тревога и надо бежать: то свет вырубили, то вода зимой замёрзла, то дорогу замело. Животное есть животное – не трактор, который заглушил и пошёл отдыхать, – говорит глава успешной молочной фермы в Павловском районе Василий Ляшенко.

Василий Ляшенко уверен: молочное скотоводство может принести большую прибыль по сравнению с мясным скотоводством, но и труда требует большего.

– Откорм скота вообще нельзя считать животноводством, – говорит Ляшенко. – Это работа для женщин перед декретным отпуском или для инвалидов.

Впрочем, статистика показывает, что население и КФХ решили идти именно по пути наименьшего сопротивления - и отдали предпочтение не молочному, а мясному скоту.

На графике видно, что мясное скотоводство в это время переживало настоящий бум.

Посмотрим, кто именно ринулся откармливать бычков.

Драйверами роста с основном становились именно крестьянско-фермерские хозяйства и ЛПХ.

Действительно ли мясное скотоводство настолько привлекательно по сравнению с молочным, мы поинтересовались у председателя колхоза имени С.Г. Шаумяна Хачатура Поркшеяна (Мясниковский район Ростовской области). СПК занимается в основном молоком – считая его более прибыльным, но в то же время и от мясного направления отказываться не собирается. Хачатур Мелконович объяснил, что мясное скотоводство, в принципе, тоже рентально - если исключить из подсчётов так называемую "выбраковку" (когда на мясо идёт непродуктивное молочное стадо). Но обоими направлениями хозяйство занимается по-другой причине - не ради прибыли, а ради зарплат.

– Маточное поголовье (1400 голов – самое большое в регионе) ежегодно приносит 700 бычков. Их нужно либо ставить на откорм, либо реализовывать.ы пробовали частично продавать, но эффект был, скорее, отрицательным — люди остались недозагруженными, и от этой идеи решили отказаться. Благодаря животноводству мы сохраняем рабочие места и успокаиваем себя тем, что остаётся навоз. Мы в год до 30 тысяч тонн навоза вносим на поля, и успех в растениеводстве во многом связан именно с этим, - объяснил Хачатур Поркшеян.

Повальное увлечение мясным скотом Хачатур Поркшеян объяснил тем, что население, откармливая бычков, вкладывает в них деньги, как в копилку – чтобы, когда придёт время, забить животное и выручить деньги на нужды семьи.

На графике хорошо видно, что молочное скотоводство уступило свои позиции в пользу мясного во всех трёх регионах.

Кубанские сёла зачистили от свиней

Популярность "быка-копилки" отчасти объясняется тем, что у населения отняли возможность использовать "свинью-копилку".

Изъятие животных в связи со вспышками АЧС и пропаганда альтернативных видов животноводства существенно сократили поголовье в регионах. Ростовская область - "минус" 45,6%, Краснодарский край - "минус" 71%, Ставрополье - "минус" 26,4%.

Во всех трёх случаях главными "потерпевшими" были личные подсобные хозяйства. В Ростовской области отказалась от свиноводства фактически каждая вторая семья.

В разгар вспышек АЧС ходили слухи, что "чума" запущена крупными агрохолдингами, чтобы убрать конкурентов в виде населения. На Кубани свиноводство в ЛПХ, действительно, практически прекратилось. Но и урон на крупных предприятиях был значительным.

А вот Ставропольский край, напротив, развил промышленное свиноводство. Но оно, конечно, не смогло компенсировать потери ЛПХ.

 

Где сегодня сосредоточено свиноводство в регионах, показывает следующий график.

Ростовская область, остаётся лидером по числу свиней на личных подворьях.

– Держали и будем держать. Как ещё населению себя прокормить? Разве на наши зарплаты можно жить? Только поросята и спасают, – признался житель Кутейниковского поселения Чертковского района Ростовской области.

Гусь овце не товарищ

Дополнительный доход фермеры и население трёх аграрных регионов черпали, помимо откорма бычков, в мелком рогатом скоте. Поголовье овец и коз в крупных сельхозорганизациях снижалось – что открыло нишу для малых хозяйств.
В Ростовской области фермеры и ЛПХ фактически «монополизировали» отрасль.. На долю сельхозорганизаций теперь пригодится всего 5% стада.

То же самое - на Ставрополье. 

Кубань, конечно, обладает гораздо меньшим стадом овец и коз, но в целом продолжила тенденцию.

Счастье селян и фермеров в том, что в России практически нет промышленных ферм, производящих баранину. Потому что в иначе блеющее стадо в небольших хозяйствах было бы заметно меньше.

Так произошло, например, с птицеводством. Статистика 2016 года показывает, что фермерам войти в этё отрасль практически нереально. Птиц держат либо крупные фабрики, либо население.

– Конкурировать с крупными холдингами невозможно, рентабельность совсем другая, – поделился фермер, которому пришлось прекратить бизнес по разведению индейки.

В Ростовской области поголовье птицы делится практически поровну между крупными холдингами и ЛПХ. На Кубани и Ставрополье холдинги нарушили этот баланс в свою пользу: в Краснодарском крае соотношение 60% на 40%, в Ставропольском – 72% на 2%.

– Монополисты выросли на субсидиях, а нам, фермерам, никто ничего не давал, развивались на самовыживаемости, – говорит фермер-птицевод из Курганинского района Краснодарского края Николай Поздняков. – Многие селяне держат птицефабрики, но не афишируют их и не ставят на учёт. Система налогообложения и санитарные требования – одинаковые и для огромных комплексов и для маленьких птицефабрик – не способствуют тому, чтобы выходить из тени. Доходность птицеводства для фермера сегодня определяется политикой монополистов. Когда они поднимают высокую цену, люди едут к нам.

Что будет с животноводством в личных подсобных и фермерских хозяйствах в следующую десятилетку? Ответ на этот вопрос зависит от многих составляющих: потребительского спроса, цены на корма, импортных поставок продовольствия и, конечно, господдержки.

В марте этого года в журнале «Вопросы государственного и муниципального управления» вышла статья кандидата экономических наук Л. В. Горнина. В ней говорилось, что крупные животноводческие холдинги решают вопрос продовольственной безопасности, но фактически изымают ресурсы из сельских территорий.

– Следствием такого подхода стали обезлюдение села и нищета сельского населения. Кроме того, строительство крупных холдингов часто становится удобным инструментом для вывода средств бюджета из реального сектора экономики как банками, так и самими предпринимателями, – писал Горнин, подчёркивая, что это всё «пагубно влияет на общество».

В конце статьи автор отмечал, что господдержку нужно направлять на развитие малых хозяйств и нацеливаться на развитие сельских территорий – и это даст прорывное развитие животноводства.
То, о чём так долго твердила фермерская ассоциация, наконец дошло и до высшего эшелона власти – автором статьи, как оказалось, был первый замминистра финансов РФ Леонид Владимирович Горнин.

 

+1
0
-1
Комментариев: 1

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Комментарии

Аватар пользователя Владимир Маркович

dvm9183132090@yandex.ru
Предлагаю совместный бизнес крупным животноводческим комплексам в Краснодарском крае по откорму КРС с поголовьем не менее 1000 голов. Гарантируем прирост Ж.М. на средней весовой категории 275 кг. не менее 1,2 кг. в сутки. и рентабельность откорма не менее 30% на кормах по рыночным ценам. С нашей стороны - производство кормов по собственным технологиям (патент на изобретение). Технологии неоднократно проверялись в промышленных условиях. Есть документы по безопасности кормов и мяса от гос. вет. лабораторий и рекомендации от НИИ.

Новости партнёров