Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Ферма капитана: бывший офицер милиции стала успешным кролиководом

+1
+1
-1
Автор: admin
Ферма капитана: бывший офицер милиции стала успешным кролиководом
вт, 05.08.2014 18:09

Чтобы преуспеть в сельхозбизнесе, не обязательно родиться в деревне и с детских лет заниматься крестьянским трудом. Об этом свидетельствует пример индивидуального предпринимателя Валентины Марьиной, хозяйки кроликофермы «Марьин двор» в Красносулинском районе. Валентина Петровна жила в городской квартире, служила в милиции, носила капитанские погоны. Но когда дочери Марьиных выросли, стало ясно: на милицейскую зарплату (которая была тогда) дать им высшее образование в Ростове нереально. 

С этажа на землю

– Поэтому 20 лет назад мы с мужем приняли кардинальное решение – продать свою квартиру в Шахтах и перебраться в частный дом в пригороде, где можно выращивать животных на мясо и подкармливать наших студенток, – вспоминает Валентина Петровна. – Купили на рынке пару кур с петушком и двух крольчат. С этого всё и началось. 

Приоритетное направление сформировалось довольно скоро – кролики. Они быстро размножились. У них, судя по габаритам, была хорошая генетика. Во двор к Марьиным стали заглядывать соседи с просьбой арендовать им весовитого крола, чтобы повязать со своей самочкой. В свою очередь, и Валентина Петровна искала достойных патрнёров своим длинноухим мамашам для обновления крови.

– Когда я оказалась на этой ферме, то увидела объявление: «Продаётся», – продолжает Марьина. – Такой шанс упустить было нельзя.

Однажды эти поиски привели её в предместье посёлка Аюта, где на землях Красносулинского района в помещениях бывшей зверофермы обосновалась большая ферма кролиководческая. Здесь обитали чистопородные белые и серые великаны, калифорнийские, бабочки и даже редкие в ту пору рексы. Правда, всё в малом количестве, всех вместе около полусотни голов. Тогда как сами Марьины держали на своём приусадебном участке уже 200 голов. 

– Когда я оказалась на этой ферме, то увидела объявление: «Продаётся», – продолжает Марьина. – Такой шанс упустить было нельзя.

У Валентины Марьиной чистопородное стадо  Престижные награды 

С хозяйкой фермы у Валентины Петровны состоялся доверительный разговор. Та призналась, что попала в тяжёлое финансовое положение, единственный выход из которого – продажа заложенного имущества и живности. 

– Пообщавшись с хозяйкой, я убедилась, что ей удалось организовать грамотную работу фермы, наладить сбыт крольчатины. Но затем произошёл сбой, от которого никто из предпринимателей не застрахован. 

Ферму пришлось выкупать не у самой хозяйки, а у банка, который продавал объект за долги заёмщицы. Банк согласился на рассрочку, войдя в положение покупательницы, которой предстояло ещё выложить круглую сумму и за электрические долги фермы.  

Кролиководство по старым учебникам

Конечно, многое начинающий кроликовод Марьина на первых порах узнавала от таких же, как и сама, любителей. Но затем села за учебники.

– В современных заумных книжках по кролиководству ничего не поняла, – признаётся Валентина Петровна. – Стала спрашивать старые справочники у дачников, селян. Из них почерпнула доходчивые сведения по содержанию, разведению, откорму зверьков. 

Кролиководство настолько увлекло Валентину и Михаила Марьиных, что супруги проводили на ферме сутки напролёт. Зимой, случалось, застревали здесь на целую неделю. Это когда запуржит и по дороге не проехать. В бытовке при ферме сложили печку, которая стоит по сей день, согревая хозяев в холода.

На этой базе встретили два Новых года, отмечали с друзьями дни рождения «без галстуков» – кепки, купальники, шлёпки. Купаться есть где – неподалёку от фермы два пруда с чистой проточной водой.

Кролиководство настолько увлекло Валентину и Михаила Марьиных, что супруги проводили на ферме сутки напролёт

– На территории фермы была пробурена артезианская скважина глубиной больше сотни метров с отличным дебитом – семь кубометров в час. Начитавшись книжек, повезла воду в лабораторию на обследование. Ведь кроликам нужно только чистое питьё. Оказалось, вода идеальная по составу. Такую и людям лучше пить, чем водопроводную. С тех пор всю купорку на зиму мы здесь делаем.  

От дома до фермы было 35 км, и супруги это расстояние преодолевали по два раза на день. В конце концов надоело мотаться, продали свой дом и купили рядом, в Аюте. 

Обед для семьи

У купленной фермы была мясная специализация. Поголовье откармливали до стандартных 1,5-1,7 кг и отправляли потребителям в дальние города. По накатанному пути пошла на первых порах и Валентина Петровна. Поскольку разорившаяся ферма не могла удовлетворить запросы крупных заказчиков, продавать мясо решили на рынке в Шахтах, поставив за прилавок свою родственницу. Вкусы местных покупателей заметно отличались от столичных.

Худосочные полуторакилограммовые тушки они обходили стороной, отдавая предпочтение упитанным экземплярам весом 2,2-2,5 кг, из которых можно приготовить хороший обед для всей семьи. На такой показатель переключились и Марьины: запросам покупателей надо соответствовать. А позже выяснилось, что и ресторанам интересны именно эти мясистые тушки.

– На рестораны я вышла благодаря своей дочери, которая выучилась на маркетолога и сейчас работает доцентом в санкт-петербургском университете, – поясняет Марьина. – Она подготовила мне визитки и помогла открыть сайт в интернете. 

Именно визитки сыграли ключевую роль в расширении пула заказчиков на первом этапе, считает собеседница. Она отправлялась в Ростов и оставляла свои реквизиты во всех подряд заведениях на левом берегу Дона, где сконцентрирована зона отдыха горожан. Старалась не пропускать выставки домашней живности, раздавая визитки и там. И клиенты появились. Особенно много заказов было под Новый год, когда большой город забывал про диеты и объедался на корпоративах.   

Под занавес года Марьины старались подготовить самые крупные продажные партии. Обычно для этого скрещивали особей разных пород, что давало хороший привес живой массы. 

– Скрещивать следует не всех подряд, а только определённые породы, тогда толк будет, – замечает Валентина Петровна. – Скажем, хороший результат получаем, когда вяжем самку-бабочку с белым великаном. Бабочки плодовитые и заботливые мамы, а белые великаны крупны, устойчивы к болезням. Их скрещивание даёт высокий выход мяса. Но потомство от такой пары уже не оставляем на племя. Это нарушит чистоту породы.

Параллельные линии

А чистоту породы Марьины терять не хотели. Больше того, они стали замечать, что покупатели к ним всё чаще приезжают именно за породистыми самочками и самцами для разведения или для обновления уже существующего стада. В кроликах многие селяне увидели замену проблемным свиньям, подпадавшим под карантин по АЧС и обречённым на костёр. При этом цену за живых великанов и калифорнийцев давали заметно большую, чем за их мясо. Даже недавно отнятые от матери крольчата стоили хорошие деньги. Впрочем, так и должно быть при реализации племенной живности.

Спрос в сочетании с выгодами и в данном случае заставил Марьиных поменять ориентиры. Они вплотную занялись улучшением породных линий. В племенном деле есть ряд тонкостей. Оно включает ведение родословной, обновление поголовья, ради чего приходится завозить хороших производителей порой за тысячи километров, и многое другое. Скажем, Валентина Петровна держит по несколько линий даже одной породы, что позволяет любому начинающему кролиководу прямо здесь, в «Марьином дворе», сформировать для себя готовое племенное стадо, в котором нет родственной крови.

Поскольку Марьиным теперь важнее не число, а качество четверолапого потомства, крольчат оставляют с мамой до двухмесячного возраста.

Как раз в день нашего приезда Валентина Петровна с мужем Михаилом Валентиновичем занимались такой заявкой для фермера из Боковского района, который заказал в «Марьином дворе» сразу 45 самок и 10 самцов племенного ядра.    

– Кроликам, которые предназначены для разведения, очень важно создать комфортные стартовые условия, ведь всё начинается с детства, – убеждена Валентина Марьина.  

Ради «комфортного детства» лопоухих малышей Марьины отказались от уплотнённого окрола, который позволяет новорождённым крольчатам находиться с мамой один месяц, после чего крольчихе дают двухнедельный отдых и снова спаривают. А месячные крольчата тем временем отправляются в самостоятельное «плавание». Такой метод широко используют приверженцы мясного направления, заинтересованные в ежегодном получении максимальной численности зверьков для откорма. 

Поскольку Марьиным теперь важнее не число, а качество четверолапого потомства, крольчат оставляют с мамой до двухмесячного возраста. То есть наряду с грубыми кормами они продолжают получать всё это время целебное материнское молоко, что позволяет заложить крепкий иммунитет племенного стада.

По примеру кукушки

Директор «Марьиного двора» Валентина Марьина не приветствует чрезмерно плодовитых самок. Если в помёте 12-13 крольчат, это головная боль, признаёт она. Такую ораву самка не выкормит, а если и выкормит, то получатся хиляки, которым в племенном стаде не место. 

– Занимаюсь «кукушкованием»: оставляю под родной матерью восемь-десять малышей, а «лишних» пересаживаю к другой крольчихе, которая принесла всего двух-трёх крольчат. Процедура эта сложная и не дающая гарантированный результат. Удаляю приёмную мать из маточника, натираю руки полынью, а мордочки «переселенцев» пачкаю какашками из нового гнезда и подкладываю к «сводным братьям и сёстрам».  

«Кукушкование» возможно лишь в том случае, подчёркивает Валентина Петровна, если крольчата в обоих гнёздах появились на свет одновременно или с разницей не более трёх дней. В противном случае «приёмная мать» заметит подвох и изгонит переростков из гнезда. Впрочем, иногда крольчиха способна унюхать и обречь на гибель даже подкинутых ровесников её малышей.

Словом, Марьины сегодня предпочитают малодетные семьи, когда у самки рождается 5-7 крольчат, и им обеспечено полноценное питание. Именно такой теперь средний помёт в родилках фермы «Марьин двор».  

Продавать племенной молодняк Валентина Петровна начинает с трёхмесячного возраста. Это провакцинированные от основных болезней кролики, способные жить самостоятельно. 

– Первую продажную партию формируем из самых крупных крольчат, с плотным шерстяным покровом, – говорит Валентина Петровна. – А остальных рассаживаем по клеткам — самцов по одному, самочек по двое-трое и даём им ещё месяц, чтобы проявить себя. За этот дополнительный срок снова выделяются лидеры, отвечающие стандартам чистопородного молодняка. Они тоже идут на племпродажу. А оставшихся, обычно это 30% от помёта, отбраковываем и направляем на откорм, чтобы реализовать затем на мясо.

Директор «Марьиного двора» не меняет прейскурантов в зависимости от породы кролика. Считает, что её затраты на разведение и юных великанов, и юных бабочек примерно одинаковы. Цена меняется в зависимости от возраста поголовья. Трёхмесячные кролики расходятся по 1 000 рублей за экземпляр, а половозрелые самцы и самочки (возраст 5,5-6 месяцев) — за 2000-2500 рублей.

В ветаптеку со льдом

Марьины стремятся не лечить кроликов, а предупреждать их болезни. Это особенно важно, если учесть, что некоторые хвори ушастых смертельно опасны и способны буквально за сутки выкосить всё поголовье фермы.

– Поскольку крольчата находятся под маткой два месяца, а молоко крольчихи – лучший защитник от болезней, к вакцинации приступаем, когда малышам исполнилось полтора месяца и они стоят на пороге самостоятельности, – отмечает Михаил Валентинович. – Первая прививка – от мексоматоза, проще говоря – от комара.  В результате укусов этого насекомого кролик покрывается шишками и выживает редко. Лечить антибиотиками можно, но дорого. К тому же даже после успешного лечения кролик остаётся носителем инфекции. Поэтому предпочтительнее вакцинирование. Мы испробовали разные вакцины. Остановились на препарате «МК» покровского завода. Вакцины этого производителя эффективны и недороги. Правда, требуют определённого температурного режима. Летом, например, ездим за ними на базу ветснаба в Шахты со льдом в термосе. Высокая температура способна погубить вакцину.   
Прививку от мексоматоза повторяют в возрасте 4,5 месяца, а взрослым самцам и самкам проводят ревакцинацию ежегодно. 

От сильного поноса, который изнуряет кролика, заставляет отказаться от корма, Марьины придумали собственное эффективное средство, создающее в кишечнике животного кислотную среду, которая убивает вредные микробы. Это средство – яблочный уксус, сильно разбавленный водой.

Кроме того, в двухмесячном возрасте крольчат прививают от геморрагической лихорадки, от которой, по выражению хозяйки фермы, «нет спасу». А затем тоже ежегодная ревакцинация. Вакцину используют тоже покровскую – «ВГБК».  

– Двухмесячные крольчата у нас полностью переходят на грубые корма. А это – риск кишечных заболеваний. Чтобы предупредить вздутия и понос, пропаиваем «подростков» байкоксом, а также периодически пропаиваем бледно-розовым раствором марганцовки, – продолжает Валентина Петровна.      

От сильного поноса, который изнуряет кролика, заставляет отказаться от корма, Марьины придумали собственное эффективное средство, создающее в кишечнике животного кислотную среду, которая убивает вредные микробы. Это средство – яблочный уксус, сильно разбавленный водой.

– Используем только натуральный яблочный уксус и только в стеклянных бутылках, – обращает внимание Марьина. – На ведро воды – две столовых ложки уксуса. Это первоначальная доза. Через две недели долю уксуса на ведро увеличиваем до трёх ложек, ещё через две – до четырёх. Это даёт хороший результат.

С ушным клещом, который попадает в клетки вместе с травой и сеном, опытные кролиководы Марьины тоже расправляются по-своему: обрабатывают покрытые хлопьями уши бензилом бензоатом, что продаётся в обычной (людской) аптеке.  

– Конечно, есть хороший спрей для лечения этой болезни, но он стоит заметно дороже, – обосновал предпочтение Михаил Валентинович.

Словом, девиз супругов Марьиных: болезни кроликов лучше предупреждать, а если уж пришлось лечить, то лекарства подбирать с оглядкой на ценники.

Какой корм для кроликов лучше

Финансовые соображения приоритетны и при выборе меню для кроликов. 

– Мы испробовали комбикорма разных производителей. Остановились на продукции азовского завода, – рассказывает Валентина Петровна. – В нём хорошее сочетание всех необходимых компонентов. Но и от этого корма в итоге отказались: дорого. Если кормить по таким ценам, то себестоимость кроликов и продажная цена возрастут, мы станем неконкурентоспособны на рынке.

Так что теперь супруги готовят пищу для обитателей фермы в своём кормоцехе по рецептам из советских справочников. Закупают у фермеров зерно – ячмень, кукурузу, пшеницу, перемалывают, добавляя отруби, макуху и травяную муку. Травяную муку получают на рушилке, в основном из люцернового сена и топинамбура.  

Сено Марьины заготавливают сами, обкашивая прилегающие к ферме холмы. Часть укоса при этом сразу идёт в кормушки. То есть летом в кроличье меню входит свежая трава. 

– Топинамбур богат микроэлементами и особенно полезен для лактирующих крольчих, у них вырабатывается больше молока, – аргументирует Михаил Валентинович. – Заготавливаем его осенью и в зимние оттепели на заброшенных дачах. Достоинство земляной груши (так ещё называют топинамбур) – ей не страшны морозы, этим она выгодно отличается от той же картошки.

Некоторые сочные корма Марьины заказывают пенсионерам-селянам, у которых есть пустующие делянки на огородах. Скажем, таким способом владельцы кроликофермы запасают на зиму кормовую свёклу. 

Сено Марьины заготавливают сами, обкашивая прилегающие к ферме холмы. Часть укоса при этом сразу идёт в кормушки. То есть летом в кроличье меню входит свежая трава.  

– Конечно, сразу с луга мы её в клетки не суём, – уточняет Михаил Марьин. – Даём провянуть пару часов на солнце, чтобы росу убрать. Это тоже важный приём для профилактики болезней.

Некоторые травы для сенного стога Марьины ищут целенаправленно. Речь, в частности, о той же полыни или о пижме, которым отводится роль профилактических средств в составе травяной муки. 

Есть на кроличьем столе и веточный корм, состоящий из молодой поросли вишен, груш, ивы, а также акации, которую зверьки с удовольствием уплетают весной и летом – вместе с листьями и цветками. А вот какой поросли не заготавливают Марьины, так это алычи и сливы, потому что такой веточный корм обладает слабительным действием. 

Плед ценой 50 тысяч

Расхожее мнение о невостребованности кроличьих шкурок Валентина Марьина опровергает, основываясь на собственном опыте. 

– Важно найти того, кто шкурку выделает, и того, кто затем из шкурок пошьёт полезные вещи, – выдаёт рецепт Валентина Петровна.

В тот период, когда Марьины специализировались на продаже крольчатины и имели большое количество шкур, они возили сырьё на выделку и покраску в заданный цвет мастеру под Таганрог. А потом отдавали сельской мастерице для пошива пледов. 

Впрочем, теперь у Марьиных другая специализация, и выделка шкур для них не столь актуальна. Нынешний профиль «Марьина двора», к слову, предполагает что-то вроде лекций по начальному кролиководству, которые читают хозяева фермы многим покупателям. 

– Получались красивые, добротные и довольно дорогие вещи, – комментирует директор «Марьина двора». – Плед на односпальную кровать мы продавали за 25 тысяч, на двуспальную – за 49 тысяч, а на еврокровать – больше 50 тысяч.

По таким ценам в Шахтах и даже Ростове постельные принадлежности реализовать очень сложно. Зато денежные москвичи раскупали их с удовольствием. В столицу супруги и возили свой товар. Обрезки шкурок тоже шли в дело – из них шили лёгкие и тёплые детские варежки, которые даже до Москвы не довозили – разбирали по дороге. 

Впрочем, теперь у Марьиных другая специализация, и выделка шкур для них не столь актуальна. Нынешний профиль «Марьина двора», к слову, предполагает что-то вроде лекций по начальному кролиководству, которые читают хозяева фермы многим покупателям. 

– Как же без лекций, если к нам порой приезжают покупатели с вопросами: «Как отличить самца от самки?» или «Нет ли у вас длинно­хвостых кроликов?» – говорит Валентина Петровна. – Последним сразу отвечаю, что это не ко мне, а к кинологу. А большинству всё же приходится подробно рассказывать и показывать. Иначе мы же можем оказаться виноватыми, если у покупателей что-то не получилось. 

Конечно, чистопородное кролиководство, которым занимаются Марьины, – это «высший пилотаж». Мясное кролиководство значительно проще. Тем не менее даже оно очень выгодно, считают супруги. Причём выгоднее, чем 10-15 лет назад.

– Когда мы начинали их выращивать, килограмм зерна стоил 2,5-3 рубля, а килограмм крольчатины продавали за 80 рублей, – сравнивает директор фермы. – А сегодня зерно можно купить за 6-7 рублей, зато крольчатина поднялась в цене ещё больше — 300 руб./кг.  Конечно, остров Баунти на такие доходы не купишь, но семью содержать можно вполне.

Михаил Заздравных
Красносулинский р-н, Ростовская область
Фото Владимира Карпова

Опубликовано в журнале "Деловой Крестьянин"

 

+1
+1
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров