Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Шанс для животновода

+1
+1
-1
Автор: admin
сб, 06.02.2016 19:06

Семейную молочную ферму Василий Адаменко просчитал, как шахматную партию, на семь ходов вперёд

Уважаемые читатели! Представляем новый проект – «Школа фермера». В этом разделе в каждом номере газеты мы постараемся удовлетворить спрос на новые знания, будем публиковать ценную и полезную информацию, призванную помочь в труде. Здесь же вы найдёте традиционные публикации про опыт успешного хозяйствования, про трудности и их преодоление, про интересные бизнес-идеи, прогрессивный опыт, новые и передовые технологии. Отчёты с заседаний уже зарекомендовавшего себя Клуба агрознатоков также пропишутся на территории нового раздела. 

«Школа фермера» – название достаточно широкое. Публикации нового раздела, по нашей задумке, будут полезны для всех, кто трудится на земле, будь то новичок-первопроходец аграрного бизнеса или тот, кто съел не один пуд соли и уже сам может преподать урок. Знаний много не бывает! 

И как всегда, редакция будет ждать ваших предложений, вопросов, рекомендаций.

– Я, вообще, почему животноводством начал заниматься, и втянулся, и сейчас уже назад и не хочу: главное – это чтобы дети у меня чистый продукт кушали. Мы, в принципе, практически ничего, кроме хлеба, не покупаем. Для себя держим птицу, свиней, овец, гусей, – рассказывает фермер из хутора Красный Кут.

В фермерство Василий Иванович поверил сразу и попал бы в первую волну, но председатель некогда крупного СПК «Россия» ни за что не хотел отпускать толкового энергетика. И лишь когда хозяйство окончательно развалилось к концу девяностых, Адаменко открыл своё КФХ. Выкупил старые колхозные сараи возле озера и занялся разведением гусей и свиней. Получалось. И неплохо. Планы смешала африканская чума свиней. Пришлось всё поголовье ликвидировать. Однако и в мыслях не было поставить крест на животноводстве. Все эти разговоры про его убыточность фермер опровергает практикой. Хлопотно – да! Но если всё правильно просчитать и организовать – в накладе не останешься. Перспективу Василий Адаменко увидел в молочном животноводстве.

– Молоко начало пользоваться спросом. Раньше в частном секторе у нас в Красном Куту было два гурта коров, голов шестьсот, наверное. Сейчас по всему хутору осталось порядка двадцати пяти. Молодёжь не хочет возиться, а у стариков сил нет. Вот и стал я скупать у односельчан этих коров. Довёл своё стадо до 22 голов. А потом предложили поучаствовать в конкурсе на грант. И в 2014 году я его получил.

На Дону по программе создания семейной животноводческой фермы от государства можно получить безвозмездно до десяти миллионов руб­лей. Освоить такую сумму, да и больше, как замечает предприниматель, он вполне бы мог. Но жадничать не стал – взял столько, сколько мог подкрепить собственными средствами, – четыре милли­о­­на. Столько же и своих ушло. Программой предусматривается соотношение 60% на 40%. Но на деле получается пополам: НДС, расходы на транспорт, ветеринарные услуги идут целиком из кармана фермера.

Свой бизнес-план Василий Адаменко составил на 56 дойных коров. Взял в аренду опустевшее общественное пастбище, угодья для сенокоса, четыре животноводческих корпуса в границах хутора, которые теперь выкупает за 2,5 млн руб­лей. Но уже не на грантовские деньги, а на свои. А государственная помощь пригодилась для покупки поголовья, двух тракторов МТЗ-80, пресс-подборщика и охладителя молока на платформе «Газели».

– Мне б ещё гектаров 150 пахотной земли, и с кормами проблем не было бы совсем, – рассуждает Василий Иванович. – Сейчас заканчиваем обустройство ям для закладки силоса и сенажа. Я специально один трактор переднеприводный взял, чтобы дискатором землю проходить. Подсеваю суданку, собачью траву (она 15 лет родит и травостой высокий даёт). До двух укосов можно брать, и коровы хорошо едят такое сено. Солому заработали. С фермерами местными дружим, трудились раньше вместе. Они солому не убирают, она им нужна только на паи раздавать. Тюкую, отдаю их часть, остальное забираю себе. Такая взаимовыручка. С «Бизоном» деловые контакты: я им мясо иногда поставляю в столовую, они мне – отходы семечки, вместо макухи добавляем в корма.

Все шаги у Адаменко прописаны поэтапно. Он всё рассчитывает до копейки, до литра и до дня, но, исходя из реальных вещей, всегда закладывает тридцатипроцентную погрешность на непредвиденные расходы. В планах на будущее есть задумки и о переработке, и о биогазовой установке, и о солнечных батареях.

– Вся эта программа у меня в голове крутится. Я всё это знаю, тем более что это моя профессия даже. Но сейчас в приоритете первостепенные дела. 

– Вы свой бизнес разыг­рываете прям как шахматную партию, – замечаю.

– Так и есть, – соглашается фермер. – Если читать электросхему, мне нужно, как шахматисту, размышлять на семь-восемь ходов вперёд и потом уже принимать какое-то решение. Точно так и в бизнесе. Он в голове уже настолько... Каждый месяц проводим контрольную дойку, смотрим, какая корова как себя ведёт. Так же и телят наблюдаем. Ещё и фантазии, как у любого человека: и то хочется, и другое. А руки связаны – где-то средств не хватает, где-то времени. Поэтому ставим очередную задачу и медленно идём к её решению. Главное – сделать условия содержания, соответствующие всем ветеринарным нормам. А потом будем красоту наводить.

На освоение гранта отводилось полтора года. Василий Адаменко уложился точно в срок. Но если бы начать сначала, уверяет, хватило бы и восьми месяцев. 

– Я готов был ко всему, потому что вырос в деревне, работал в сельском хозяйстве, знаком со специ­фикой. Но мы же были первыми ласточками. В заявке условия были прописаны скудно. Хорошо ещё, наш минсельхозовский куратор Татьяна Николаевна Снитко проводила постоянно семинары, видеоконференции. Они ведь вместе с нами изучали подводные камни. Именно те нюансы, с которыми мы сталкивались, становились поводом для корректировки программы. Но специалисты областного минсельхозпрода всегда шли нам навстречу. Например, мне они помогли найти поголовье на Ставрополье. Изначально я с двух позиций собирался подойти к покупке животных. Рассчитывал, сейчас потрачу часть средств на приобретение коров, они начнут давать молоко, доходы пойдут на развитие, я буду смотреть, какой породы мне лучше брать вторую партию, где брать. Оказалось, что их вообще негде взять. То есть сначала нужно было подготовить договоры о покупке этих коров, потом уже давать заявку. Или хотя бы почву подготовить – узнать, где те коровы есть на самом деле. Мне трижды деньги возвращали за проплаченных животных. Нашёл одно хозяйство, где по­обещали поставить 35 нетелей красно-степной породы, кровь взяли, проверили – у них хламидиоз. Деньги назад вернули. Я полгода вхолостую проработал. Мне эти пятьдесят коров должны были молоко давать уже, а я их не мог найти. Потом пока нетели разродились, ещё пять месяцев прошло, потому что не получилось взять их глубокой стельности. Со Ставрополья из племхозяйства привезли голштинизированных животных. А они очень капризные, не для наших условий. Мы тут и водой летом их поливали, чтоб охладить, к кормам у них особые требования, да и изнашиваются быстро – за 2-3 года кальций из организма молоком вымывается, и они падают на ноги.

Сегодня в хозяйстве Адаменко 112 голов КРС, из них 72 – дойные коровы. С учётом своей кормовой базы и трудозатрат, глава КФХ рассчитал, что телят-бычков целесообразнее продавать новорождёнными. Иначе выгода от из полуторагодовалого содержания составит ровно такой доход, какой перекупщик получает за день-два от продажи туши. А вот тёлочки все будут оставаться в хозяйстве на пополнение и реконструкцию стада. Уже в ближайшее время фермер намерен довести дойное стадо до ста голов. А в идеале, по его расчётам, для рентабельности нужно не менее шес­тисот голов. Наверное, так со временем и будет. Ферма-то Адаменко по-настоящему семейная. В штате и жена, и дочь. Да и сын решил вернуться из Ростова в Красный Кут.

– Андрей уже понял, что в городе все ниши заняты, перспективы отсутствуют. А здесь масштаб работы неограниченный. И конкурентов у нас, животноводов, практически нет.

Недавно Адаменко-младший прописался на собственной усадьбе площадью девятнадцать соток земли. Договорился уже о покупке калифорнийских червей. Спрос тепличников на гумус обеспечен, ну а сырьё – навоз – с семейной фермы.

Со сбытом молока проб­лем тоже нет. Вопрос здесь только в цене. С благодарностью вспоминает Василий Иванович те два месяца, которые успел «прихватить», когда государственная субсидия достигала пяти рублей на литр. Такая цена обеспечивала возможность развиваться. Потом сумма дотации резко упала до рубля тридцати, а перекупщики в летнее время давали всего 18 рублей на литр. Какой уж тут рост? Да и зимняя цена – 22 рубля – не слишком выгодна. Хорошо ещё, что 15-20% надоев разбирают хуторяне по 180 рублей за пятилитровку. Правда, и хозяин идёт людям навстречу: каждый покупатель волен выбрать «свою» корову, молоко которой больше всего нравится. По душе пришлось сотрудничество с семейной фермой местным сыроделам, торгующим на рынке. Раньше они сами держали коров, наработали клиентуру. Теперь без хлопот закупают у фермера по сто литров молока, перерабатывают и имеют свою маржу. Молоко с хорошей жирностью, высокой плотностью, так что навар ощутим.

Василий Адаменко тоже просчитал свою выгоду. За два-три года вложенные восемь миллионов рублей должны окупиться. И пойдёт уже чистая прибыль. 

– В принципе, животноводство сейчас всё субсидируется. Там столько пунктов поддержки: на корма, на молоко, на покупку животных. Мне пока она не положена, так как я пользуюсь бюджетными средствами на освоение гранта. А когда закрою грант, любые покупки будут субсидироваться. Допустим, при приобретении нетелей 50 или 60% затрат вернут. Шанс у животноводов есть. Я думаю, сколько он продлится: пять лет или больше? За это время надо успеть многое наработать, чтоб потом свободно жить. 

Людмила ВОРОБЬЁВА
х. Красный Кут, Октябрьский р-н, Ростовская обл.

Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
+1
-1
Автор: admin
Комментариев: 1

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров