Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Как построить молочную ферму в чистом поле с нуля

+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
пн, 18.06.2018 13:33

Бывший шахтёр сибиряк Санников успешно освоил донскую землю, а недавно создал на ней семейную животноводческую ферму

Грандиозный проект Виктора Санникова я «пасла» два года, с тех пор как побывала в Холодном Плёсе. Зимой хозяин подтвердил: «Да, завёз поголовье, но пока не приезжайте, коровы на карантине». В апреле попросил: «Ну ещё потерпите, в середине мая будем открывать торжественно». После дополнительных корректировок час икс пришёлся на последний день весны.

Заграница нам помогла

Ферму я узнала сразу – издали она не изменилась. Как и аэропорт Платов, выросла в чистом поле с нуля. Уже тогда, в мае 2016-го, большая строительная площадка в 4 га была по-хозяйски огорожена забором. Остовы корпусов давали возможность представить, что получится из гибрида замысла немецких проектировщиков и индивидуальной его доработки под российскую действительность. Будущий коровник, телятник, доильный зал и офисное здание должна была связать общая переходная галерея. Сегодня это всё уже в настоящем времени. И вообще, вернувшись и перечитав ту статью, подумала, что её можно перепечатать заново, лишь изменив слово «будет» на «есть» и «сделано». Даже удивительно, как скрупулёзно фермер всё рассчитал и как точно воплотил в жизнь. Уже тогда, сотрудничая с дилерами компаний DeLaval и Westfalia по делам строительным и выбору оборудования, Виктор Николаевич рассуждал, что целесообразнее всего бурёнок тоже завезти из Германии. Так и вышло. Однако из его слов можно понять, что «патриотический» вариант рассматривался до конца.

– В прошлом году, когда я уже готов был принять поголовье, поехал на выставку в Москву посмотреть, кто поставляет какой скот. Всю обошёл, встретил одну-единственную российскую организацию. Это воронежская «Эконива». Так у неё скот дороже, чем привезти из-за границы. Выбрал корову – получи её за ворота и всё: никаких страховок, никаких перевозок – ничего. В немецкую же цену 154 тысячи рублей за голову включена страховка 30 дней, растаможка, транспортировка, и фирма, которая этим занимается, тоже свою копеечку имеет. 

Телята разбиты на группы по возрастам и полу

Вот представьте, сколько расходов в эти 154 тысячи входит. А если возьмёшь на месте, пока перевезёшь, пока всё это сделаешь, у тебя выйдет как минимум 170 тысяч, – резюмирует предприниматель.

Первая партия «немок» уже обрусела, отзываются коровы на наше доброе слово. Ну а их детки – каждая уже принесла по телёнку – от рождения россияне. Самой младшей тёлочке четыре дня, первенец бычок Снежок родился ещё в феврале. Собственное имя есть у Кнопочки. Малышка появилась на свет 17-килограммовой. Обычно новорождённые весят от 32 до 47 кг. Отёл у голштинок проходит трудно: и потому, что все эмигрантки первотёлки, и потому, что скот этот нежный. И условия содержания, и корм им нужен особый. Ежедневно в рационе – полтора десятка компонентов.

Молоко у коровы на языке

Странно слышать от человека, поднявшего такой животноводческий комплекс: «Я первый раз понял простую вещь, что молоко реально у коровы на языке».

– Виктор Николаевич, это же аксиома, – смеюсь.

– Хм, аксиома. Когда это через руки не почувствуете… Ещё вдобавок был бы я сельхозник или животновод. Я шахтёр.

Отработав до тридцати двух лет подземку, Санников перевёз семью из Норильска на юг в переломном 1991-м. А через год всё заработанное на Крайнем Севере сгорело, и пять лет семья выживала за счёт личного подсобного хозяйства. Так что мысль взять землю пришла не просто так. Фермерствовать с сыном Александром начали в 1997 году на 40 гектарах, выделенных администрацией. Сегодня в обороте у семьи порядка двух с половиной тысяч гектаров, большая часть по-прежнему под зерновыми, но уже 300 гектаров, а в дальнейшем планируется задействовать 600, заняты кормовыми культурами: эспарцет, люцерна, суданка. Кукурузу стали выращивать не только на зерно, но и на силос. Ведь кормов нужно очень много. При безвыгульном содержании каждая корова съедает в день 43,8 кг кормов. Так что запас на ферме нужно держать полуторагодовой.

Гостей интересуют все подробности, и они наперебой засыпают вопросами: какие надои на данный момент на одну голову и какая валовка, куда сдают молоко и почём, какова себестоимость молока и когда ферма начнёт давать прибыль, намечается ли собственная переработка и есть ли проблема с кадрами.

Виктор Николаевич не утаивает ничего: среднесуточный надой сегодня 30 литров на голову, больше пока разгонять первотёлок не стоит, хотя потенциал у этой породы значительный. 

Ежедневно получают до 3,5 тонн молока, пятьсот литров из которых уходит на выпаивание телят. Пока не набрали объёмы, сдавали молоко перекупщикам по 16 рублей, фактически по себестоимости, но в конце мая заключили договор с Семикаракорским сыродельным заводом, установившим базовую цену 20 рублей за литр, за жирность и белок доплачивают, о прибыли речь пока не идёт. Государство хоть и помогает, собственных средств вложено столько, что потребуется несколько лет, пока ферма окупится. О переработке хозяин и не помышляет. Говорит, конкуренты разорят: они будут работать на дешёвом сухом молоке, а ты своё качественное попробуй ещё реализуй, скиснет. Про кадры разговор болезненный. 

Коллектив только-только начал устаканиваться. Создано 11 рабочих мест, но свои силы здесь попробовали уже несколько десятков селян. Разучились люди трудиться, хоть и вполне достойную оплату предлагают. Но сейчас уже основной период текучки закончился, вырисовывается трудоспособный костяк: доярки, телятницы, кормачи, как называет Санников помощников, следящих за рационом прихотливых голштинок.

Коровы выглядят довольными

Так с вопросами и ответами экскурсия и перемещается по ферме: от основного коровника – к телятнику, от малышей – к навесу, где разместилась вторая партия «эмигранток». Эти 34 коровы прибыли на землю Санникова в апреле и только готовятся стать мамами, растёл по срокам в конце лета – начале осени. Доильный цех по типу «Ёлочки» на 12 голов, танк-охладитель – всё это фотографируй – и в рекламный проспект, какой должна быть показательная ферма. Построить такую без поддержки госструктур вряд ли бы получилось.

Не случайно глава фермерского хозяйства неоднократно упомянул, что помогали все: и минсельхозпрод, и районная администрация, и отдел архитектуры, и ветеринарная служба, и Россельхознадзор. О государственной финансовой помощи более детально рассказала заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Светлана Полуляшная.

– В реализации этого проекта были задействованы различные виды государственной поддержки. КФХ Санникова выиграло конкурс на семейную животноводческую ферму, и в результате фермер получил 10 млн рублей. После этого начался процесс строительства. Конечно, он использовал и собственные средства (в общем было затрачено около 80 млн рублей. – Прим. авт.). В прошлом году на приобретение поголовья в Германии предприниматель получил льготный пятипроцентный кредит в Сбербанке порядка 20 млн рублей, а потом и субсидию на возмещение затрат при покупке скота – почти 6 миллионов рублей. Таким образом, он по разным направлениям получил поддержку, что достаточно значительно в общей структуре затрат. Впечатления от того, что получилось, очень хорошие. На самом деле приходилось видеть различные фермы. Здесь реализован современный проект. Это беспривязное содержание, что физиологично для животных. Во-вторых, здесь на высоком уровне поддерживается хозяйственная деятельность: везде чисто, коровы выглядят накормленными, сытыми, я бы сказала, довольными. Поэтому я считаю, что проект реализован отлично. И спасибо главе КФХ, потому что без его усилий он бы не состоялся.

Все люди как люди…

А сам Виктор Николаевич честно делит славу с родными. Свою «торжественную речь» он начал по-домашнему душевно:

– Я без вранья скажу: это реальная семейная ферма. Потому что здесь работают мой сын, моя невестка, здесь помогает мне во всём моя жена, здесь внуки мои находятся, и все знают все мои болячки, и все знают болячки и проблемы этой фермы. Поэтому она реально семейная. Всем, кто задумается такое строить, я скажу одну простую вещь: сперва пусть у вас будет семья такая, как у меня.

Супруги Санниковы с невесткой Татьяной и внуками Ариной и Арсением. И это только часть семьи. Все собираются, когда из Ростова приезжают дочь с мужем и детьми

Каждый в общий бизнес вносит посильную лепту. Даже десятилетний внук Арсений всё свободное время проводит на ферме. Коров уже знает в лицо. Любимицу Иру примечает по характерному треугольнику на голове. Дружит со всеми телятами. Невестка Татьяна ведёт бухгалтерию.

– А сын с первого дня со мной. Растениеводством занимался, всю эту ферму вытащил полностью со мной вместе на своих плечах. Агроном по образованию, человек очень въедливый, если делает, то делает… Батю учит постоянно, – с ироничной гордостью замечает отец. – Честно скажу за свою семью – утром встал, перекрестился: спасибо, Господи, за них!

Но, видно, родные для человека с такой неуёмной жаждой деятельности, как у Виктора Санникова, должны быть не только опорой, но немного и тормозом.

– Татьяна Николаевна, моя жена, говорит одну простую вещь: «Зачем тебе это надо? Толку нет с твоего животноводства». Вот когда я фермерством начинал заниматься, ты то же самое мне говорила: «Все люди как люди, в белом и чистом, а ты в пахоте торчишь». Теперь напоминаю: сейчас уже лет 15 ты мне не говоришь про землю, что это плохо, неправильно. Я лишь прошу: ну дайте мне два-три года подняться, наработать, всё будет хорошо.

Конечно, будет. Ведь Татьяна Николаевна только словами пытается мужа урезонить. А на деле… на деле сама тянет лямку будь здоров. Её черешневый и яблоневый сад из нескольких сотен саженцев уже поднимается между корпусами. Расчёт простой: территория должна быть ухожена, а для этого нужны рабочие руки. Дальше по цепочке: труд необходимо оплачивать, сад и поможет добыть на это дополнительные средства.

– Виктор Николаевич жаловался на вас, – подхожу к Татьяне Николаевне.

– Я не жаловался, – спешит поправить фермер, не уловив в моих словах нотки юмора.

– Жаловался-жаловался, – не сомневается супруга. – Я не то что не верю в него… В сорок лет надо начинать такие проекты, а не когда седьмой десяток разменял. Но мы-то и не жили ещё: то фермерство поднимали, теперь это. А когда нам-то пожить? Я ему за это говорила.

Но мне кажется, Татьяна Николаевна и сама понимает, что только так и может жить её неугомонный Санников, открывший вдалеке от малой родины свою обетованную землю. Только такая жизнь и имеет для него смысл.

х. Холодный Плёс, Красносулинский р-н, Ростовская обл.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 23 от 06.06.2018 под заголовком: «Даёшь стране молока!»
+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров