Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Частные пашни и государственные волки: начались первые конфликты между охотниками и фермерами

чт, 29.11.2018 09:56

Фермеру из Ростовской области пригрозили уголовным делом за то, что выдавил охотников со своего поля

Мы уже писали о том, что из-за несовершенства законодательства возможны трения между аграриями и любителями побродить с ружьем. И вот они начались. В хуторе Сидоровский противостояние фермера и охотников достигло апогея. Роман Щусь, обещавший «раскатать по полю» любой автомобиль, который заедет на его посевы, начал действовать. Теперь пострадавшие охотники грозят отправить главу КФХ «на зону». 

«Уазик» без номеров

Инцидент произошёл днём 19 ноября. Выйдя во двор, Роман Петрович заметил, что по его полю, обработанному под сев яровых, колесит автомобиль.

Фермер не медлил ни секунды – впрыгнул в кабину своего «Зила» и ринулся следом. Щусь не сомневался, что в сером «уазике» без номеров сидят охотники: эти «гости» не раз травили ему посевы – и на этом поле, и на других.

Автомобиль мчался прочь, пока не притормозил у лесополосы. Из «Уаза» выскочил мужчина с ружьём. Фермер резко затормозил и впечатался левым боком «Зила» в правый бок «Уаза».

Отъехав назад, Роман Петрович опустил стекло, представился и попросил «гостей» объяснить, что они делают на его частной территории. Пассажир «Уаза» ответил нецензурной бранью и выставил ствол ружья.

От неожиданности Щусь нажал на педаль газа и въехал в правый бок «Уаза» ещё раз. После позвонил в полицию.

– Я подумал, если автомобиль без номеров и представляться мне не хотят, пусть объясняют полиции, кто они такие, – говорит Роман Петрович.

Из протокола дознавателя:

«Участок представляет собой вспаханное поле площадью 104 га, который с северо-западной стороны граничит с лесными насаждениями. Вдоль лесополосы с запада на восток видны следы колёс транспортного средства, которые тянутся на расстоя­ние около 900 метров. <...> «Уаз» без регистрационного номера. На «Уазе» имеются следы повреждений: вмятина размером 45 см на 25 сантиметров. <...> В салоне «Уаза» в зачехлённом состоянии находится три ружья». 

Когда участковый прибыл, выяснилось, что один из обидчиков Романа Петровича – егерь местного охотхозяйства ООО «Виноградовское» Сергей Савенко. Егерь сказал, что государственные регистрационные номера находятся на переоформлении, а на поле автомобиль заехал во время охоты на волка.

«Могу пояснить, что разрешение и лицензия на охоту у нас имеется. Также могу пояснить, что я работаю егерем и у меня есть право на отстрел волка и лисы» (из протокола).

«По праву губернатора»

Позиция Романа Петровича понятна любому фермеру: в аренде земля или в собственности, никто не имеет права на ней безобразничать.

Но охотники придерживаются другой позиции: для их транспорта нет и не может быть никаких преград.

– Я работаю егерем, был при исполнении. По закону губернатора я имею право на урегулирование численности плотоядных, имею право проехать по полю. Я проехал по-над лесопосадкой. И вообще, мы обратились к адвокату, пойдём в суд. А фермер за свои угрозы – мол, я вас раскатаю машиной и одни куски будут валяться по полю – ответит, – заявил «Крестьянину» Сергей Савенко.

Через некоторое время прояснить ситуацию изъявил желание начальник охотхозяйства Сергей Трунов. 

– Против Щуся будет возбуждено уголовное дело, и скорее всего, этот молодой человек отправится, как говорится, топтать зону! – пообещал Трунов. – Потому что Сергей Савенко осуществлял государственную задачу регулирования численности диких плотоядных, а именно – волка. Район у нас неблагополучный по бешенству, были случаи в хуторах Ольховский и Камышевка. До Нового года ООО «Виноградовское» должно отстрелить и сдать на анализы три особи волка и две особи лисы. У Савенко было специальное разрешение. Он поранил волка и начал преследование... А господин Щусь мало того что нанёс ущерб хозяйству «Виноградовскому», вдобавок ко всему создал угрозу [населению]! Я не ручаюсь, что раненое животное не нападёт на кого-то, как у нас было когда-то в Сохрановке!Трунов объяснил, что егерь может свободно осуществлять отстрел волка в пределах охотничьих угодий ООО «Виноградовское», а именно на 40,2 тысячи га, которыми наделено охотхозяйство. В эту территорию входят участки не только Щуся, но и других производителей – например, СПК «Мир», ООО «Луч».

– В площадь наших угодий входят все поля, балки, леса, камыши – всё, кроме домов и земель поселений, – говорит Сергей Трунов.

– Включая частную собственность – участки, на которых возделываются сельхозкультуры?

– В 52-м законе (ФЗ № 52 «О животном мире» от 24 апреля 1995 года) чётко всё написано... Понимаете, животный мир принадлежит государству. Земля может принадлежать кому угодно, но зверь, находящийся на территории всех этих полей, лесов, балок, – он государственный, – объяснил начальник охотхозяйства. – Нас государство заставляет регулировать численность животных и следить за санитарно-эпидемиологической обстановкой. Эти обязательства закреплены в соглашении – у нас есть договор аренды с администрацией области, подписанный губернатором, и государственная лицензия на право пользования объектами животного мира. Не «так просто» это всё!

Закона нет. Но мы же люди!

Сердцевина конфликта между фермерами и охотниками заключается в формулировке «охотничьи угодья».

Под этим выражением закон понимает не конкретный земельный участок (с чёткими границами и кадастровым номером), а некую «среду обитания» диких животных, на которых можно охотиться.

Заключая с юрлицом «охотхозяйственное соглашение», государство сдаёт в аренду «Виноградовскому» и ему подобным – нет, не участок, а право на отстрел животных в этой самой «среде обитания» (которая по совместительству является чьей-то частной собственностью).

Аморфные «охотничьи угодья» могут включать в себя земли любых категорий и с любыми разрешёнными видами использования (это понятно: волки и зайцы не разбирают, где земли промышленности, а где – обороны, если и там, и там одинаковый лес).

На сайте донского минприроды опубликована схема размещения охотничьих угодий: вы удивитесь, узнав, что практически вся территория Ростовской области – одни сплошные охотничьи угодья (крошечные «серые пятна» можно заметить разве что под городами и крупными сёлами). В «зоне вседозволенности охотников» находятся абсолютно все сельскохозяйственные земли – и их собственники даже не подозревают об этом.

– Действительно, в регулировании деятельности охотхозяйств есть определённые противоречия. Участки, находящиеся в частной собственности, в то же время являются средой обитания охотничьих ресурсов, – подтвердил представитель министерства природных ресурсов Ростовской области. – Конечно, в этом случае отношения должны регулироваться Гражданским кодексом. В ФЗ-209 «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов» говорится, что право собственности физических и юридических лиц на земельные участки и иные права на землю в границах охотничьих угодий ограничиваются, но подробно эти ограничения нигде не прописаны. На региональном уровне, к сожалению, этот вопрос уладить невозможно, а федеральный законодатель тоже пока не спешит расставить все точки над i. Пока решать эти вопросы можно только на уровне человеческого взаимодействия.

Фермеры Кубани на XXIX съезде краевой АККОР потребовали, чтобы правительство России всё-таки объяснило, чьё право предпочтительнее: право охотника или право земледельца.

– Мы не ставим вопрос, чтобы запретить или ограничить охоту, но нужно привести наши взаимоотношения в правовую плоскость, прояснить, у кого приоритет на поле – у комбайна или у человека с ружьём, – сказал на съезде фермер из Брюховецкого района Сергей Коваленко.

Фото Р. Щуся

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 48 от 28.11.2018 под заголовком: «Частные пашни и государственные волки»
+1
0
-1
Комментариев: 3

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Комментарии

Аватар пользователя Solo
+1
+1
-1

"– В 52-м законе (ФЗ № 52 «О животном мире» от 24 апреля 1995 года) чётко всё написано... Понимаете, животный мир принадлежит государству. Земля может принадлежать кому угодно, но зверь, находящийся на территории всех этих полей, лесов, балок, – он государственный "

 

Так собственно, охотиться ему никто не запрещал. А вот ездить на машине по чужим полям - никто, в том числе губернатор - не разрешал. Так что охотники, по сути, подменяют суть событий. Совершив потраву (очевидно - не в первый раз), пытаются прикрыться документом, который эту потраву, якобы, разрешает. Фермер, как это видно из статьи, никак на госимущество (зверей) не покушался и охотиться не запрещал. Он пытался пресечь потраву собственных полей, содержание которых в последнее время становится все дороже и дороже...

Аватар пользователя Вениамин
+1
+1
-1

Самособой, посмотрим как у нас выглядит теперь справедливость.

Аватар пользователя Александра Коренева

На госимущество не покушался, но ему теперь вменяют порчу имущества охотхозяйства - того самого уазика. Уже и в полицию заявление написали. Вот тут мы писали: https://agrobook.ru/blog/user/aleksandra-koreneva/fermera-vygnavshego-oh...

Новости партнёров