Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → «Родина» приняла датских эмигрантов: колхоз приобрёл 102 испортных чёрно-пёстрых голштинских нетели

пт, 25.10.2019 10:03

Сергея Валентиновича с трудом вытащили из-за стола. Сначала в кабинет юркнула секретарь. Потом зашла главный ветврач. Потом уже вломилась вся съёмочная группа – еле уговорили сказать на камеру хоть пару слов!

Только природной скромностью Сергея Джавлаха я могу объяснить тот факт, что его СПК колхоз «Родина» так редко появляется на страницах СМИ. А ведь хозяйство образцовое! Не зря же ему присвоили статус племзавода.

Но рассказ должен был быть не о Джавлахе и не о колхозе. В СПК журналистов пригласило управление ветеринарии Ростовской области – показать, что такое «карантинирование».

В октябре СПК колхоз «Родина» приобрёл в Дании 102 чёрно-пёстрых голштинских нетели. «Чувствовать себя как дома» породистым гостьям не позволили: после пятидневного путешествия в скотовозе их поместили на 30 дней в отдельное помещение – на карантин. Руководили процессом государственные ветврачи, которые предварительно обследовали хозяйство и дали зелёный свет для ввоза поголовья. После того как датские голштины ступили на донскую землю, государственные ветврачи составили для СПК план карантинирования и диагностических мероприятий.

В общем, целью визита были нетели.

Оказанную им честь датские эмигрантки не осознали. Когда фотографы и операторы ворвались в их временное жилище – новый коровник на 700 голов, – нетели были заняты поеданием корма и лишь изредка поднимали на прессу свои невозмутимые морды.

Здоровье стада – ответственность Светланы Перепёлкиной

– Девочки из Дании выглядят не очень, – заметила, глядя на наши попытки запечатлеть нетелиный экстерьер, одна из работниц колхоза. – Ведь там, когда они на карантине стояли, никто их уже не холил, не лелеял. Вы лучше наших поснимайте!

Наши, и правда, выглядели лучше.

К импорту подтолкнул лейкоз

За свою долгую историю (в следующем году колхоз отпразднует 90 лет!) «Родина» чем только не занималась: свиноводством, птицеводством, нутриеводством.

– Всё перепробовали! – говорит главный ветврач Светлана Перепёлкина.

После АЧС пришлось оставить только молочное скотоводство.

Это направление начиналось с красной степной породы, потом перешли на чёрно-пёструю. Своих коров пробовали осеменять материалом от племенных быков-голштинов. 

– Голштинизация помогла увеличить надои, мы получали по 7,5 тонны от фуражной коровы. Это был неплохой результат, но основной проблемой для нас оставался лейкоз, – рассказал председатель СПК Сергей Джавлах. – Молоко от инфицированного животного надо дополнительно пастеризовать, а это сразу убыток. С лейкозным скотом животноводство вести не стоит. Мы решили очистить поголовье.

У хозяйства был пятилетний план по борьбе с лейкозом, но хотя и действовали строго по рекомендациям, полностью избавиться от инфекции не удавалось. «Пятилетка» растягивалась на шестой год, на седьмой…

В 2014 году впервые решились на ввоз импортного племенного поголовья. Начинали с американского скота, но он не подошёл: в США лейкоз болезнью не считается, из 70 голов две оказались инфицированными. А вот датские нетели, напротив, подкупили чистотой и здоровьем. За пять лет, что идёт обновление стада, из Дании в Анастасиевку завезли больше тысячи голштинов.

Сейчас общее поголовье хозяйства составляет 2 300 животных, дойное – 1 300 коров. В этом году ферма пополнится ещё 204 импорными нетелями. Половина из них (те самые, которые «не очень») уже доставлена, ещё 102 – в пути.

Чтобы стать главным зоотехником в «Родине», Анна Бексалиева переехала из Карачаево-Черкессии

Меня удивило, что датские нетели приезжают в колхоз на разных сроках стельности. 

– Дания – страна небольшая. Это у нас есть молочные комплексы по пять тысяч голов, а там молочный скот содержится на небольших фермах по 60-80 голов, – объяснил Сергей Джавлах. – Мы собирали партию нетелей по разным хозяйствам, и, естественно, сроки стельности у них не совпадают. Но для нас это хорошо. Однажды мы завезли сразу 300 голов. 

Представьте, если бы все они растелились в один месяц! Это тяжело, да и незачем. Растёл должен быть круглогодичным и, желательно, в каждом месяце одинаковым. Тогда и молоко на завод будет поступать равномерно.

Своё молоко «Родина» отправляет «Белому медведю». В прошлом году реализовали 11 тысяч тонн. Надои составляли 9 200 кг на фуражную корову. В этом году, говорит председатель, рассчитывают дойти до 9 500 кг.

Каково быть «племом»

Избавление от лейкоза дало «Родине» возможность получить статус племзавода (произошло это в августе): хозяйство, продающее породистый скот, должно отвечать требованиям не только по генетике, но и по ветеринарному благополучию. 

– Не менее 10% телят мы обязаны продавать другим производителям молока, – рассказала главный зоотехник Анна Бексалиева. – Спрос есть: буквально вчера 15 животных уехали в Целинский район. Собираются приобрести у нас поголовье ещё два фермера-грантовика из Краснодарского края.

Спрашиваю, насколько усложнится работа теперь, когда хозяйство стало племенным.

– Бумаг станет больше, а принципиально ничего не изменится, – отвечает специалист. – Хоть ты «плем», хоть не «плем», цель должна быть одна – чтобы показатели улучшались.
Хотя куда уж лучше? Выход телят у «девятитысячников» должен быть не ниже 76 на 100 коров, а в СПК получают 87-90. Все животные мощные, крупные. И дело тут не только в хорошем кормлении, но и в принципах воспроизводства: если корова успешно прошла первый отёл, то на следую­щий раз её осеменяют материа­лом от более крупного быка-произво-дителя. Семя используют разное: и обыкновенное, и сексированное. Если рождаются телята мужского пола, их выпаивают молозивом и продают.

Статус племзавода хорош тем, что хозяйство может получать субсидию на племенное маточное поголовье, а сбыт телят будет стимулирован государством (покупатели племенного скота получают субсидию на приобретение племенного молодняка).

Господдержка – вещь хорошая, но иногда и казусы случаются, признаётся Анна Бексалиева.

– Есть у меня одна тёлка – четырнадцать раз осеменяли. И ни в какую! По идее, я должна её выбраковать, но не могу: субсидия обязывает сохранить животное в течение трёх лет. И пока три года не пройдут, эта корова будет тянуть вниз всю статистику!

Не всё решает генетика

Высокие надои, впрочем, нужны не ради красивых цифр в отчётах. От объёмов собранного молока зависит зарплата каждого, кто трудится в животноводстве. То есть и скотников, и доярок, и телятниц, и ветврачей – молочное скотоводство даёт 120 рабочих мест.

– Наша зарплата зависит даже от цены на молоко, потому что определённая доля от выручки идёт на премии, – поделилась главный зоотехник.
Спрашиваю, считает ли она справедливым это правило. Ведь продуктивность в основном зависит от генетики: если природа не дала, то чем ни корми, как ни бейся...

– Нет-нет! – возражает Анна Бексалиева. – И от персонала многое зависит. Вот доярки. У них очень ответственная работа! Нужно правильно обработать вымя, правильно надеть аппарат, не довести до сухого доения, проверить животное на мастит. Конечно, у нас в доильном зале стоит современное немецкое оборудование. Но если, например, корова сбросила ногой аппарат, а доярка не заметила, второй раз не подцепила – она её, получается, недодоила. Есть много нюансов!

Приводит Бексалиева и другой пример. Всем известно, как важно сделать успешное осеменение. В СПК «Родина» практикуют работу и по схемам, и по естественной охоте. А кто первым замечает охоту? Доярки и скотники. 

Или взять ветврачей, телятниц… Профессионализм проявляется в мелочах. Например, требуется телёнка в первые 40 минут от рождения выпоить молозивом. А многие ли проверяют это молозиво на плотность?

– Если плотность невысокая, то никакого эффекта от тех трёх литров, что мы в телёнка вливаем, не будет, – объясняет главный ветврач хозяйства Светлана Перепёлкина.

Больше десяти лет назад СПК организовал свой «банк молозива»: его забирают у отелившейся коровы и, если качество высокое, замораживают в полуторалитровых бутылках. 

Размораживают по мере необходимости – чтобы у каждого телёнка был шанс сформировать крепкий иммунитет.

Но вообще, голштины на здоровье не жалуются – потому и популярны.

– У них одна проблема – копыта. Но это генетическая особенность породы, – объясняет Светлана Перепёлкина. – Нарушаются обменные процессы в организме и начинаются заболевания: язва копыт, болезнь межкопытной щели. В целях профилактики устраиваем копытные ванны и делаем профилактическую обрезку – каждые 5-6 месяцев, по мере отрастания копыт.

...За пару часов на молочной ферме чего мы только не узнали. Что быкородящие коровы дают больше молока; что не стоит вмешиваться в отёл, если «увидел копытца и носик»; что за первые две лактации корова только окупает затраты, а с третьей начинает приносить прибыль; что благодаря УЗИ-сканеру ветеринары через 30 дней после осеменения определяют, стельное животное или нет... Такие уж они люди, эти работники колхоза «Родина» – увлечённые своей работой. А потому рассказывают о ней много и интересно.

– Сейчас мы кадрами обеспечены, все грамотные, все – профессионалы, – говорит Анна Бексалиева. – Но нужно, чтобы было будущее – ветврачи, зоотехники... Сейчас ведь молодёжь какая? «А мне сказали – а я сделал». Не хотят ответственности, не хотят учиться. Нужны, знаете, такие специалисты, которые были бы акулами в своём деле. Работой надо гореть!

В СПК колхозе «Родина» добросовестный труд поощряют по-разному: лучших работников представляют к наградам, выплачивают премии. Но и окладами не обижают. В среднем зарплата по хозяйству составляет 34 тысячи рублей.

– Но это не так, что у одного 100 тысяч, а у другого – 15. Меньше двадцати тысяч не получает никто, – говорит Бексалиева.

И, немного помолчав, добавляет:

– У нас молодец председатель. Ему, мне кажется, памятник при жизни надо поставить. Заниматься животноводством сейчас, особенно молочным, неблагодарное дело и очень тяжёлый труд. Но у него такой принцип – чтобы люди работали. Посмотрите, какое добротное у нас село. Ни алкашей нет, ни развалюх. А почему? Потому что работа есть и зарплата достойная.

с. Анастасиевка,
Матвеево-Курганский р-н,
Ростовская обл.
Фото автора

Владимир ЖИЛИН, начальник управления ветеринарии Ростовской области:

– В Ростовскую область из-за рубежа ввозят преимущественно нетелей молочного направления, средний возраст – пять месяцев. Самые популярные породы – голштинская и швицкая. Страны происхождения – Голландия, Германия, Австрия и Дания.

За два года на территорию региона было ввезено более 2 тысяч голов племенного крупного рогатого скота.
Получить разрешение на ввоз достаточно просто. Нужно обратиться в управление ветеринарии, и мы в течение рабочего дня проведём обследование хозяйства на предмет соблюдения ветеринарных правил ввоза, карантинирования и содержания животных. Производитель получит акт и сможет самостоятельно в системе «Аргус» оформить разрешение на ввоз поголовья.

С этого года проводить диагностические мероприятия сельхозпроизводителям станет проще. Наша областная ветлаборатория прошла процедуру аккредитации и теперь может проводить исследования по таким заболеваниям, как болезнь Шмалленберга, блютанг, нодулярный дерматит и другие. Раньше для проведения таких исследований пробы приходилось возить во Владимир, во Всероссийский НИИ защиты животных.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 43 от 23.10.2019 под заголовком: «Отрасли нужны акулы»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров