Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Зачем земля старухе-инвалиду?

Одним махом суд перечеркнул многолетний труд колхозницы Евгении Яковлевны Чмырь
вт, 21.07.2015 20:48

Одним махом суд перечеркнул многолетний труд колхозницы Евгении Яковлевны Чмырь.

«Я пенсионерка, мне 78 лет. Живу в станице Егорлыкской. В поисках справедливости моя семья прошла через семь судов, я написала более 50 обращений в разные инстанции, а помощи нет. Наши блюстители закона не защитили меня, хотя я очень просила об этом», – написала в газету «Крестьянин» Любовь Евдокимовна Чмырь.

Восемь лет семья этой женщины пытается получить законное наследство – земельный пай, оставшийся от покойной свекрови.

С тех пор как экономика страны грузно двинулась по капиталистическим рельсам, земля из «матушки-кормилицы» превратилась в дефицитное средство обогащения. Знаменитый совет Марка Твена («Покупайте землю – ведь её уже больше никто не производит») приняли к сведению многие сельхозпроизводители, в том числе и непорядочные. В их трактовке первая часть фразы стала звучать как «Отними землю любой ценой».

Читателям «Крестьянина» хорошо известно, кто стал первой жертвой этого процесса – простые труженики села, привыкшие верить честному слову председателя и не вникавшие никогда в замысловатую букву закона. Именно таким человеком была инвалид по зрению 82-летняя старушка Евгения Яковлевна Чмырь, много лет проработавшая в колхозе «Заря».

К 1992 году, когда коллектив колхоза собрался, чтобы разделить землю и имущество хозяйства, Евгения Яковлевна давно была на пенсии. Но заслуги бывшей колхозницы отметили: пожилую соседку на общем собрании наделили, как и всех, земельным паем в 7,9 гектара. Через три месяца, когда администрация района узаконила решение общего собрания, Евгения Яковлевна получила своё заветное «Свидетельство № 963». Следующие три года женщина получала от ТОО «Заря» арендную плату за свой пай. 

В 1995 году сердце Евгении Яковлевны остановилось.

Наследнику – сыну Виктору – от матери остался домик, участок под ним и земельный пай. Последний пункт суд уже несколько лет систематически вычёркивает из наследной массы.

Подтолкнули «мёртвые души»

К наследству, скажем честно, семья Чмырь отнеслась с непростительной по нынешним временам небрежностью. Оформлением документов занялись только в 2006 году – после того как случайно прочли в «Крестьянине» материал «Лишние и мёртвые души». Героем публикации был председатель колхоза «Заря» Владимир Лишний. Он составил список из 88 пайщиков, которые умерли, не имеют наследников либо поменяли место жительства и адрес неизвестен. Правда, журналист «Крестьянина» Марат Усенко выяснил, что некоторые «мертвецы» Лишнего живее всех живых: ходят на работу, живут в родном селе и от земли не отказывались...

С момента смерти Е.Я. Чмырь прошло больше десяти лет, и доказывать право на наследство её семье стало труднее.

– Моего мужа, Виктора, затаскали по судам и кабинетам, он собрал кучу справок и документов. Состоялось пять судов, которые в один голос отказывали нам в праве на пай, – говорит Любовь Евдокимовна. – Муж пытался получить наследство, а получил инфаркт. В 2008 году Виктор умер...

Дело отца продолжил Сергей Викторович Чмырь. Ему удалось отстоять  право собственности на дом и приусадебный участок. В требованиях на земельный пай суд продолжал отказывать.

Егорлыкское правосудие

Во время первого разбирательства судья Егорлыкского суда Геннадий Кравцов постановил, что земельный пай наследнику не положен, поскольку тот «не доказал, что фактически принял земельный пай в наследство». При этом право на дом и участок судья признал беспрекословно.

Наверное, Геннадий Александрович «забыл» статью 1152 ГК РФ, которая гласит, что принятие части наследства означает принятие всего причитающегося наследства, в чём бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось. То есть Виктор Чмырь никак не мог получить от матери дом и не получить земельный пай – тут уж либо всё, либо ничего. Ростовский областной суд вопиющее нарушение заметил и отправил дело на новое рассмотрение.

Повторно вопрос о земле в Егорлыкском суде разрешал судья Александр Наумов. Этот служитель законности также признал требования на земельный пай необоснованными, причём на основании некой «ст. 1.112 ГК РФ». Статьи с таким обозначением в Гражданском кодексе нет. Возможно, речь шла о статье № 1112 («Наследство»), которая к делу практически не относится: в ней говорится, что наследник получает от умершего родственника «имущественные права и обязанности», но не может наследовать, например, долги по алиментам или авторские права.

Рассуждения судьи Наумова были просты. В 1994 году, когда шёл обмен свидетельств, колхознице Евгении Чмырь не выдали новый документ – так называемое «свидетельство установленного образца». Грубо говоря, не поменяли старую бумажку на новую. А раз старая бумажка на момент смерти старушки была недействительна, то вроде как «недействительным» автоматически стало и право на 7,9 гектара земли. По логике судьи Наумова получилось, что не бумажка зависит от права, а наоборот – право от бумажки.

К счастью, личные рассуждения судьи Наумова далеки от российского законодательства. Ведь по закону РФ наследнику переходят «права и обязанности», а права на пай Евгению Яковлевну как раз никто не лишал. Оно существовало само по себе, независимо от всяких бумажек – ровно с того момента, как вышло постановление главы района в 1992 году.

И потому отказывать Чмырь в праве на землю из-за устаревшего свидетельства было также неуместно, как лишать россиянина гражданства только за то, что он пошёл менять паспорт не в 45, а в 50 лет.

Абсурдное решение Егорлыкского районного суда неожиданно поддержал и Ростовский областной суд. Без единой ссылки на закон судьи Нарежный, Руденко и Чернов лишили колхозницу (и как результат – её наследников) 7,9 гектара земли.

И никого не смутило, что в 2007 году Росреестр выдал родственникам выписку, в которой чёрным по белому было написано, что за Евгенией Яковлевной числится доля 7,9 га. Даже кадастровый номер участка имеется, последние цифры – 15:0727.

Наследства нет, земля – есть

– Глава «Зари» Владимир Лишний, пользуясь своим служебным положением, решил, что ему земля нужнее, чем Е.Я. Чмырь – этой 82-летней старухе, инвалиду по зрению и совсем безграмотной женщине. Потому и не выдал ей новое свидетельство, когда происходила замена документа, – уверена невестка покойной Любовь Евдокимовна. – Я обращалась в прокуратуру, надеялась, что кто-то из правоохранительных органов заинтересуется тем, откуда взялся список «мёртвых душ» Лишнего. Восемьдесят восемь собственников! Все умерли – как после эпидемии, а наследники отсутствуют (надо же, какой подобрался контингент – прямо все безродные!) или отказались от наследства (где найдёшь такого дурака, чтобы мог отказаться от наследства), поменяли место жительства и даже адрес не известен – ну, это в целях конспирации...

Понятно, что во Владимире Лишнем, поскольку именно при нём происходила реорганизация колхоза, люди видят первого обидчика. 

С другой стороны, что бы ни делал Лишний двадцать лет назад, последнее слово всё равно осталось за правоохранительными органами. Именно они должны были вручить внуку колхозницы то небольшое наследство, что своим горбом заработала его бабушка. А если кто-то пытался это наследство незаконно прихватить – наказать подлеца. Но оказалось, что до самой обыкновенной деревенской семьи никому в государстве нет дела. Даже суд – первейшая инстанция, которая должна ставить точку в подобных спорах – ликвидировал почти восемь гектаров сельскохозяйственной земли. Видимо, по принципу «нет наследства – нет проблемы».

В сухом остатке имеем следующее: доля покойной Е.М. Чмырь канула в небытие. Кадастровая служба Егорлыкского района не отрицает, что доля была и в натуре не выделялась. 

Администрация Новороговского поселения отвечает, что земельная доля Е.Я. Чмырь в списке невостребованных не числится – значит, земля в собственность муниципалитета не переходила и обладатель у доли всё-таки должен быть. Но поскольку суд отрицает право родственников Евгении Яковлевны на земельный пай, доля фактически зависла – она есть, но она ничья.

Хотя семья Чмырь догадывается, что фактически их 7,9 гектара сейчас находятся в обороте у СПК «Заря», которое продолжило существование, правда, во главе с новым начальником – Владимиром Пивнем. Тот, правда, всё отрицает: раз нет действующего свидетельства на земельную долю, то и в списках пайщиков Е.Я. Чмырь нет.

...Только в настоящей жизни этот маленький кусочек пашни остался наверняка. Где-то вблизи станицы Новороговской, где сейчас колосятся пшеница или ячмень. Так не бывает, чтобы пропало у одного и не появилось у другого. Вопрос – у кого?

Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров