Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Трактор на трактор: в Ростовской области пашня превратилась в поле боя

В Кашарском районе пашня превратилась в поле боя
вт, 23.06.2015 15:18

– Если мы сейчас на его подсолнечник посеем своё просо, ни он ничего не получит, ни мы. Это будет уже самая настоящая вой­на, – говорит Александр Гончаров. Уже несколько месяцев он не может получить доступ к взятой у жителей земле: бывший арендатор ни в какую не намерен отпускать участки, которые обрабатывал более десяти лет.

На встречу с журналистом «Крестьянина» в селе Каменка Кашарского района (Ростовская область) пришло около 15 человек. Это уже упомянутый глава ООО «Светлый» Александр Гончаров, три фермера из села Попов­ка и выделившиеся пайщики СПК «Искра». Их объединила общая проблема – сосед и бывший депутат района Загир Хантемиров, чья техника сейчас работает на их земле.

Слово дали Зое Кабатовой – как самой грамотной в юридических вопросах.

– В 2014 году, 11 марта, в судебном порядке был расторгнут договор аренды между нами, пайщиками, и арендатором – ООО «Искра», которое возглавлял Загир Хантемиров. «Искру» признали банкротом, у хозяйства были большие долги перед работниками, оно не выполняло условия договора перед пайщиками. 22 июля 2014 года решение суда вступило в законную силу. К тому моменту часть пайщиков уже приняли решение выделить свои участки в счёт земельных долей. 23 августа администрация поселения дала объявление о проведении общего собрания в районной газете «Слава труду», назначили его на 4 октября.

Собрание фактически не состоялось. Пришли всего 25 человек из более двух сотен. Кворума не было. Как выяснилось позже, Загир Гусунбекович от имени своего нового хозяйства – ООО «Виктория» – разослал людям именные объявления-пугалки: тем, кто придёт на собрание, участки будут выделяться на неудобных, неплодородных почвах.

– Так и написали: землю дадим песком и камнями, – говорит Зоя Александровна.

Тем не менее собственники земельных долей решили идти до конца – если не в общем, то в индивидуальном порядке. В газету «Наше время» пайщики подали объявления о выделе долей, возражений не поступило. Оформив, как положено, все документы и отправив их в юстицию (которая ни на минуту не сомневалась в правомерности процедуры), пайщики вздохнули с облегчением. И стали подписывать договоры с другими аграриями: 20 человек пришли к генеральному директору ООО «Светлый», остальные – около 40 пайщиков – к фермерам Михаилу и Сергею Кладиевым и Павлу Чумакову.

Тогда ещё никто не мог предположить, что через несколько месяцев Загир Хантемиров поставит на выделенных участках «оборонительный отряд» из тракторов и сеялок.

Бой первый – не последний?

Видеозапись первая. Четыре трактора, косилка и две легковушки выстраиваются в ряд на распаханном поле. Человек с камерой подходит к группе мужчин, которые что-то выясняют. Мужчина, похожий на Хантемирова, отпихивает от трактора другого человека, тот падает на землю.

– Сергей Николаевич, напишите, что он к вам силу применял. На камеру это записано, – призывает юрист ООО «Светлый». (С.Г. Белогуров – агроном ООО «Светлый». – Прим. авт.)
На второй видеозаписи появляются полицейские. Один из них кому-то звонит по мобильному:

– Ситуация такая: трактора стали и никто никому движения не даёт…

За кадром голос юриста:

– Мы не будем судиться. Это собственная земля наша, мы на ней будем работать. А вы пойдёте по 330-й статье (Уголовного кодекса, «Самоуправство». – Прим. авт.) за то, что мешаете нам пользоваться собственной землёй. А теперь уже с применением техники и силы – это уже часть вторая!

…Эти видеозаписи были сделаны в мае 2015 года на землях ООО «Светлый». В 2014 году администрация района сформировала из невостребованных долей участок и выставила его на торги. «Светлый» победил и приобрёл эти 236 гектаров – примерно 70% поля.

Когда пайщики пришли к Гончарову советоваться, где им выделять землю, глава хозяйства посоветовал: нарезайте оставшийся кусок поля. Но фактически воспользоваться пашней не удалось: мало того что Хантемиров продолжил обрабатывать выделенные участки, он ещё и попытался зайти на выкупленную у района землю. В результате вместо полевых работ началась эта разборка с участием правоохранительных органов, которые, кстати, ничего не решили: потоптались по чернозёму и, посоветовав землевладельцам разбираться в суде, уехали.

– Мы уже столкнулись с этой проблемой, а фермерам только предстоит, – говорит Гончаров.

– Земли, которые получили в аренду мы, заняты посевами озимой пшеницы. Дисковать хлеб не стали: решили поступить порядочно. Пусть Хантемиров свою пшеницу соберёт, а потом мы зайдём, – говорит фермер Михаил Клавдиев.

– Мы хотим по-человечески. Пусть он скосит свою озимую. Только, понимаете, мы не уверены, что он после этого землю отдаст, – говорит фермер Павел Чумаков.

Из «Искры» разгорится «Пламя»

Волнение земледельцев и землевладельцев понятны: есть в его биографии моменты, оставляющие народ в недоумении.

…Имя Загира Хантемирова стало известно газете «Крестьянин» в 2013 году. По новостным агентствам разлетелось сообщение, что в Кашарском районе сельхозпроизводитель проводил обработку полей гербицидами. Отраву распыляли с воздуха, погода была ветреная, так что гербицид попал далеко за пределы поля с сорняками: облысели лесополосы, погорела на соседних участках пшеница.

Фермеры и предприятия тогда понесли значительный урон. Неофициально виновный был назван сразу – ООО «Виктория». А как стали думать о возмещении ущерба через суд, поняли, что доказательств не хватает.

– Вяжинская земля (поля находятся в Вяжинском поселении. – Прим. авт.) несколько раз передана в субаренду. – Сначала воронежской фирме, та – московской фирме. Доказать, что гербицид распыляла именно «Виктория», мы не смогли, – объясняет Гончаров.

Месяцем позже, когда «Крестьянин» писал о погибшем колхозе «Родина», в Вяже, где Загир Гусунбекович «работал директором три дня», местные жители рассказали, что учреждённые или возглавляемые Хантемировым хозяйства регулярно становились банкротами.

Когда в 2007 году СПК «Искра» под руководством Хантемирова признали несостоятельным, никто не придал этому значения. На базе банкрота Загир Гусунбекович тут же организовал ООО «Искра». Оно просуществовало пять лет и в 2012 году тоже обанкротилось. Работники негодовали: работодатель задолжал им заработную плату. На помощь утопающему хозяйству пришло ООО «Пламя», учредителем которого стал механизатор Хантемирова Сергей Остапущенко, а директором – всё тот же Загир Гусунбекович.

«Пламя», возникшее за две недели до решения суда о банкротстве «Искры», успело в этот короткий срок заключить с несостоятельным хозяйством договор простого товарищества. В пользование «Пламени» перешли все паевые земли, арендованные «Искрой».

Через год банкротом с 50-миллионным долгом по зарплате стало и «Пламя». Уволенный с поста директора Загир Хантемиров к тому моменту имел новую фирму – ООО «Виктория».
Когда в марте 2015 года пошли слухи о банкротстве «Виктории», жители восприняли это как само собой разумеющееся, ожидаемое событие.

– Я много встречал случаев, когда человек начинал заниматься сельским хозяйством, у него не получалось, предприятие банкротилось, и он бросал это дело. Но здесь одно за другим становятся банкротами предприятия, у которых действующее лицо одно и то же! – недоумевает Александр Гончаров.

Договор без штампика

Теперь разберёмся с тем, каким образом «Виктория» получила доступ к паевой и выделенной земле.

В 2012 году на общем собрании арендодатели «Искры» выбрали уполномоченного, которому позволялось совершать сделки с землёй от имени всех членов долевой собственности. Этим человеком стал механизатор Владимир Ковалёв.

Весной 2014 года, когда начался суд о расторжении договора аренды с «Искрой», некоторые пайщики предположили, что Ковалёв, пользуясь правами уполномоченного, заключит следующий договор с «Викторией» – и тогда никто не сможет выделиться из земельного участка и уйти к фермерам или «Светлому».

Чтобы этого не допустить, пайщики направили в юстицию возражения о невозможности регистрации договоров аренды на свой земельный участок без их непосредственного участия.
Но регистрировать новый договор аренды, которого так опасались пайщики, и не пришлось. Ковалёв и Хантемиров сделку совершили ловко: землю передали в аренду на срок 11 месяцев. По закону такой договор не нуждается в государственной регистрации.

– Об этом договоре мы ничего не знали, с нами он не обсуждался, – говорит Зоя Александровна. – После того как в июле 2014 года прежний договор аренды был расторгнут, Хантемиров продолжил работы на наших полях. Никаких правоустанавливающих документов на это он не имел. Мы написали заявление в прокуратуру и – я хорошо помню, что это было 9 сентября – мы выехали в поле вместе с участковым и сотрудником Росреес­тра, для того чтобы подтвердить факт производства сельхозработ Хантемировым на нашем земельном участке. Загир Гусунбекович заявил нам, что у него есть договор аренды, подписанный уполномоченным. Позже он привёз и показал нам этот договор, датированный 8 сентября 2014 года.

В настоящий момент Хантемиров имеет договор аренды, в который фактически включены уже выделенные земельные участки, на несуществующий объект – землю, которая имелась до выделения участков. Сейчас у арендованной Хантемировым земли совсем другая площадь. Фактически такая сделка недействительна.
Но вторая сторона, конечно, придерживается иного мнения.

С самим Загиром Гусунбековичем нам не удалось пообщаться: на звонки он не ответил. В ООО «Виктория» трубку телефона также никто не поднимал. Единственным, кто дал какие-то разъяснения, был Владимир Митрофанович Ковалёв, который от лица пайщиков подписал договор аренды.

Он выразил абсолютную уверенность, что закон на стороне Хантемирова.

– Конечно, люди знали, что будет заключён договор аренды с «Викторией». Этот вопрос обсуждался на общем собрании.

– Почему же тогда некоторые землевладельцы его пытаются оспорить?

– Там катавасия такая – кто в администрации работает, хотел выделяться. Пайщики им сказали: выделяйтесь в законном порядке. На общем собрании было решено, что в первую очередь нужно выделять землю там, где пески и камни. Но им это не понравилось. Они решили всё сделать по-своему.

– Вы считаете, что люди выделили участки незаконно?

– Да, я так считаю. И «Светлый» тоже незаконно оформил 236 гектаров земли. Об аукцио­не не было объявлений. Эти земли ему продала администрация района, хотя невостребованные доли уходили в собственность сельского поселения.

– В октябре заканчиваются ваши полномочия. Срок аренды истекает в августе. Будете ли от лица пайщиков заключать новый договор с «Викторией»?

– Конечно, будет заключён новый договор. Будет собрание, на нём всё решим.

Судя по всему, конфликт между арендаторами в Кашарском районе мирным путём не закончится.

Те, кто обязан защищать закон, считают не своим делом вмешиваться в спор хозяйст­вующих субъектов. И отправляют людей в суд.

«Светлый» и фермеры, в свою очередь, не хотят начинать тяжбы, считая, что именно этого и добивается «Виктория». Пока будет идти судебный процесс, Хантемиров успеет и собрать урожай, и заново посеять зерно.

– У меня больше претензий даже не к Хантемирову – мне этот человек хорошо известен, – а к правоохранительным органам. Почему с этим вопросом не хочет разбираться прокуратура, полиция?

Мы задаём вопрос: чей договор аренды действителен? Помощник прокурора не знает, участковый не знает! Извините, вы все получали высшее образование, в чём же тогда заключается ваша работа, если вы законов не знаете? – не может сдержать эмоции Александр Гончаров. – Обидно, что у власти и так нет никакого авторитета, а после этого… он падает ниже плинтуса.

Если прокуратура и полиция и дальше будут закрывать глаза на взрывоопасную ситуацию, к весне пашня в Кашарском районе снова может стать «полем боя». И, кажется, тогда противостоянием тракторов дело не обойдётся.

Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров