Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Подавленные пылью: в Ростовской области разворачивается экологическая катастрофа

+1
0
-1
Автор: Inga
В Красносулинском районе Ростовской области разворачивается экологическая катастрофа, но жители молчат об этом
чт, 25.06.2015 14:27

В Красносулинском районе Ростовской области разворачивается экологическая катастрофа, но жители молчат об этом.

Хутор Грачёв – находка для туриста. Расположен он всего в трёх километрах от федеральной трассы М-4, ведущей на Москву. Близость к основной транспортной артерии ничуть не нарушила его самобытности. 

На буйно цветущих лугах пасутся коровы, по улицам прогуливаются стада гусей, а деревенские мальчишки в выгоревших майках распугивают их своими велосипедами. Приличный и тихий хуторок. Лишь время от времени тишину в хуторе нарушают протяжные рокоты взрыва.

Под страхом увольнения

Взрывов здесь никто не боится. К ним почти привыкли, также как и к белой пыли, которую приносит ветер со стороны щебёночного завода. Станешь так на лужайке, любуешься степными пейзажами и думаешь: стоял бы тут вечно и смотрел бы на эту красоту. Ан нет, минут через пять такого любования глаза начинают гореть огнём, в горле першит и хочется бежать подальше от рокового места.

Щебёночный завод ООО «Донской камень», судя по всему, изрядно досаждает жителям хутора Грачёв. Некоторые из них пытались жаловаться в сельскую администрацию, но получили такой «исчерпывающий» ответ, что желание написать ещё куда-то просто отпало.

– У меня трое детей, на летних каникулах они даже не могут выйти на улицу погулять. Сидят в душной комнате, при закрытых форточках. Жена замучилась пыль в доме убирать, о стирке и речи быть не может, – перечисляет тяготы своего быта житель хутора Владимир Богма.

Пока мы разговариваем, ветер дует восточный, стена пыли с щебзавода не доходит до нас, а маячит на горизонте. Владимир говорит, что это нам повезло: сейчас ещё можно дышать.
В огороде возится соседка. Богма зовёт её к разговору.

– Жить невозможно, – соглашается женщина. – От взрывов трескаются стены в доме и лопаются стёкла. Мы замучились их менять!

Узнав, что мы из газеты, женщина быстро ретируется к дверям: «Вы идите лучше дальше по улице, там с кем-нибудь поговорите». Но по улице уже как мамай прошёлся. Даже гуси при виде нас с испуганными воплями попрятались во дворах. 

– Все боятся говорить, потому что щебзавод – единственное работающее в округе предприятие, – говорит Богма. Он 
тщетно пытается вызвать кого-нибудь из домов. – Работать больше людям негде. А кто выступает, жалуется – тех сразу увольняют. 

Откуда ветер дует

Владимир говорит, что испытал всё это на себе. В 2008 году он работал на щебзаводе заточником буровых коронок, также обслуживал дизельные генераторы и по совместительству работал на той самой поливальной машине «Краз», которая призвана бороться с пылью.

– Я сказал, что одной поливальной машины не хватает, чтобы убрать пыль, – говорит Владимир Богма. – Ведь у предприятия три производственных площадки. Орошать надо и дробильно-сортировочную площадку, и площадки в карьере, и вскрышные отвалы, и дороги! А машина одна. Было много и других нарушений условий труда. Рабочим не выдавали средств защиты, мы работали без респираторов. Но на мои обращения руководство ответило, что я пришёл работать, а не указывать. Потом мне создали такие условия, что пришлось писать заявление об увольнении.

В 2009 году Владимир обратился в администрацию Михайловского сельского поселения с жалобой на пыль, которая летит со стороны щебзавода. Глава Светлана Дубравина ответила, что провела служебную проверку, в ходе которой главный инженер щебзавода Валерий Громов отрицал доводы местного жителя. А именно, по информации главного инженера, на дробильно-сортировочной установке постоянно осуществляется пылеподавление. Любопытная практика – когда на жалобу отвечает тот, на кого, собственно, и жалуются.

Другой не менее важный момент: глава сослалась на данные ГУ «Ростовский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды», что среднегодовая повторяемость направления ветра на хутор Грачёв (северное) составляет 10% в год. «Это говорит о том, что 90% годового времени северный ветер (со стороны карьера) отсутствует», – ответила глава.

– При чём тут северный ветер – пыль несёт на нас и при северо-западном, северо-восточном направлении, да страдаем даже и при южном – вы посмотрите, что происходит с дорогами, – говорит Владимир Богма. Действительно, шлейфы пыли стелются за снующими по дорогам грузовиками. 

Неудовлетворённый ответом, записанным со слов главного инженера, Богма написал в 2010 году в администрацию повторно. «Администрация Михайловского поселения имеет право отклонить обращение, вопрос которого уже рассматривался...» – ответила Светлана Дубравина и повторила все прошлогодние доводы инженера.

Отчаявшись что-либо изменить в окружающей среде, Владимир Богма решился на переезд в Кировскую область – там ему предложили работу.

– Не хочу, чтобы у моих детей развилась болезнь лёгких, – аргументирует он своё решение. Переезд запланировал на днях. Говорит, когда пришёл за справкой в сельсовет, там ещё и ёрничали: «Ну что, загибается ваш хутор?» По мнению Владимира, они могут так говорить, потому что администрация находится в хуторе Михайловка, на значительном удалении от карьера. Проблемы хутора Грачёва им не понять.

Капучиновый ручей 

Выяснилось, что пыль с щебзавода досаждает не только хутору Грачёв. Наше путешествие продолжилось в Ясиновской балке – это ещё дальше от федеральной трассы. Место здесь совсем глухое, можно даже сказать, заповедное.

Здесь очень богатая растительность и настоящее раздолье для охотников. Ручей, который протекает в балке, говорят, прежде кишмя кишел рыбой. Один из местных старожилов Иван Ецков вспоминает, что ловил тут сома с человеческий рост. Вода в ручье раньше была прозрачной, и рыбу можно было вытаскивать руками. Теперь жидкость в ручье по цвету больше напоминает напиток капучино. 

– Вот, посмотрите, я только утром набрал бутылку, – Иван Павлович гневно потрясает полторашкой с мутной жидкостью внутри и предлагает собственноручно исследовать речное дно. – Вы зачерпните, зачерпните рукой, посмотрите, какой только гадости там нет!

Лезть в гадость рукой совсем не хочется, на помощь приходит лоточек из-под шоколадного мороженого, забытый кем-то из отдыхающих. Погружённый на дно, он возвращается на свет божий полным-полнёхонек донного ила вперемешку с белой каменной взвесью. 

Белая пыль с щебзавода – единственное разумное объяснение и странному цвету ручья, и непонятному осадку. Ручей из Ясиновской балки, судя по карте, как раз протекает мимо карьера. Затем он впадает в реку Кундрючья. В погожий день по белёсому следу в воде можно изучать направление течения.

– При таком подходе через несколько лет ручей пересохнет, и на его месте останется зацементированное русло, – опасается Иван Ецков.

Но, по мнению жителей, жаловаться на предприятие, возможно, нарушающее экологические нормы, бесполезно. Ведь карьер оказывает сельским поселениям помощь, отсыпает дороги щебнем. В глазах властей это «курочка, несущая золотые яйца». Кто же будет от такого отказываться?

Опасная территория

Насколько правы в своих опасениях жители, мы решили проверить лично. Для этого необходимо было попасть на территорию ООО «Донской камень» и увидеть своими глазами, как у них осуществляется то самое пылеподавление и что именно они сливают в ручей. Увы, сделать это не удалось. Прежде всего, необходимо отметить, что на пропускном пункте предприятия, куда нас направили местные жители, отсутствует вывеска. О том, что перед нами действительно ООО «Донской камень», можно было только догадаться по вывешенным на посту охраны № 2 
листкам с перечнем вакансий. Судя по всему, кадровый вопрос здесь стоит остро.

Охранник, узнав, что мы из газеты, позвонил заместителю директора. Но тот запретил пускать журналистов на территорию завода, сославшись на то, что территория карьера опасна. Вероятно, она настолько опасна, что само начальство этого предприятия предпочитает находиться на значительном удалении от него. На сайте предприятия указан адрес офиса – город Новочеркасск.

По официальной информации, ООО «Донской камень» основано в 2006 году с объёмом производства 500 тысяч тонн в год. За период по 2014 год штат сотрудников вырос до 640 человек, а объём производства – до 7 млн тонн в год. Из картотеки Арбитражного суда видно, что предприятие поставляет щебень для различных дорожных и строительных организаций, в том числе и для «РЖД». География поставок не ограничивается пределами региона. 

Почему же такая серьёзная успешная компания не может решить проблему запылённости соседнего хутора и окружающей территории, экономит на орошении? Если действительно у них работает всего один «Краз», этого явно недостаточно, что и зафиксировала наша фотокамера. 

Мы позвонили главному инженеру Валерию Громову, задали вопросы о количестве поливальных машин, как работает система орошения и есть ли она вообще, кто, когда и с каким результатом проверял деятельность предприятия. Отвечать на них Валерий Громов наотрез отказался. Интересно, почему? Ведь если предприятие соблюдает все требования законодательства, от общественности скрывать нечего.

Глава сельской администрации Светлана Дубравина оказалась недоступна для общения: на рабочем месте застать её не удалось, а мобильный телефон был выключен.

Тревожная ситуация складывается на территории Красносулинского района. Жители хутора Грачёв с опаской следят за прогнозами погоды, молясь о том, чтобы ветер не дул на них. Капучиновый ручей в Ясиновской балке постепенно заполняется каменной пылью. А наиболее вероятной причиной всего этого является, скорее всего, стремление предприятия по добыче щебня к экономии своих затрат. 

Редакция газеты обращается в природоохранную прокуратуру, а также в Азово-Донское бассейновое управление по рыболовству и сохранению вод­ных биоресурсов с просьбой проверить деятельность ООО «Донской камень» и оценить воздействие на окружающую среду.

Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров