Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Коктейль для пашни: на севере Ростовской области фермер научился получать стабильные урожаи

+1
0
-1
Автор: admin
На севере Ростовской области фермер научился получать стабильные урожаи
чт, 18.06.2015 13:13

ООО «Маис-Агро» Чертковского района выращивает внушительный перечень сельхозкультур. И практически каждая из них радует необычными для северной зоны области намолотами и доходностью гектара. В основе этих результатов, считает учредитель «Маис¬Агро» Валерий Карасёв, использование технологии, сберегающей и оздоравливающей почву — no-till.

Возрождённый хутор

На ферму Карасёва мы добирались коротким путём через Миллеровский район – полевыми дорогами вдоль облесённых балок, мимо брошенных изб вымирающих хуторков, названий которых не помнил, похоже, даже сам предприниматель, назвавший нам по телефону лишь ориентиры в виде развилки, водонапорной башни, газонаполнительной станции да леса за балкой. Словом, не отправься Валерий Владимирович нам навстречу на своём внедорожнике, мы наверняка бы укатили куда¬нибудь в Луганскую область, о критической близости которой нам напоминали СМС украинских операторов сотовой связи. 

Когда поделились впечатлениями об увиденном полузапустении, Валерий Карасёв грустно улыбнулся и предложил взглянуть на запустение настоящее. Для этого мы сделали небольшой крюк в сторону двух чертковских хуторов, в которых прошло детство некоторых знакомых фермера и куда он сам мальчонкой наведывался в гости. Преодолев пару¬тройку километров, попали в селение¬призрак. Издали оно выглядело обычными лесополосками с обеих сторон дороги. И лишь вблизи удалось разглядеть остовы турлучных стен в гуще бушующих клёнов, уцелевший кое¬где штакетник заборов со следами покраски, одичавшие яблони садов… Следующий хуторок тоже полностью обезлюдел, и его улицы стремительно превращались в лес.    

– Люди ушли после того, как колхоз ликвидировал здесь животноводческие фермы, – назвал на обратном пути характерную закономерность Валерий Владимирович. – Такая же участь постигла и мою родную Ивановку.

Впрочем, в Ивановке мы не обнаружили никаких руин. Напротив, всё здесь выглядело довольно цивильно, правда, с преобладанием производственных объектов: склады, миниэлеватор, навесы для хранения техники, фермы для животных… Всё недавней постройки. И только три силосные ёмкости из старого красного кирпича, как родовые башни горцев, таили в себе что¬то из отдалённого прошлого.    

– А вот в этом пруду однажды в детстве я тонул, – показал на небольшой водоём Валерий Карасёв. – Конечно, тогда это был совсем другой пруд. Он исчез, когда хутора не стало. Новый построил я сам, когда вернулся сюда фермерствовать.

Вернулся на малую родину Карасёв после завершения карьеры штурмана дальнего плавания. Вернувшись, увидел вместо хуторской улицы развалины в одичалых садах и заброшенный погост на возвышении. Взял землю в этом медвежьем углу и стал возрождать поселение. Игнорируя насмешки скептиков, построил фермерский особняк, где и живёт сегодня вместе с женой и младшим сыном, которого каждый день возит за 50 километров в школу. 

Вместе с хозяином мы заглянули в это просторное двухэтажное строение, в котором все городские удобства. Как вольно дишится в этой усадьбе, сколько простора вокруг и как радуют глаз под окнами молодые деревца большого плодового сада. Ещё одно украшение усадьбы – убегающая к горизонту живописная аллея из сосен и берёз.

– Её я посадил после разговора с отцом, – говорит Валерий Владимирович. – Он отругал меня за раскорчёвку деревьев, что оставались на месте бывшей хуторской улицы. Мол, хоть лесополоска была. И я пообещал ему, что посажу новую.    

А вот заброшенный хуторской погост фермер Карасёв привёл в полный порядок: обнёс металлическим забором, на входе построил часовенку, поставил металлические кресты над могилами. Появились здесь и первые три памятника. Два из них принадлежат близким родственникам Валерия Карасёва – деду Максиму Пышненко, одному из основателей хутора, и отцу Владимиру Карасёву, который умер в 2010 году и пожелал быть похороненным на родном хуторском кладбище. А третий памятник недавно установил своим родителям уроженец хутора, живущий ныне в Москве. Валерий Владимирович надеется, что и другие земляки исполнят сыновий долг, узнав о возрождении Ивановки.

– Вот только имя нынешнему хутору я придумал немножко другое – Новоивановка, – уточняет Карасёв. – В нём, как мне думается, как раз и заложена идея возрождения.

Уплывшие ульи

Хутор Новоивановка находится на водоразделе. Отсюда берут начало целых четыре речушки, убегающие в разные стороны света, в том числе на Украину. Как и всякую возвышенность, водораздел часто атакуют вольные ветры. Эта природно¬климатическая особенность, радовавшая Карасёва¬мальчонку, стала огорчать Карасёва¬фермера.

– Вспашешь поле, а ветер зимой снимет с него пару сантиметров и переносит на Украину. И так каждый год.  

А летом 1997 года и вовсе случилась трагедия. Паровой клин под струями продолжительного ливня пришёл в движение и устремился в ближайшую балку, увлекая за собой 10-сантиметровый слой почвы.

– Сель был такой мощный, что буквально смёл мою пасеку, которая стояла на опушке лесочка у вершины балки. Я потом вылавливал ульи на дне оврага. 

То событие заставило фермера отказаться от классической технологии в пользу минималки. Это заметно снизило объёмы «экспорта» земли на Луганщину. Сократилась и водная эрозия. А четыре года назад Карасёв и вовсе перешёл на прямой посев.

– К нему я готовился долго – целых 12 лет. Изучал труды основоположника нулевой технологии Овсинского, ездил в кировоградскую фирму «Агросоюз», у которой уже 13¬летний опыт применения ноутила, стал собирать средства на покупку американского трёхсотсильного трактора «Челленджер».

Затем были приобретения американской сеялки прямого высева «Грейт плейн», опрыскивателя. Всё это весьма дорогое удовольствие, отмечает собеседник. Но есть и плюсы: отпадает нужда в плугах, культиваторах, боронах, глубокорыхлителях и прочем оборудовании, кардинально сокращаются затраты труда. Сегодня, например, в «Маис¬Агро» 3 600 га земли, а обрабатывают её всего шесть механизаторов, в распоряжении которых два трактора («Челленджер» и «Джон Дир»), два комбайна «Джон Дир», две импортные сеялки (зерновая и пропашная), а также два опрыскивателя. Вот и весь парк.

От двухполки к десятиполке

Все, кому удалось извлечь преимущества технологии no¬till, обращают внимание на её иллюзорную простоту: отказался от плугов и культиваторов – и сидишь в шоколаде. На самом деле всё куда сложнее. Валерий Карасёв в полной мере ощутил это на себе. 

Раньше, например, он применял двуполье – сеял сою (к ней проявляет давний интерес) и кукурузу. После перехода на «ноль» перечень культур в севообороте стал стремительно нарастать. И в минувшем году фермер уже убирал урожай (помимо сои и кукурузы) пшеницы, ячменя, ржи, подсолнечника, нута, горчицы, льна, софлора. Такое многообразие, считает Карасёв, – важнейшая составляющая технологии no¬till, заимствующей принципы природного многообразия растений у диких степей. 

При этом каждая культура помимо своей потребительской задачи – одарить земледельца достойным урожаем – выполняет, как правило, и другие – почвосберегающую, почвоструктурирующую, почвозащитную и даже почвообогащающую.

У зерновых и кукурузы мочковатые корни, а у подсолнечника, горчицы, рапса – стержневые. Если их правильно чередовать, то это разуплотнит почву, улучшит её структуру. Даже плужную подошву стержневые корни разрушают. Кроме того, они создают каналы доставки питательных веществ из нижних слоёв в верхние. 

Что касается питательных веществ, то хорошо обогащают почву азотом бобовые культуры. В том числе популярный нынче нут. Но эта культура, напоминает Карасёв, не приемлет химпрополок. Поэтому на нутовых полях можно встретить даже карантинную амброзию. Благодаря чередованию культур проблему удаётся решить без особых сложностей, говорит собеседник. Скажем, софлор успешно выводит с поля как амброзию, так и марь белую. 

На борьбу с сорняками нацелено у фермера и чередование так называемых холодных (узколистных) и тёплых (широколистных) культур.

– Особенную заботу о земле проявляет на моих полях горчица. Она очищает почву, обеззараживает её от вредных бактерий и вирусов, обогащает фосфором и одновременно структурирует. После горчицы землю приятно в руки брать: мягкая мелкая фракция. 

За комбайном – сеялка

В советские годы был популярным лозунг: «Комбайн с поля – плуг в борозду». У фермера Карасёва лозунг другой: «За комбайном – сеялка».

– Стараемся не допускать разрыва между уборкой и новым посевом. Нужно не упустить запасы влаги в почве. Особенно это важно после уборки ранних колосовых, когда сильная жара установилась. В такое время сеялка у нас идёт, можно сказать, следом за комбайном.

Любопытно, что Валерий Карасёв повторно сеет то, что, как правило, не планирует убирать. Причём сеет так называемый коктейль. На одном из полей, например, мы разглядели сразу три культуры – горчицу, нут и рожь. Эту смесь фермер посеял после уборки озимой пшеницы из расчёта 80 кг семян на 1 га. Она растёт до глубокой осени. 

– Да, я понёс дополнительные затраты, – соглашается Валерий Владимирович. – Но отдача перекроет расходы: почва обогатится азотом, питательными веществами из отмерших корней и вегетативной массы, улучшится её структура. Вдобавок ко всему зимой на этом поле задержится больше снега, а это дополнительная влага, которой нам так недостаёт.              

Таким образом, коктейли повторных посевов служат важным дополнением многопольного севооборота, восстанавливают баланс почвы, создают благоприятные условия для развития последующих культур. Важно только, чтобы входящие в состав коктейлей растения не доходили до стадии цветения, после чего они начинают активно использовать минеральные вещества и влагу из почвы. Чтобы не допустить этого, фермер обрабатывает повторные посевы глифосатом. 

– Бывают и исключения, – уточняет Валерий Владимирович. – Иногда оставляю повторный посев для получения второго урожая. Скажем, в минувшем году на стогектарном поле озимой пшеницы мы намолотили 47 ц/га. Уборку завершили до 5 июля, а через пару дней посеяли суперультраранний подсолнечник отечественной селекции. Убрали его в последней декаде октября. Намолот семечки был небольшой – 6 ц/га, а влажность высокая – 25%. Но у нас есть сушилка: довели урожай до нужных 8%. Словом, игра стоит свеч.

Повторный посев сои показал результат ещё интереснее. Тоже выбрал ранний сорт Аннушка. Посеял до 10 июля, воспользовавшись дождём, который пополнил запас влаги в почве. В конце первой декады октября провёл десикацию, поскольку растения были ещё зелёными, и получил урожай 9 ц/га. Тоже влажность была высокая и протеин низкий. Но для второго посева это очень неплохо, считает Карасёв. Ведь иногда соя даже первым посевом (как это было, например, два года назад) родит меньше. 

Прибыльный «ноль»

В ходе продолжительного общения с Валерием Владимировичем – и в поле, и дома – мы услышали немало его эмоциональных оценок в пользу прямого посева, основанных на доскональном изучении темы. Захотелось вычленить из этого массива отзывов сухой остаток того, чем конкретно обернулся «ноль» для фермера Карасёва за эти несколько лет. Собеседник назвал несколько позиций, достойных того, чтобы назвать их «поимённо». Вот они.

Хозяйство исключило из перечня сезонных полевых работ чизелевание, подъём зяби, две весенние предпосевные культивации. Расход солярки на 1 га сокращён с прежних 80 литров до 20 литров. Вместо прежних восьми тракторов со всем объёмом полевых работ теперь управляются два. От паров хозяйство отказалось ещё раньше.    
Минус, о котором обязательно нужно упомянуть ради объективной картины, – увеличение расходов на химпрепараты за счёт широкого применения глифосата. Тем не менее, считает фермер, общая экономия затрат всё равно получается значительная. 

А пока об урожайности. Она вот уже четыре года в ООО «Маис-Агро» самая высокая в Чертковском районе. Причём по всем культурам. Пшеница, например, даёт в хозяйстве около 40 ц/га, рожь – за 50 ц/га, ячмень – 30 ц/га, кукуруза – 50 ц/га, соя – 18 ц/га, нут – 16 ц/га, софлор – 16 ц/га.  

Наконец, о прибыльности «ноля». Каждый гектар приносит хозяину «Маис¬Агро», за вычетом понесённых затрат и в зависимости от культуры, до 18 тысяч рублей чистого дохода. 

– Вместе со мной в хозяйстве работает старший сын Денис. Мы пришли сюда надолго. Поэтому для нас очень важно, что прямой посев позволяет сохранять эту землю плодородной и здоровой. Ветровая и водная эрозии остались в прошлом. Наши поля в любое время года укрыты растениями или мульчей, что позволяет беречь дефицитную влагу, – подытоживает Валерий Владимирович.

– Пока в Новоивановке один только жилой дом. Появятся ли другие? – спрашиваю.

– Появятся обязательно. Крестьяне из соседних селений, которые у нас работают, пока отклоняют мои предложения переселиться в возрождённый хутор. Пугает отсутствие хорошей дороги, газа. Но это пока. Думаю, первыми моими соседями станут горожане, истосковавшиеся по тишине, чистому воздуху и живописной природе.

Михаил Заздравных

Опубликовано в журнале "Деловой крестьянин"

+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров