Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Пятеро убитых, двое раненых - цена участка земли в Орловском районе

+1
0
-1
Автор: Anna
ср, 30.10.2019 14:15

Конфликт двух чеченских семей из-за участка пастбищной земли в Орловском районе (Ростовская область) вылился в массовую перестрелку. И точка в этой истории ещё не поставлена 

Пятеро убиты, двое в реанимации. Такова цена земельного участка размером в пару десятков га. Хотя местные утверждают: вражда между кланами Бациевых и Дакишвили тянется не первый год. Но до сих пор были ругань, угрозы, разборки «по-мужски» и суды. До серьёзного кровопролития дошло впервые. 

«По предварительным данным, сегодня в дневное время на территории животноводческой точки в х. Чернозубов Орловского района, между несколькими местными жителями произошёл конфликт, в ходе которого мужчины произвели друг в друга несколько выстрелов из огнестрельного оружия. В результате полученных огнестрельных ранений пятеро мужчин скончались, двое пострадавших с травмами помещены в медицинское учреждение». Это короткое сообщение опубликовало 22 октября следственное управление СК РФ по Ростовской области. 

По официальным данным, убиты братья Арби и Идрис Бациевы, их родственник Ислам Бациев, а также Зураб Дакишвили и некто, числившийся до последнего времени неизвестным (по неофициальным данным, это работник СПК армянин Эдгар). В Орловской районной больнице находятся третий брат убитых Арби и Идриса Бациевых – Адлан (всего братьев четверо) и их родственник Балауди Хусиханов. 

Что именно произошло 22 октября в окрестностях маленького хутора Чернозубова, следствие будет разбираться ещё долго. Хотя бы потому, что существует две основных версии и множество дополнительных. Это версия семьи Бациевых («Во всём виноваты Дакишвили, они и начали стрельбу»), версия Дакишвили (строго противоположная) и масса слухов и домыслов, в которых окончательно тонут факты. 

Кстати, вопреки распространившимся слухам, это не были грузино-чеченские разборки: Дакишвили – такие же чеченцы, как и Бациевы. Если уж совсем точно – они кистинцы; так называют чеченцев, издавна живущих в Панкисском ущелье, на северо-востоке Грузии – отсюда и фамилия. Говорят, для кавказских ревнителей чистоты крови это имеет значение. Но все версии сходятся на том, что главной причиной перестрелки был делёж земли. 

Договориться не получилось

Камнем преткновения стал участок, размер которого все называют по разному. В любом случае это около 20 га, может, чуть больше. Этот участок, как и другие земли пайщиков, много лет арендовал СПК «Новосёловский» – бывший совхоз, а ныне главное предприятие Камышевского сельского поселения – места жительства всех героев нашей истории. А теперь ещё и места преступления. 

Это стадо принадлежит Бациевым

«Новосёловским» много лет рулили Бациевы. Но не так давно председателем СПК стал Василий Дакишвили. 

На следующий день после перестрелки юрист СПК «Ново-сёловский» Роман Кильбаух дал пресс-конференцию в здании сельской администрации для оперативно съехавшихся журналис­тов. Его версия происшедшего, естественно, работает в пользу Дакишвили, да и вообще, в тамошних запутанных земельных разборках сам чёрт ногу сломит. Но по словам Кильбауха, опубликованным в СМИ, и по рассказам местных жителей, ситуация в целом выглядит так. Бациевы в последнее время выкупали земли пайщиков – в том числе приобрели и тот самый спорный участок. Но полновластными хозяевами ещё не стали, по крайней мере формально: договор аренды пайщиков с «Новосёловским» действовал до 2023 года. И когда Дакишвили отправил на спорный участок трактора, чтобы обработать землю перед зимой, Бациевы возмутились и «сказали, что всех перестреляют». Это, повторяю, версия юриста «Новосёловского». Бациевы же утверждают, что Василий Дакишвили, возглавив СПК, начал вставлять палки в колёса независимым фермерам. Стоит ли напоминать, что у каждой стороны здесь свои факты и своя правда, совпадаю­щие лишь в мелочах?

Кто начал стрельбу – неизвестно. Известно лишь, что 22 октября, после очередной ссоры, представители семей решили встретиться возле кошары, расположенной вблизи хутора Чернозубова, и договориться наконец, чья же земля. 

Договориться не получилось. 

24 октября задержали Василия Дакишвили. Днём позже, в Грозном – ещё одного участника конфликта (по данным Telegram-канала Life Shot, это Мераб Маргошвили, предположительно участвовавший в перестрелке, затем скрывшийся и объявленный в федеральный розыск. Но это всё неофициально).

Без комментариев

24 октября Орловский встречает нас автозаком с омоновцами – необычное зрелище для тихого посёлка на востоке Ростовской области. Впрочем, это уже остатки: с момента перестрелки прошло почти два дня, и полицейские кордоны начали снимать: так, по пути в хутор Чернозубов мы встречаем целую кавалькаду машин с мигалками. А в Камышёвке и вовсе тишь да благодать: светит солнышко, цветут осенние цветочки, и только некоторая общая нервозность напоминает о том ужасе, который творился позавчера всего в нескольких километрах отсюда.

Хозяин автолавки, развернувший было торговлю овощами на краю центральной «ленинской» площади, раздражённо кидает свой товар обратно в кузов.

– Не идёт торговля?

– Да какая уж тут торговля, – бросает в сердцах. 

Что официальных комментариев не будет, стало ясно сразу: и атаман Орловского юрта, он же зам главы района Александр Галицын, и зам по социальным вопросам Наталья Михайлова, и глава Камышёвского сельского поселения Валентина Канатова, едва услышав слова «корреспондент» и «газета», отреагировали одинаково: «Никаких комментариев». Валентина Егоровна не поленилась даже запереть за мной дверь – я услышала у себя за спиной скрежет ключа, поворачиваемого в замке. 

Пришлось идти в народ. Народ, правда, называть имена и фотографироваться отказывался, но кое-что рассказал. Что я и постараюсь передать – ни в коем случае не назначая правых и виноватых. Тем более что чем больше людей я выслушивала, тем запутанней выглядела ситуация. 

Обещают мстить

– Вы знаете, что там произошло? – спрашиваю у местного жителя – назовём его Сергеем.

– Нет, я видел только, когда их сюда привезли. Знаю, что стрелялись Бациевы с Дакишвили, а потом вызвали группу поддержки – из Ростова, что ли…

– Большая группа?

– Четыре машины, по три-четыре человека в каждой. Плюс местные. Человек пятнадцать-двадцать, наверное.

– И что дальше будет, как думаете?

– Обещают мстить, – отвечает Сергей. – Сейчас все чеченцы говорят: пусть старейшины решают. Но никто их не послушает, потому что у нас же XXI век. Молодёжь горячая, опять-таки. В общем, после похорон, думаю, будут мстить, особенно со стороны Бациевых. 

– А со стороны Дакишвили?

– Ну, у них только один погибший… Они говорят: если нас не тронут, то и мы никого не тронем. 

– А у вас много чеченцев?

– Много. Но все боятся не местных, а приезжих. У них же телефонное радио: «Вай, нас побили!» И из всех районов съезжаются.

– Неужели всё произошло только из-за куска земли? Что, у вас так плохо с землёй?

– Так-то земля есть. Но в чём смысл: чтобы вся земля была в одном месте. Сейчас, конечно, все рассуждают: да поделили бы пополам – и всё. Нет, каждый хотел себе кусок. Но это уже принцип. Это же Кавказ: они или дружат, или воюют, середины нет.

– Раньше бывало такое – чтоб за стволы хватались?

– Нет. Ну разве что иногда молодёжь друг друга потюкивала…

– Потюкивала – это как?

– Ну, драки были: армяне с грузинами, да и русские тоже. Но такое – первый раз. Это, я считаю, как нарыв прорвался. Главное, у них же гладкоствольное оружие – никогда не докажешь, кто стрелял. Кинули ружьё в пруд – и никаких следов. Они теперь друг на друга валят. Дакишвили говорят: «Это Бациевы начали стрелять». А Бациевы: «Да нет, это Дакишвили».

Как президент скажет

Никого из главных участников событий в этот день в Орловке нет: все члены пострадавших семей уехали в Чечню на похороны. Традиция: где бы ни умер чеченец, хоронить его нужно на родине. 

Двое раненых (оба – со стороны Бациевых), естественно, остаются в больнице. А у больницы крутятся маленькие группки чеченцев: их легко отличить по бородам, характерным шапочкам и каким-то неуловимым внешним чертам. Напрашиваться на разговор бесполезно: они уже послали нескольких моих коллег. С помощью тонкой дипломатии и знакомств среди местных элит всё же удалось добиться аудиенции с представителями семьи Бациевых.

– Вы же с водителем? – спросил местный дипломат. – Пусть он рядом с вами постоит.

– Зачем? – удивилась я. – Полно народу, белый день…

– Это не для безопасности, – пояснил знающий человек. – Просто женщина, которая сама по себе, да ещё вмешивается в мужские дела… Ну, вы понимаете.

Я поняла. И старалась выглядеть максимально скромно на фоне нашего водителя. Он тоже понял и старался выглядеть как можно значительней.

Подходят двое. Один – с внушительной бородой, явно главный, он большей частью и вёл беседу. Его спутники как-то незаметно меняются: кто-то подходил, кто-то уходил, тихо переговариваясь по-своему. 

– Мы глубокую причину не знаем, но это, по слухам, не первый случай стрельбы у Дакишвили, – говорит бородатый. – Но никакого наказания, всё спускают им. Очень неспокойные люди. 

– А вы там были? Видели, что произошло?

– Нет (с удивлением и обидой). Это точно знают только те, кто там в палате лежит. Мы – родственники, земляки, односельчане. Когда всё это случилось, мы как услышали, сразу выскочили… Нас позвали помочь – мы тут по хуторам рядом живём. Сейчас вот двое наших в больнице. Мы родня – мы помогаем. Но рассказывают: когда наши пошли поговорить, их сразу начали избивать. Когда все приехали туда, один лежит без сознания – били монтировкой. Приехали – много, человек десять, больше, начали стрелять… Ну и вот.

– И что теперь будет?

– Ничего не будет. Власти разберутся. Мы живём в современном государстве. 

– А вы верите, что будет объективное следствие?

– А вы разве видели, чтоб у нас в России было объективное следствие? – мой собеседник, кажется, не замечает противоречия.

– Что старейшины говорят?

– Старейшины все на похоронах, в республике. Но они уже сказали: чтоб всё было тихо, чтоб никаких разборок. Если нам что-то такое в ум придёт, они нас успокоят. 

– Как думаете, земельный спор на этом закончился?

– Я думаю, закончился. Хватит уже и с той, и с этой стороны погибших. Из-за какого-то куска земли… Ну, сгоряча… 

– Мы беспределом тут не занимаемся, – подключается к разговору тот, что помоложе. – Пусть всё будет по российскому закону. И как нам скажет наш лидер, по шариату. Нам уже позвонили представители от Кадырова и сказали, чтоб мы ничего не предпринимали. А они шутить с нами не будут. В общем, как скажет наш президент, так и будет.

Могу спорить на что угодно, что под президентом имелся в виду не Путин.

Никого из семьи Дакишвили застать в этот день не удалось: все были на похоронах. Но Отар Дакишвили (дядя арестованного Василия) ещё раньше рассказывал совсем другое. Как следует из интервью, которое он дал интернет-изданию Baza, когда завязалась драка между его племянниками и Бациевыми, ещё один племянник попытался разнять мужчин, но тут подъехали пять или шесть машин Бациевых:

«Он начал их разнимать, и тем временем Бациевы позвонили. Остальные Бациевы, пять или шесть машин, – ну, они их вызвали, они подъехали. Как подъехали, Ислам [Бациев] прицельно начал стрелять...»

Дакишвили, по словам Отара, всего лишь сделали предупредительный выстрел в воздух, но Бациевы «опять начали, убили одного, ранили второго. Потом мы тоже начали ответную стрельбу на поражение». 

В общем, как я уже сказала, ни правых, ни виноватых вы тут не найдёте. Пусть работают следователи.

Автозак с ОМОНом посреди Орловки - непривычное зрелище

Обалденная война

– Перестреляли чечены чеченов – бог их маму знает! – отвечает местная жительница на мой традиционный вопрос «что произошло?». – Три брата из Чернозубова пошли в какую-то кошару, ну, и за поля повздорили. Два дня катались туда, но я так поняла, что они не договорились. Эти взяли свои пистолеты-ружья, те – свои… Стреляли и очередями, там автомат был. Два дня нас охраняли – полицейские машины стояли вон там, где кошары. 

По словам Марии (назовём её так), до сих пор всё было мирно. А теперь не будет – будет «обалденная война». Не потому что чеченцы плохие, нет, она знает, например, одну чеченскую семью – не здесь, в соседнем районе:

– Прекрасные люди, никогда не оставят русского в беде. Но они уехали к себе в Чечню. И меня звали – да куда я поеду в вашу Чечню. 

А эти – Бациевы, продолжает Мария, злые и до денег жадные. Работникам платят всего по пять тысяч. Пять! И это без выходных, без подмены. И даже эти пять тысяч не всем платят. У кого голова есть, платят. А то бутылку водки дадут, пожрать там… И всё. Тут уходили ребята из-за голода. 

– Это уже очень серьёзно пошло. Три трупа сразу, потом ещё два. Молодые. У одного пятеро деток осталось, у второго тоже пять, третий ещё не женат. Он хотел уехать, говорил, надоело мне со скотом возиться. И вот – уехал… Хороший парень был, – грустно заключает Мария. Кажется, она уже забыла, что ругала Бациевых злыми и жадными.

* * *

На официальном сайте правительства Ростовской области удалось найти только одну новость из Орловского района за последние дни. Заголовок заметки от 25 октября такой: «В „копилке“ Орловского района – 15 исполненных наказов избирателей». Построен детский сад «Весёлая планета» на 210 мест, сделан капремонт 869 м автомобильной дороги и тротуарных дорожек… 

Пять трупов в копилку Орловского района не вошли.

Орловский р-н, Ростовская обл.

Фото Юрия Савенко

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 44 от 30.10.2019 под заголовком: «Стреляли...»
+1
0
-1
Автор: Anna
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров