Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Спасти, чтобы пасти. Как бывшие колхозные пастбища превратились в пашни

+1
+1
-1
Автор: Inga
пн, 18.06.2018 14:45

Нецелевое использование земли из нарушения закона превратилось в нерешаемую проблему

Вот уже больше года жители Родионово-Несветайского района пишут письма во все инстанции с просьбой защитить бывшие колхозные пастбища. Нарушителей удалось привлечь к ответственности, но некоторые участки всё равно продолжают использовать как пашню. 

Колесо правосудия в донской Месопотамии

Защитить права участников долевой собственности и разобраться в юридических хитросплетениях попытался один из жителей слободы – Андрей Саакян. В марте прошлого года он написал своё первое обращение – в прокуратуру. Сегодня его коллекцию запросов и ответов можно измерять в килограммах.

Слобода Большекрепинская – «донская Месопотамия». Она расположена между двумя реками – Тузлов и Крепкая, здешние земли отличаются плодородием. Однако не везде удаётся получать стабильные урожаи.

– При колхозе пробовали распахивать земли, что лежат в пойме, я помню, как там росла кукуруза и клещевина при Хрущёве, – рассказывает 61-летний Владимир Шливерда. – Но у нас то засуха, то разливы, в итоге эти земли пахать перестали, а стали на них пасти скот.

Пастбищ в Большекрепинской было много, все они удобно расположены, близко к домам. В трудные 1990-е многие выжили лишь благодаря тому, что держали скот. За сено чуть не до драки доходило: «Бывает, придёшь сено косить, а там уже кто-то себе кусок выгородил», – вспоминает Юрий Пуголовкин.
Юрий и его жена Светлана тоже раньше держали коров и бычков, дойных четыре коровы было. Общее стадо в слободе насчитывало без малого 800 голов. Сейчас же в большинстве дворов – пугающая тишина и чистота.

Проблемы с сенокосом, низкие цены на молоко, отсутствие работы на селе заставили многих бросить ЛПХ как бесперспективное дело и податься на работу в Ростов-на-Дону. Благо, до него всего 60 км. Вот и получилось, что бывшие некогда в дефиците пастбища стали не нужны.

– После развала колхоза мы с мужем получили свои земельные доли, но мы взяли только пахотные земли. Положены и пастбища, но я скотину не держу. Сдавать их в аренду – нет желающих, а за них же ещё и налог платить надо, – говорит бывший колхозный бухгалтер Галина Семенченко.

И всё же на некоторых пастбищах люди продолжали косить сено и пасти скот. А с 2013 года объявились новые хозяева. Только они стали сеять не многолетние травы, а зерновые, овощные, пропашные и бахчевые культуры. Люди возмущались про себя. Андрей Саакян взял инициа­тиву в свои руки: изучил данные публичной кадастровой карты, сопоставил их с открытой информацией о проведении аукционов на аренду земли в интернете и пришёл к выводу о нарушении имущественных прав граждан. После этого он написал в прокуратуру.

Колесо правосудия пришло в движение. 

Не прошло и полгода

Основные претензии местных жителей относятся к действиям фермера Алексея Оноприенко. С момента первого обращения Саакяна в прокуратуру не прошло и полгода, как земледельца привлекли к ответственности. Но сделать это оказалось непросто.

Местный фермер распахал пастбище вдоль реки. Теперь даже коню корма мало

Есть такой юридический казус: внеплановая проверка деятельности индивидуальных предпринимателей может быть проведена органом государственного земельного надзора только после согласования с органом прокуратуры. Специалисты управления Росреестра (уполномочены следить за целевым использованием земли) несколько раз обращались в прокуратуру, но получали отказ. Хотя факт нарушения земельного законодательства был зафиксирован госинспектором управления Россельхознадзора.

После долгих разбирательств и личного обращения Андрея Саакяна к замгенпрокурора РФ Андрею Кикотю фермера привлекли к ответственности по ч. 1. ст. 8.8 КоАП за нецелевое использование земельных участков – ему вынесли предупреждение и представление об устранении нарушений.

Спустя два месяца Оноприенко оштрафовали за непринятие мер по ст. 19.6 КоАП. Фермер вспоминает, что заплатил около 20 тысяч рублей – по пять тысяч рублей за каждый из четырёх участков.

Прокуратура также вынесла представление главе района в связи с ненадлежащим контролем за соблюдением условий договора. В свою очередь, администрация района вынесла замечание начальнику отдела имущественных отношений и ведущему специалисту по муниципальному земельному законодательству.

Вот такие меры были приняты. Несмотря на привлечение к ответственности, Алексей Оноприенко продолжает сеять сельскохозяйственные культуры на бывших колхозных пастбищах.

Он уверен, что имеет на это право.

Нет порядка трансформации

Алексей Оноприенко рассказал, что примерно пять лет назад районная администрация захотела навести порядок в учёте и использовании земли. Якобы было много участков, которые кто-то обрабатывал, а налоги с них не платил, и были просто брошенные земли. Это же непорядок, когда земля пропадает. Вот чиновники и предложили фермерам быть активнее: межевать пустые земли, выставлять их на аукцион и брать в аренду. По такому пути и пошёл Оноприенко.

Фермер уверен, что ничего не нарушил: в 2014 году договор аренды был зарегистрирован ростовским управлением Росреестра. А целевое использование, по его мнению, вопрос спорный.

– Не знаю, кто присваивает эти категории. В округе много земли, которая обрабатывается и при этом имеет статус пастбища. По большому счёту, и пастбища, и пашня – это всё земля сельхозназначения, на ней только строить нельзя. Когда я брал землю в аренду, мне сказали, что можно произвести рекультивацию. Вот я и покорчевал деревья, привёл участки в порядок и работаю – сею, пашу. А где было закреплено, что это земля для сенокоса и выпаса?

Но жители опровергают эти слова: на участках, за которые фермер был привлечён к ответственности, не росли деревья, их всегда использовали как сенокос.
Алексей Оноприенко считает, что по-другому работать нельзя: пастбища в таком количестве не нужны жителям слободы. Да и как водить сюда скот, если вокруг вся земля частная? В качестве сенокоса использовать участки тоже нерентабельно: даже арендная плата 3,5 тысячи рублей за гектар не окупится. Пшеница же здесь даёт примерно 50 ц/га.

– Я налоги плачу – и земельный, и с прибыли. Налог на пашню и пастбища одинаковый. Отчитываюсь в статистику по посевам.

Жители оспаривают и это: мол, договор аренды у фермера закончился ещё в феврале прошлого года, о каких налогах и отчётах в статистику может идти речь?

Газета не берёт на себя роль арбитра – для этого есть другие органы. Важно то, что распашка пастбищ превратилась в банальное правонарушение, остановить которое не могут власти и правоохранительные органы.

Андрей Саакян следит за целевым использованием земли в слободе с помощью публичной кадастровой карты

Фермер говорит, что он заинтересован в том, чтобы участки были переведены из категории пастбища в пашню. Но эта задача не имеет лёгкого решения. Комментируя ситуа­цию в районе в целом, замглавы администрации Родионово-Несветайского района по экономике и имущественным отношениям Дмитрий Цирков рассказал, что в своё время в Родионово-Несветайском районе много земли было выделено под пастбища и сенокосы. Но сейчас количество поголовья сильно сократилось, в таком объёме земли стали просто не нужны. Их можно перевести в пашню, но прецеденты перевода земли из одной категории в другую ему неизвестны. Дело в том, что на законодательном уровне не преду­­смотрено порядка трансформации сельхозугодий.

Эту информацию подтверждает ответ замруководителя управления Россельхознадзора по Ростовской, Волгоградской и Астраханской областям и Республике Калмыкия Александра Костылева: «Порядок трансформации сельскохозяйственных угодий действую­щим земельным законодательством РФ не предусмотрен, однако такие нормативно-правовые акты утверждены и действуют в ряде субъектов РФ, таких как Ставропольский край, Республика Калмыкия. На территории Ростовской области аналогичный документ отсутствует».

Вот так банальное нарушение земельного законодательства превратилось в гордиев узел, разрубить который под силу только народным избранникам – депутатам. Уверены, что принятие нормативно-правового акта станет решением проблемы во многих ситуациях, подобных этой.

В случае же с Большекрепинской задача осложняется: арендованные фермером участки, по данным ростовского управления Росреестра, относятся к общедолевой собственности.

Это удалось установить благодаря тому, что Росреестр получил полномочия проверять законность постановки земельных участков на кадастровый учёт.

На этом основании Росреестр отказал райадминистрации в новой регистрации договора аренды с Оноприенко. В ноябре 2017 года администрация района подала в суд, но проиграла дело в первой инстанции, в настоя­щее время идёт апелляция. «Крестьянин» следит за развитием событий.

Родионово-Несветайский р-н, 
Ростовская обл.
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 24 от 13.06.2018 под заголовком: «Спасти, чтобы пасти»
+1
+1
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров