Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Енот-полоскун и другие пушистые: владельцы перепелиной фермы наладили безотходное производство

+1
0
-1
Автор: editor
Владельцы перепелиной фермы наладили безотходное производство
вт, 23.06.2015 10:20

Супруги Андрей и Татьяна Стрыга из хутора Москальчук разводят в своём хозяйстве перепелов. Стрыга реализуют товар живьём на птичьем базаре в Ростове, торгуют на тихорецком рынке тушками и яйцом, продают птицу со двора заезжим покупателям. В клетках их фермы содержатся единовременно 8-10 тысяч голов пёстрых птах. 

А с недавнего времени по соседству с многоярусными птичьими домиками появились домики енотов, хорьков и норок. Как оказалось, пушистое зверьё — важное продолжение перепелиного промысла. 

Зверёк-чистоплюй

Проблема утилизации отходов птицеводства беспокоила супругов Стрыга давно. И по мере роста перепелиного стада она только усугублялась. 

– Речь, конечно, не о помёте, – конкретизирует Андрей Николаевич. – Он у нас не залёживается. Соседи¬огородники за ним, можно сказать, в очередь выстраиваются. Забирают свежим и уже сами готовят перегной. А вот с отходами забоя птицы есть сложности.

На первых порах Стрыга кормили перепелиными головками, лапками и внутренностями собак — своих и соседских. Но разносить отходы по дворам оказалось не совсем удобно. К тому же не все соседские псы съедали специфическое блюдо целиком, что вызывало недовольство их хозяев. Особенно летом, когда остатки сырого обеда быстро портились и источали скверный запах. 

– Знаю, что завод по переработке отходов есть в Тимашевске, – продолжает Андрей Стрыга. – Но туда от нас 160 километров. Возить в такую даль каждый день по ведру головок и лапок слишком накладно. А реже не получится – «товар» скоропорт.

Супруги длаже пытались открыть современную птицебойню, скооперировавшись с другими перепелятниками. Но желающих объединиться не нашлось, а одним осуществить проект не под силу. 

– И тогда мы решили завести пушистых хищников, – говорит Татьяна Стрыга. – Выбор пал на енотов¬полоскунов. В отличие от енотовидной собаки это милые существа, которые легко приручаются и становятся членами семьи — как собаки и кошки.

Полоскунами, поясняет хозяйка дома, их назвали за чистоплюйство — привычку полоскать лапами в воде любую пищу перед отправкой её в рот. Эту забавную особенность зверька с успехом эксплуатируют дрессировщики¬циркачи, заставляя енотов на потеху публике полоскать бельё. 

Дикарь с побережья

– Мы долго искали полоскунов на рынках, – вспоминает Татьяна Анатольевна. – Но никак не могли найти. И вот полтора года назад на выставке в Кропоткине я увидела знакомую по фоткам мордочку. Продавец подтвердил: да, это енот¬полоскун. Отдала за него пять тысяч и привезла дикаря домой.

Слово «дикарь» в данном случае важное. Если бы Татьяна Стрыга покупала прирученного, одомашненного енота, который сидит у тебя на коленях, ест с рук, то за него пришлось бы отвалить все 15 тысяч. А взрослый дикий енот в руки уже не даётся и для дрессировки непригоден. Но для хозяйства Стрыга деление маточного стада на ручных и диких неактуально. Здесь главное — аппетит енота, на который дрессировка не влияет. 

– Когда по возвращении домой мы с мужем хорошенько рассмотрели купленного енота, выяснилось, что у него нет одной лапки. Видно, капканом оторвало, – предполагает Татьяна Анатольевна.
Супруги рассказывают, что енотов¬полоскунов нередко поставляют на рынок охотники с черноморского побережья. Там эти зверьки, завезённые больше полувека назад из Америки, были расселены в лесах. И с тех пор хорошо размножились.

– До такой степени, что стали опустошать сады жителей приморских посёлков, – говорит Андрей Стрыга. – Мы это знаем от своего давнего приятеля, который там живёт. Он называет енотов грабителями: в саду после их налётов не остаётся ни фундука, ни груш, ни яблок, ни винограда.

Словом, тамошние жители теперь пытаются по¬своему регулировать численность енотов, одновременно и зарабатывая на этом. Оттуда и поступают дикие экземпляры.

Под замок, а ключ в карман

Андрей Стрыга пригласил взглянуть на новосёлов, число которых в хозяйстве сегодня составляет семь голов. В клетках из прочной сетки (гораздо толще перепелиной) были устроены деревянные будочки, от которых вниз спускались лесенки. 

Большинство обитателей будок никак не отреагировали на зов хозяина, проигнорировали даже предложенное им лакомство — ломтики печенья. Андрей Николаевич объяснил такое безразличие ночным образом жизни енотов. Днём они обычно спят. Впрочем, сонями оказались не все полоскуны. Двое пушистых жильцов очередной конуры покинули лежбище, спустились по лестнице и забрали лапками угощение. Поскольку миски с водой в этот момент в клетке не было, обошлось без полоскания. 

– У этих енотов несколько другой режим дня, потому что они родились у нас и у них сформировались некоторые повадки ручного зверька, – комментирует Андрей Стрыга.

Обращаем внимание на прочные засовы и даже замки на клетках. Оказывается, енот настолько сильный и ловкий зверёк, что в часы ночного бдения вырывает своими лапами даже саморезы, открывает любые запоры, объясняет хозяин усадьбы, ссылаясь на собственный опыт. 

– Так что только под замок, а ключ в карман, – говорит Стрыга.

Денежные расходы на содержание енотов в подворье Стрыга минимальны. Они состоят из затрат на вакцинацию раз в год от бешенства и других собачьих болезней (вакцинируют супруги сами, покупая препарат в ветаптеке), а также на приобретение отходов рисовой переработки.

– Рисовую сечку мы используем для приготовления енотам каши, это необходимые для них углеводы, – объясняет Татьяна Анатольевна. – Нам удобно брать её, потому что крупоцех находится близко от хутора. А вообще енотам годятся каши из любой крупы — лишь бы она была без оболочки, чтоб не засорялся желудок.

Летом в рационе зверьков появляются яблоки, персики, сливы — всё, что валяется под ногами в саду Стрыга. Скармливают хозяева енотам и перепелиные яички из инкубатора — те, из которых не вывелись птенцы. 

Сборная бригада хищников

Что касается главного блюда, ради которого и создан зверинец, то один енот съедает за сутки около полкило перепелиных отходов, подсчитали супруги Стрыга. Следовательно, семеро могут «утилизировать» около 3,5 кг головок¬ножек, подаваемых в клетку в варёном виде. Маловато получается.

– Пытались увеличить маточное поголовье, но пока не нашли «дикарей» в нужном количестве, – признаётся Андрей Стрыга. – Поэтому пришлось нарастить стадо за счёт хорьков и норок, которые более доступны, в том числе и по цене — стоят около 3,3 тысячи за голову.

Так что теперь в хозяйстве Стрыга целых три вида пушистых зверьков, которые сообща успешно справляются со всей массой перепелиных отходов. 

– Конечно, и у енотов, и у хорьков, и у норок есть свои особенности, – говорит Татьяна Анатольевна. – Меня, например, устраивает, что кормлю я всех их из одного котла.

Тем не менее самыми выгодными в этой тройке супруги Стрыга считают енотов. Не только из¬за их неприхотливости и лёгкого приручения. Эти животные ценятся на рынке дороже норок и хорьков.

– Высокую цену за них дают в двух¬трёхмесячном возрасте, – подчёркивает Татьяна Стрыга. – Этот возраст называют лучшим для приручения и дрессировки. Если упустил время, не занимался с ними дома — они дичают, и цена на них падает.

Хозяевам усадьбы некогда заниматься «воспитанием хороших манер» у юных полоскунов. Поэтому Стрыги продают молодое потомство (цена около 12 тысяч), компенсируя таким образом покупку взрослого поголовья хищников. 

– Помёт у самки наших полоскунов маленький — один¬два щенка в год, – говорит Татьяна Анатольевна. – Покупатели из разных городов: Орёл, Москва, Ростов.

Однажды, вспоминает Татьяна Стрыга, к ней на ростовском рынке подошла москвичка, искавшая в свой дом молодого покладистого енота. Но полоскун как нарочно забился в угол клетки и агрессивно поглядывал на публику. Такое озлобление, поясняет Стрыга, со зверьками часто случается после переезда: не любят они путешествий. Покупательница попыталась его приласкать — не даётся. Напрасно Татьяна Стрыга старалась убедить женщину в добром нраве полоскуна. 

– Если возьмёте его на руки — куплю, – поставила условие москвичка.

Хозяйку енот послушался. И на несколько секунд притих на её груди, словно прощаясь. Через минуту он вместе с клеткой перекочевал в руки новой владелицы. Жалко было расставаться. Но бизнес есть бизнес.

Илья Иваненко
Опубликовано в журнале "Деловой Крестьянин"

+1
0
-1
Автор: editor
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров