Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Охота и рыбалка → Конфликт охотников и фермеров в Ростовской области набирает обороты

+1
+4
-1
Автор: Inga
ср, 20.11.2013 16:25

«2 ноября. Вереницы автомобилей с “бойцами” в полной экипировке помчали по бескрайним степям, а точнее полям», – обсуждают фермеры новую тему на профессиональном портале Аgrobook.ru. Предметом их разговоров чаще становятся не добытые кем-то трофеи, а некультурное поведение некоторых любителей пострелять.

Руководитель ООО «Гелиос» в Неклиновском районе Владимир Литвинов пишет: «Весь мой воскресный день был посвящён охране своих полей. Я останавливал кавалькады вооружённых дикарей, говорил им об уважении к крестьянскому труду и т. д. и т. п. Но очередная компания из пятнадцати человек, словно прорвав линию фронта, выкатила на поле. Останавливаю. Говорю: есть дороги, а по полям ездить нехорошо. Слегка охмелевшая публика воспринимает эти слова в штыки. Конфликтная ситуация чуть не дошла до рукоприкладства. Закончилась беседа на повышенных тонах с оскорблениями и матом. Ну, думаю, кто-то же должен защитить нас от охотничьего произвола? Еду к участковому – он в отпуске. К егерю – он не ответил на звонок. Хотелось бы знать, как проводится инструктаж, составляются маршруты движения, как разъясняют охотникам границы и т. д.»

Увы, подписаться под таким обращением смогли бы едва ли не все сельхозпроизводители на территории необъятной России. Беспредел, который позволяют себе некоторые люди с ружьём, наносит немалый ущерб землепашцам.

– Сейчас же у всех не машины, а танки! Против таких остаётся только рыть противотанковые рвы, что мы и делаем, чтобы защитить свои поля, – шутит Игорь Лысенко, директор ООО «Заря» Крыловского района Кубани. – Против маленьких «танков» помогает, а против больших – нет.

– Проблема в том, что огородить поле практически невозможно, – добавляет правозащитник из Белокалитвинского района Ростовской области Сергей Чеверда.

– Если проехать по подмороженной озимой, не покрытой снегом, колея останется до самой уборки, – утверждает Владимир Литвинов. – А другой ущерб – то, что автомобили оставляют колею на полевых дорогах. Чтобы ровнять их, требуются дополнительные затраты денег и труда.

Пахать землю и охотиться – два главных мужских занятия с незапамятных времён. Отчего же сейчас землепашцы и охотники оказались по разные стороны баррикад?

Элеонора Геннадьевна Лихачёва, начальник отдела охоты Ростовского областного общества охотников и рыболовов, пояснила следующее: «В 2001 году в Ростовской области было принято распоряжение губернатора Ростовской области № 503. Оно установило территории, на которых разрешена охота, и если там находятся чьи-то поля, это охотников не касается. Распоряжение было согласовано с землепользователями, действует оно до 2026 года. Да, бывают конфликтные ситуации, но культура поведения охотников зависит в первую очередь от егерей. Перед каждым сезоном охоты егерь обязан провести инструктаж, на котором он объясняет охотникам, что портить сельхозугодья недопустимо. Если егерь это не разъяснил, к нам поступают жалобы на его участке, мы разбираемся, и он может получить выговор или
даже штраф. Но за 10 лет работы я ни разу не видела нормально оформленных документов, подтверждающих нанесение ущерба сельхозугодьям. Фермеры любят покричать, к нам приходят всякого рода докладные, даже подписанные представителями районных администраций. Но нет протоколов, составленных сотрудниками полиции, нет аудио– и видеозаписей, свидетельских показаний. Мы же не обязаны никому верить на слово».

Тем не менее, как пояснила Элеонора Лихачёва, выговоры егерям были, штрафов – нет. Уволить егеря в случае неоднократных нарушений тоже нет возможности: это общественная организация и должность является выборной.

Егери, которых нам удалось опросить, обвинения отрицают. Так, например, Дмитрий Михайлович Цыбин, начальник охотничьего хозяйства «Маныческое», рассказал о серьёзной работе, которая проводится с желающими поохотиться: каждый расписывается в журналах по технике безопасности, выслушивает инструктаж на общем собрании. Правда, Дмитрий Михайлович уточнил, что такой порядок неукоснительно соблюдается в военно-охотничьих хозяйствах. Что происходит в гражданских, которыми заведует общество охотников, не ему судить.

– Так у нас многие фермеры сами и есть охотники, не будут же они сами себе поля укатывать, – заметил Николай Фёдорович Качуевский, егерь из Весёловского района. – Что касается езды по полю – охота из-под фар запрещена, и мы строго следим, чтобы этого не происходило, патрулируем охотничьи угодья.

В Краснодарском крае поля от охотников даже пробовали перекрывать шлагбаумами. Но это не на каждого действует: кто уйдёт, а кто подлезет (перелезет или вовсе снесёт этот шлагбаум). Стоит ли говорить, во что могут вылиться противостояния фермеров вооружённым людям?

Впрочем, до серьёзных конфликтов дело обычно не доходит, утверждает Валерий Уманцев, председатель правления краснодарского общества охотников. Всё решается на
уровне здравого смысла: если полю нанесён ущерб, хозяину ставят ящик водки.

Сельхозпроизводители в большинстве своём народ мирный, предпочитают решать вопрос в правовом русле. Ящик водки в этом случае как нельзя кстати, потому что в российских законах, как говорится, без бутылки не разберёшься.

Вот, например, доктор юридических наук, известный адвокат и автор монументальной книги «Собственность в гражданском праве» Константин Скловский дал своё разъяснение по этому вопросу. Охотники платят деньги за то, чтобы поохотиться. Сельхозпроизводители несут затраты на обработку полей. А зверь – существо несознательное, где паханое, где непаханое, не различает. Как тут быть?

На этот счёт статья 23 Земельного кодекса РФ предполагает устанавливать публичный сервитут, то есть совместное пользование земельным участком. Далее юрист ссылается на Европейский суд по правам человека и делает вывод о том, что охотники, прежде чем зайдут на чьё-то поле, должны спросить разрешения владельца. Очевидно, что это физически невозможно, особенно если земля находится в долевой собственности. Тут уже впору не за зайцами с ружьём гоняться, а за собственниками – с бумагой.

– Возможность установления сервитута прописана в российском законодательстве, но она не работает, – согласен Валерий Уманцев. – Так же как не работает механизм судебной защиты интересов сельхозпроизводителей. Попробуйте, например, доказать ущерб, который нанесли охотники в зёрнах примятой пшеницы или расстрелянных стволов яблонь!

– Я считаю, что фермерам необходимо решать этот вопрос на уровне АККОР: ведь общество охотников, так же как и АККОР, – общественная организация, вот им и нужно
садиться за стол переговоров, – высказал своё мнение по этому вопросу Николай Беляев, первый зампредседателя Законодательного собрания Ростовской области.

И он прав. Но, думается, решать этот вопрос необходимо и на законодательном уровне тоже. Ведь была же в Уголовном кодексе РСФСР статья 166. Она предусматривала ответственность за охоту запрещёнными способами (в частности, с применением автотранспортных средств) в виде лишения свободы на срок до трёх лет с конфискацией добытого, ружей и автомобиля. Сейчас ответственность для таких нарушителей гораздо меньше: штраф в размере до двухсот тысяч рублей либо арест до шести месяцев. Может, отчасти это и вдохновляет бескультурных стрелков на подвиги? Если вы считаете, что следует вернуть в законодательство норму о конфискации автомобиля у тех, кто заехал на чужое поле, присоединяйтесь к обсуждению на форуме Аgrobook.ru (или прямо под материалом в комментариях), по его итогам обращение будет отправлено в комитет по аграрным вопросам Государственной Думы РФ.

+1
+4
-1
Автор: Inga
Комментариев: 11

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров