Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → На бойню – с боем

+1
0
-1
Автор: Inga
На бойню – с боем
пн, 28.09.2015 13:23

ТРТС «О безопасности мяса и мясной продукции» (034/2013) вступил в силу с 1 мая 2014 года. Он окончательно запретил по­дворный убой скота на реализацию и ужесточил требования к бойням. В Ростовской области из 172 боенских предприятий осталось работать только 80. Но закрытие убойных пунктов не привело к существенному спаду в мясном производстве. Почему?

Что скрывается за забором

Семья приезжей из Азербайджана 55-летней Аят Велие­вой занимается животноводством в Миллеровском районе. Они покупают бычков в СПК «Рассвет» Кашарского района и ставят их на откорм. Есть ещё овцы и козы. Взрослых бычков забивают и тоннами возят мясо в Ростов, Москву. Аят признаётся, что в последнее время вынуждена искать новые способы реализации мяса, потому что во всём Миллеровском районе нет бойни, на которую она может возить скот. А значит, продавать мясо легально она не имеет права.

Бойня, которую она построила во дворе «для личных нужд», вполне могла бы стать промышленным предприятием

Дом Велиевой – крайний на улице. Двор огорожен высоким забором и заканчивается в поле. Человек приезжий никогда не догадается, что происходит временами там, во дворе: слышно только тревожное блеяние барашка, как будто он просит о чём-то или кого-то зовёт. Затем протяжный крик обрывается, и словно по сигналу в другой конец двора бежит довольный чёрный алабай. Хозяева зажигают в мангале дрова, женщины накрывают на стол к обеду.

– Эту бойню я построила для своих личных нужд, – уверяет Аят. В течение нашего разговора к ней приезжает молодой русский мужчина: «Вам папа звонил». Аят смущённо отводит его в сторону.

Бойня, которую она построила во дворе «для личных нужд», вполне могла бы стать промышленным предприятием: здесь есть две комнаты, выложенные плиткой, проточная вода, рамка с крюками для подвешивания туш и огромный холодильник, в который складывают мясо. Члены семьи Аят, в том числе внук-семиклассник, достигли в этом специфичном занятии большого мастерства, могут на глаз точно определить вес быка и за минуты содрать с него шкуру. Но эта квалификация остаётся невостребованной государством.

– Я просила, чтобы мне разрешили открыть эту бойню и оказывать услуги населению, но мне не разрешают из-за того, что нет санитарной защитной зоны, – рассказывает Аят. – Хотя здесь я никому не мешаю, есть удобный подъезд с другой стороны двора. Я ходила к соседям, они подписали бумагу, что бойня им не мешает.

Прежде семья Аят держала до 600 бычков. Сейчас осталось 50, и дальнейшая судьба их бизнеса неизвестна.

– Сдавать живым весом перекупщикам – невыгодно, я ничего не заработаю. А разведение животных – мой единственный источник заработка, – рассуждает Аят. – Что мне делать?

Неинтересная проблема

По данным, опубликованным миллеровским филиалом областной станции по борьбе с болезнями животных, в районе числится 12 085 голов крупного рогатого скота. Это только в частном секторе. Мелкого рогатого скота наберётся ещё 6 667 голов. Вряд ли всех этих животных люди держат для души. Если нет, то мясо должно поступать на продажу. 

Согласно техническому регламенту Таможенного союза, мясо, предназначенное для реализации, должно быть выработано на бойне. Куда же селяне возят животных на убой? 

Отсутствие бойни делает развитие животноводства невозможным. 

Начальник отдела сельского хозяйства района Александр Тараско сообщил: «Бойня в районе есть, она в селе Рогалик. Но это приграничный пункт, и дорога проходит через территорию Украины. Попасть туда в связи с известными событиями сейчас сложно». Александр Тараско добавил, что район строит объездную дорогу, и как только она будет построена, вопрос решится. При этом он заметил, что не считает необходимым поднимать эту тему на страницах газеты, потому что это неинтересно.

Однако сельхозтоваропроизводители Миллеровского района имеют другое мнение. Отсутствие бойни делает развитие животноводства невозможным. Предприниматель Пётр Каплеев из слободы Нижнекамышинка говорит, что из-за отсутствия бойни люди начинают работать нелегально. Это значит, что процесс содержания и убоя животных не контролируется ветеринарными специалистами и безопасность мяса – под вопросом.

Владимир Плотников из села Дёгтево подтверждает: «Чтобы сдавать мясо на рынок, нужна отправка с бойни, нужно, чтобы в справке было написано, что оно выработано на бойне. Бойни нет, документа нет – на рынок не попадёшь».

Кто и как выходит из этого положения, остаётся только догадываться. В начале августа на всю страну прогремела новость: в Обливском районе судят главного ветврача за выписку фальшивых ветеринарно-сопроводительных документов. Он легализовывал мясо животных, забитых на подворьях, и писал, что оно выработано на бойне.

Кому это надо?

Специалисты ветеринарной службы Миллеровского района согласились поговорить на эту тему. Они уверены, что в их районе махинации с выпиской ветеринарных справок исключены. В то же время на бойню в Рогалике животных практически никто не возит.

– Пока нет объездной дороги, приходится пересекать территорию Украины. Были случаи, когда товар отбирали неизвестные люди, – рассказали в ветслужбе. – Но даже когда дорогу построят – бойня в Рогалике не имеет технической возможности принимать крупный рогатый скот. Кроме того, там привозная вода и нет специалистов. Привозишь животных, платишь за убой, а всё делаешь сам – так многие бойни работают.

Специалисты с опытом работы больше 10 лет говорят, что более жёстких условий для животноводства, чем созданы сейчас, они не встречали. Наша страна приняла европейские стандарты производства мяса – как будто наугад в реку с головой бросилась. Старые советские бойни проектировались и строились совсем по другим принципам. Пытаться привести их в соответствие с техрегламентом – это как у мясной коровы молоко брать.

Если в районе не будет решён вопрос с бойней, проблема, куда возить скот исчезнет сама собой вместе с самим скотом. 

Возможно, в других регионах страны ситуация другая – у сельхозтоваропроизводителей есть деньги на строительство новых современных убойных пунктов или этим занимаются крупные инвесторы. Но в Ростовской области убойные пунк­ты, полностью соответствующие регламенту, можно пересчитать по пальцам. 

По словам ведущего ветврача района Ольги Шаповаловой, владельцы ЛПХ сдают скот живьём перекупщикам, а фермеры – отвозят на бойни в другие районы (Боковский, Кашарский). Но перевозка обходится дорого, для этого нужен специальный транспорт, к тому же приходится проходить всю процедуру согласования. Это сильно осложняет работу фермерских хозяйств и снижает рентабельность.

Если в районе не будет решён вопрос с бойней, проблема, куда возить скот исчезнет сама собой вместе с самим скотом. Увы, пока об инвестиционных планах на строительство современного убойного пункта не слышно. 

Глава КФХ Аят Велиева взялась было за это дело, выкупила четыре корпуса бывшей животноводческой фермы. Но у неё не хватило средств, потому что начались проблемы частного характера (заболел муж, убили брата, осудили сына, дочь попала в ДТП...). Она посчитала, что на оборудование бойни требуется шесть миллионов рублей. В кредит дали только два миллиона. На чём фермеру-животноводу зарабатывать остальные? 

Донской регион не обеспечивает сегодня даже собственные потребности в производстве мяса, особенно говядины. Северные и восточные районы обладают большим потенциалом для развития животноводства, но это станет возможным только при условии строительства убойных пунктов. Очевидно, что самостоятельно с такой проблемой селу не справиться. Нужен приток инвестиций извне, хотя бы даже из других отраслей сельского хозяйства. Вопрос о том, кто этим зай­мётся, по-прежнему остаётся открытым.


Как поддерживают бойни 

Информация пресс-службы министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области

«Вопрос модернизации имеющихся и создания ряда новых убойных пунк­тов – один из самых актуальных и обсуждаемых сейчас на всех совещаниях, посвящённых развитию животноводства и фермерских хозяйств.

Сейчас в муниципальных образованиях области созданы комиссии, в которые вошли специалисты государственной ветеринарной службы и Роспотребнадзора. Комиссии провели обследования хозяйствующих субъектов, в которых ранее действовали убойные пункты или которые планируют их обу­стройство. 

Убойные пункты обследовали на предмет соответствия правилам в области ветеринарии при убое животных и первичной переработке мяса и иных продуктов убоя непромышленного изготовления на убойных пунк­тах средней и малой мощности, утверждённым приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 12.03.2014 № 72.

По итогам проведённой работы определены убойные пунк­ты, планирующие начать деятельность, в том числе в Миллеровском районе в с. Ольховый Рог ИП главой КФХ Велиева А.Д. ведётся строи­­тельство убойного пункта.

Всего на территории Ростовской области действуют 80 убойных пунктов малой и средней мощности, оказывающих услуги по убою скота.

Стоит отметить, что предприятиям АПК, осуществляю­щим убой и первичную переработку скота (в соответствии с постановлением правительства Ростовской области от 20.01.2012 № 46), предусмотрена государственная поддержка за счёт средств областного бюджета на возмещение части затрат на приобретение технологического и холодильного оборудования, спецавтотранспорта, проведение мероприятий по продвижению продукции и внедрению стандартов качества. Так, на 2015 год на данный вид государственной поддержки для предприятий мясной и молочной отраслей в областном бюджете предусмотрено 20 млн руб­лей».

Опубликовано в газете "Крестьянин"
 

+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров