Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → Почему Европе грозит обвал урожайности и стоит ли бояться подобного в России

+1
0
-1
Автор: Inga
ср, 13.02.2019 12:12

Сельское хозяйство было и остаётся одним из самых рискованных видов деятельности в России и мире. Но последние годы словно добавляют масла в огонь. Погодные катаклизмы, провалы в урожайности, тревожные прогнозы изменения климата заставляют аграриев быть начеку и искать новые подходы к земледелию. Какие из этих тревог мнимые, а какие существенны для российских земледельцев, мы спросили профессор РАН, доктора сельскохозяйственных наук, главного научного сотрудника отдела селекции и семеноводства пшеницы и тритикале ФГБНУ «Национальный центр зерна им. П.П. Лукьяненко» Александра Боровика.

– Александр Николаевич, европейские фермеры бьют тревогу: малейшая засуха или, наоборот, повышение влажности сильно сокращают урожаи, местами до 75%. В прошлом году учёные опубликовали сенсационное исследование, в котором признали: пшеница стала климатически неустойчивой из-за… селекции! Якобы годами селекционеры отбирали лишь определённые характеристики культуры. Это обедняло генофонд. В результате начиная с 2000-х годов урожаи перестали быть стабильными. Не грозит ли такая беда российским аграриям?

– Не грозит: ввиду особенностей климатических условий России отечественная селекция всегда первостепенное значение уделяла именно вопросу адаптивности к аномалиям погодных условий. Ведь в нашей стране они зачастую являются нормой. Очень морозные зимы, чередование оттепелей и поздних весенних заморозков, продолжительные осенние, весенние, летние засухи, суховеи, избыточные осадки в период уборки и другие погодные катаклизмы обязывали создавать сорта, дающие пусть не большой, но стабильный урожай в любых складывающихся условиях возделывания.

– Но как предвидеть любые условия? Много говорят о том, что климат меняется. Как российские селекционеры могут учитывать это в своей работе?

– Весь вопрос, в какую сторону будет меняться климат? Существуют мнения, что возможны как глобальное потепление, так и похолодание, но в любом случае количество природных катаклизмов, бурь, ураганов, засух и наводнений в этот период неопределённости будет многократно возрастать. Создание сортов занимает годы. Чтобы быть во всеоружии, мы занимаемся селекцией во всех известных направлениях, например создаём сверхзимостойкие, ранние засухо­устойчивые сорта, сорта альтернативного образа жизни (которые можно сеять и как озимые, и как яровые в случае изменения погодных условий и гибели урожая). Работаем также над созданием яровых сортов новых или незаслуженно забытых культур, таких как полба, шарозёрная пшеница.

– Но есть, наверное, приоритетные направления в селекции? Что нового ожидает аграриев в текущем году?

– Постоянным приоритетом было и остаётся разнообразие направлений, сортовая мозаика. Каждый год отечественные селекционеры создают и передают на испытание плеяды новых сортов для возможности их районирования и внедрения в производство. Мы не можем предсказать судьбу каждого сорта, в конечном счёте только производственники решают, что им сеять. А задача селекционеров – предоставить им возможность выбора, и приложить все усилия, чтобы этот выбор был удачным для всех. При этом мы всегда являемся противниками так называемых «универсальных сортов», занимающих огромные площади. Потому что именно в этом всегда кроется риск стабильности производства зерна.

– Наверное, не только в этом. Наша газета рассказывала, как аграрное сообщество взбудоражил приказ Госсорткомиссии № 277 от 26 декабря 2018 года. Он сократил количество необходимых сортоопытов в рамках госзадания. Российский зерновой союз и национальный союз производителей семян кукурузы и подсолнечника высказали тревогу, что это может отрицательно сказаться на развитии селекции. Есть ли сложности при испытании новых сортов?

– Любые реформы всегда несут в себе риски неоправданного и невосполнимого ущерба. Но суть проблемы не в новом приказе. А в многолетнем недофинансировании уникальной и многократно оправдавшей себя системы государственного сортоиспытания, созданной Н.И. Вавиловым, его сподвижниками и учениками. Но нельзя сказать, что она нерешаема: могу сообщить, что возникшие противоречия и конфликты интересов сейчас решаются на самом высоком уровне с привлечением всех заинтересованных сторон.

– Чтобы расти в урожайности зерновых, аграриям важно не только выбирать правильные сорта, но и соблюдать севооборот, включать в него многолетние травы. А с их селекцией как раз всё обстоит не так хорошо. В прошлом году лишь агрохолдинг «Мираторг» заявил о своих планах заняться семеноводством. Как вы думаете, это перспективное направление и будет ли спрос на семена?

– Правильные севообороты и включение в них многолетних, как правило бобовых, трав – это «фундаментальные столпы» агрономии, аксиомы, не требующие доказательств. Все понимают их важность, но когда дело доходит до внедрения на практике, упираемся в один вопрос: без повсеместного возрождения выращивания КРС многолетние травы никогда не вернутся на российские поля в необходимом объёме.

– Но вот в Краснодарском крае недавно же принят закон об обязательном включении в сево­оборот бобовых культур и многолетних трав: они должны составлять не менее 10% посевов. И в конце прошлого года администрация отчиталась об увеличении доли посевов многолетних бобовых культур с 10,2 процента до 13,2, а в некоторых районах и до 20%. Может, и такой меры вполне достаточно?

– Посевы многолетних трав не увеличились значительно. Ведь этот закон также допускает возделывание высокорентабельной сои в более увлажнённых районах и гороха – в более засушливых. Так что в основном закон стимулировал производство этих культур, а не многолетних трав. Хотя это тоже хорошие предшест­венники. А ещё большее увеличение их доли в посевах сдерживается экономикой: колебания закупочных цен огромны, в частности на горох. В отдельные годы эта культура балансирует на грани рентабельности, это резко снижает энтузиазм аграриев. Возможно, ситуацию исправило бы создание государственной программы поддержки экспорта этой ценной белковой культуры.

– И напоследок снова в Европу: все страсти сегодня бушуют там. С этого года в странах Евросоюза вступил в силу запрет на неоникотиноиды, потому что они губят пчёл. А эти препараты являются единственным эффективным средством для борьбы с тлёй. Эксперты прогнозируют падение урожаев, так как тля распространяет вирус жёлтой карликовости ячменя. Грозит ли подобное в России?

– В России проблема не стоит так остро... Конечно, объёмы внесения инсектицидов растут, но у нас ещё сохранено много мест обитания естественных врагов тли – насекомых энтомофагов. Ещё один обнадёживающий факт: проблема борьбы с тлёй у нас больше наблюдается при возделывании поздних яровых, таких как сорго, но эта культура мало распространена в России и не вносит существенного вклада в зерновой баланс.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 6 от 06.02.2019 под заголовком: «Урожай зерна или новых проблем?»
+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров