Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → В Ростовской области фермер взыскал с государства материальный ущерб за незаконное обвинение в мошенничестве

+1
0
-1
Автор: Inga
ср, 03.02.2021 11:07

14 вынесенных судебных актов за три года и бесчисленное количество заседаний. Подавая в 2016 году заявку на получение гранта как начинающий фермер, житель слободы Красюковская Владимир Лошаков и представить себе не мог, чем это для него обернётся.

Историю фермера, который дошёл до Верховного суда, чтобы доказать свою невиновность, газета «Крестьянин» уже рассказывала («Грант довёл до уголовки», 19.11.2019 г.). Но у неё случилось и не менее впечатляющее продолжение.

Судьба фермера

Из событий, выпавших на долю донского жителя, можно было бы составить остросюжетное кино. Это настоящая находка для сценариста: здесь есть, как говорится, и дух эпохи, и связь времён, и чудо, и борьба, и преодоление...

Владимир Лошаков, старший офицер в отставке, после увольнения со службы решает заняться виноградарством. К этому занятию его подтолкнул старик из Новочеркасска, подарив лозу. Лоза оказалась непростой: франко-американский гибрид Бако Нуар был привезён немцами в период оккупации. Он высоко ценится среди знатоков сухих вин. Прикопанный с осени чубук уже на следующий год дал первые ягоды.

Чем больше Владимир узнаёт о винограде, тем больше его увлекает новое дело. Изучая историю, он выясняет, что ещё до революции на склонах слободы Красюковская донские казаки выращивали виноград. Новоиспечённый виноградарь берёт в аренду в администрации два участка на склонах — 3 и 12 га, чтобы возродить на них донские автохтонные сорта. Заказывая саженцы во Всероссийском научно-исследовательском институте им. Я.И. Потапенко, он узнаёт о возможности получить грант от министерства сельского хозяйства как начинающий фермер. В 2016 году Владимир Лошаков регистрируется в качестве ИП и подаёт заявку на получение гранта.

С этого момента жизнь нашего героя идёт под откос, подбрасывая всё новые испытания и словно проверяя его на прочность.

Чтобы принять участие в конкурсном отборе на получение гранта, Владимиру Лошакову пришлось уволиться с работы — действовавший на тот момент порядок предоставления грантов, утверждённый донским правительством, требовал, чтобы фермерское хозяйство было единственным местом работы начинающего фермера. Когда подписывал документы в комиссии, его просили не ставить число. Сам конкурс несколько раз откладывали из-за недостаточного количества участников. Спустя время Лошакову позвонили из комиссии и сказали, что в гранте ему отказано. Узнав об этом, он вернулся на свою прежнюю работу. А через две недели на расчётный счёт неожиданно пришли деньги — 1 495 200 рублей: всё-таки грант одобрили.

Из полученных денег начинающий фермер потратил меньше полумиллиона — купил кое-что из оборудования. Саженцы купить не успел: его вызвали на допрос, возбудили уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»). Всё из-за того, что он вернулся на работу и таким образом якобы скрыл от комиссии, что не соответствует критериям конкурсного отбора.

В 2018 году суд вынес приговор: признать фермера виновным, назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком два года. По 73-й статье УК РФ наказание сделали условным, изменив срок на три года.Остававшийся на счету миллион пришлось вернуть. Потраченные на покупку оборудования 466 тысяч рублей минсельхоз взыскал в гражданском порядке, и эти деньги приставы удерживали с пенсии Лошакова. Кроме того, фермеру пришлось выплатить неустойку и выкупить часть выращенных для него саженцев — 330 тысяч рублей на это он занимал у знакомых.

Под защитой Верховного

Казалось, из этого кошмара выхода нет: каждый месяц он ходил отмечаться как преступник в уголовную исполнительную службу. С работы его уволили из-за судимости, а нужно было и семью содержать, и долги возвращать.

Наверное, на его месте впору было признать своё поражение, сломаться, впасть в депрессию, но только не человеку с красным дипломом об окончании школы милиции и юридического института. Владимир изучил законодательство и нашёл огромную нестыковку в федеральных и региональных правилах распределения грантов. Оказалось, что требование о том, чтобы КФХ было единственным местом работы начинающего фермера, не прописано в федеральном законодательстве и является творчеством региональных чиновников. С этим фермер и обратился в Верховный суд.

«Я дал себе слово не брить бороду, пока не добьюсь справедливости, поэтому выглядел в Верховном суде весьма экстравагантно, судя по взглядам тамошних обитателей. Там были мужчины в дорогих костюмах и очках в золочёной оправе, а я — в полосатом джемпере и с порванной канцелярской папкой», – вспоминал Владимир свою поездку в Москву.
Верховный суд вынес определение в его пользу и признал пункт о единственном месте работы в постановлении правительства Ростовской области недействующим. С этого момента маховик государственного правосудия стал со скрипом и скрежетом, под титаническим напором фермера поворачиваться назад.

Защитить и приумножить

Мы впервые встретились в ноябре 2019-го: тогда районный суд уже вынес постановление о прекращении уголовного дела и преследования. Честное имя Владимира было восстановлено, а вот материальные потери и моральный ущерб ещё предстояло доказывать и добиваться возмещения.

Владимир был воодушевлён победой, но понимал, что праздновать и отдыхать на привале рано. Действительно, великий судебный поход только начинался. Путь реабилитации в правах незаконно осуждённого в нашей стране можно сравнить разве что с переходом Суворова через Альпы — только миновал один перевал, а впереди — следующий, ещё выше и круче.

На компенсацию материального ущерба Владимир подавал в районный суд трижды. В судах прошёл весь его 2020 год. 

– Первое постановление, которое вынесла судья Октябрьского районного суда, меня не устроило, потому что мои требования о возмещении ущерба были удовлетворены лишь частично. Я подал на апелляцию в Ростовский областной суд, – рассказывает Владимир. – Постановление отменили и отправили на новое рассмотрение другому судье.

Новое рассмотрение затянулось на полгода, и в итоге судья отказала полностью в возмещении материального ущерба, на что фермер снова подал апелляцию, и заявление снова вернули в суд первой инстанции другому судье.

К тому моменту, казалось, устали все: представитель Минфина попросила рассматривать заявление Лошакова без её присутствия. Помощник прокурора отозвал свои возражения и поддержал требования фермера, что сыграло ключевую роль в исходе дела. Судебный процесс завершился 11 января этого года – безоговорочной и полной победой реабилитированного. Ему постановили выплатить не только грант в полном объёме, но и субсидии на закладку виноградника (в выдаче которой региональный минсельхозпрод сперва отказал). Плюсом к этой сумме посчитали утраченную прибыль от нереализованного бизнес плана, утраченную за два года зарплату, неустойку продавцу саженцев, расходы на адвоката и штраф за несвоевременную оплату налоговых платежей в результате ареста расчётного счёта в банке. И все эти суммы были проиндексированы с учётом инфляции. В итоге общая сумма, которую суд постановил взыскать с Минфина в пользу Владимира Лошакова и которая указана в исполнительном листе, превысила 2,5 млн рублей.

Получается, первоначальная сумма гранта, выданного начинающему фермеру, практически удвоилась в судах. Но и это ещё не конец истории: по закону фермер имеет право на возмещение и морального ущерба. И этим правом Владимир Лошаков намерен воспользоваться.

Альпы будут на Дону

С высоты холма, на котором раскинулось фермерское хозяйство «Виноградов юрт», открывается живописный вид на донские просторы. Несмотря на то что судебные тяжбы отнимали у Владимира много времени и сил, работы в винограднике он никогда не останавливал. И сейчас проводит экскурсию, с гордостью показывая свои пополнения: новые школки, террасы, каркас гостевого домика.

Даже теперь, пройдя через все мытарства, он не отказывается от своей мечты и планов: построить винодельню и домашний цех по производству фруктового-ягодной продукции — соков, мармелада, пастилы, наладить сыроварню и хлебопечение, устроить развлечения для туристов — верховую езду, зону отдыха для детей, небольшой парк с белками. Кажется, у него продумано всё до мелочей: от фасада производственного цеха до состава казачьего хора, который он хочет приглашать на празднества.

– У меня появилась и новая идея: на участке 12 га устроить маленькие Альпы. Крутой склон можно использовать как лыжный спуск для развлечения туристов. Не беда, что в Ростовской области снег бывает не так долго зимой! – говорит он.

В этом году планирует рассчитаться, наконец, с долгами, приобрести трактор и прицепной экскаватор — нарезать террасы вручную всё-таки тяжело. 

– Куплю ещё шпалерные колья и проволоку для новых виноградников и подам документы на субсидию… – в этом месте Владимир выдерживает театральную паузу. После чего произносит то, чего, наверное, никто не ожидает от него услышать:

– Программа грантовой поддержки — хорошая, потому что совсем с нуля начинать дело тяжело. Я бы и сейчас взял грант, не говоря уже о субсидиях. Тут дело в другом: когда мы заключаем договор с другим бизнесменом, мы его внимательно изучаем, выясняем все подводные камни, юридические последствия. Соглашение, которое фермеры подписывают с государством, — это тоже в своём роде бизнес-договор. Изучать его нужно предельно внимательно, и если что-то не устраивает, сразу об этом говорить. Беда в том, что юристов, которые бы специализировались на этой теме, практически нет, о возможных проблемах фермеров никто не предупреждает. Да и сами они нередко относятся к государственной поддержке как к какому-то подарку, бонусу. А выясняется, что дарёному коню обязательно надо смотреть в зубы.

Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 5 от 03.02.2021 под заголовком: «Грант удвоился в судах»
+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров