Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → Кооператив у «якоря». Что это такое и чем он выгоден участникам?

+1
0
-1
вт, 01.04.2014 11:33

Сотрудничество фермера и переработчика – вот надёжная основа для создания кооператива. Производитель получает рынок сбыта, а переработчик – сырьевую базу. Можно спорить, нужно ли кооперативу имущество или ему хватает роли диспетчера, но ясно одно: кооператив у «якорного предприятия» сейчас едва ли не самая устойчивая форма объединения в сельхозбизнесе. Об этом и многом другом шла речь на очередном заседании Клуба агрознатоков, которое состоялось на прошлой неделе в конференц-зале ИД «Крестьянин».

В заседании участво­вали: гендиректор ООО «Центр Соя» Юрий Удодов (переработчик сои, станица Тбилисская, Краснодарский край), председатель снабженческо-сбытового кооператива «Прикубанский» Юрий Милованов, начальник управления развития малых форм хозяйствования минсельхозпрода Ростовской области Татьяна Снитко, директор зерноградского ПКФ «Маяк» Любовь Железная, председатель перерабатывающего кооператива при ПКФ «Маяк» Анатолий Железный, член правления донской Торгово-промышленной палаты Пётр Смородин и фермеры-участники двух кооперативов: Евгений Вишняков, Анатолий Лемещук и Александр Маляров.
Также в зале присутствовали 30 слушателей. Видеотрансляцию заседания на сайте Agrobook.ru смотрели ещё сто с лишним человек.

Обсуждение началось с кубанцев. С 2009 года в станице Тбилисской уже несколько лет действует один из крупнейших кооперативов в России «Прикубанский». Его участники поставляют на завод ООО «Центр Соя» сырьё, взамен получая серьёзные скидки на семена, удобрения, средства защиты. Об этом кооперативе мы не раз писали в журнале «Деловой крестьянин».

Зачем заводу «свободные фермеры»? С этим вопросом разбирались участники заседания.

Юрий Удодов, гендиректор ООО «Центр Соя»: Любой переработчик имеет две главные проблемы – продажи и поставки сырья. Про первую не будем, а вот последняя проб­лема иногда так обостряется, что приводит к закрытию предприятий.
Мы перерабатываем сою и немного подсолнечника. Масло не отжимаем, как другие, а производим высокобелковые кормовые добавки. В год нужно 80 тысяч тонн сырья, его постоянно не хватает. Потребление сои в стране намного превышает те объёмы, которые выращиваются у нас. Основная масса завозится из-за рубежа. Мы решили, что нужно стимулировать производство сои у себя в крае.
Долгое время фермеры относились к нам с недоверием. Но мы изначально решили, что не будем навязывать им свою политику. Фермеры – свободные люди. Они выбрали себе лидера – Юрия Викторовича Милованова. С этого всё и началось. Это первое.
Второе – мы не преследовали цель получить прибыль с кооператива. И даже больше, несём какие-то издержки по его содержанию.
Наши отношения открыты. При закупке сырья мы формируем цену совместно с кооперативом. Это сразу отметает недоверие. К чести фермеров, они называют реальные цифры.
Кроме того, мы выделяем кооперативу кредит для закупки семян, средств защиты. Такие условия нравятся крестьянам. Мы начинали с 17 членов кооператива, сейчас в нём уже 264 фермера. Они совокупно обрабатывают более 120 тыс. га земли.
В прошлом году кооператив поставил нам 20% от всего объёма переработанного сырья. Мы, конечно, мечтаем, чтобы всё сырьё давал кооператив. В ближайшие два года, надеемся, он увеличит долю до 50%.
Совместно с кооперативом мы проводим обучение фермеров. Приглашаем учёных оттуда, где есть передовой опыт. Директор кооператива выезжает за рубеж, там знакомится с технологиями. Заказываем и раздаём фермерам много методической литературы.
Многие надеются, что государство или ещё кто-то придёт, поможет, организует. Не будет этого, не надейтесь. Производители сырья и переработчики – всё, больше никого не нужно. Дай бог, чтобы просто не мешали. 
В нашей стране развиваются холдинги. Говорят, что они накормят страну. Накормят, я не возражаю. Но там нет людей. На полях живёт «Джон Дир». Мы теряем самую патриотично настроенную часть населения – крестьян. 
А фермер в одиночку не выживет. Ему надо объединяться вместе с переработчиками и другими фермерами. И идти дальше. Более того, фермеры должны приобретать эти предприятия, управлять ими. За рубежом мы такое видели.
Мы надеемся сейчас только на кооперативный вектор. Хотим, чтобы у нас была тысяча фермеров. И чтобы они чувствовали пользу от работы с нами. 

«Крестьянин»: Вы прямо-таки рай  описываете... Это действительно заслуга вашего руководства или дело постепенно сдвигается с мёртвой точки? Почему другие переработчики так плохо идут на кооперацию с фермером? 

Удодов: А я вам скажу без секрета. Нежелание работать – это, конечно, проблема. Ведь без кооператива проще. Нанял пять-шесть парней на машинах, с телефонами, и они ездят, занимаются снабжением. Второе – это же надо делиться прибылью, нормальную цену давать.

«Крестьянин»: А можно ли как-то повлиять на переработчика, ускорить процесс его «осознания»? 

Удодов: Наши акцио­неры изучали зарубежный опыт, много учились. Они давно к этому пришли. Ведь есть опыт мировой, почему его нужно отвергать! Зачем изобретать велосипед, когда он давно ездит?

«Крестьянин»: Подобная схема сотрудничества, на ваш взгляд, возможна только при крупном перерабатывающем производстве или мелком тоже?

Удодов: Мы как раз не крупное, мы среднее. А мелкому сам бог велел. Кооператив существует для всех. Даже десять фермеров могут объединиться, перерабатывать продукцию и продавать её. 

Андрей Васильев, фермер, Зерноградский район: Вы говорите, что вместе с производителем формируете цену. А что входит в предмет обсуждения? Как находите консенсус?

Удодов: Цена определяется рынком, это не наше желание. Смотрим, что дают конкуренты, другие переработчики. На неё курс доллара влияет, наличие сырья на рынке, цена конечной продукции... Комплекс факторов. И каждый понедельник за стол садятся коммерческий директор, один из акционеров, директор кооператива, главный экономист – и обсуждают.

Юрий Милованов, председатель кооператива «Прикубанский»: Мы серьёзно к этому относимся. Члены кооператива внимательно смотрят за ценами. Звонят мне, сообщают. На совещании в понедельник мы говорим о том, какая цена за неделю сложилась.

Алексей Жданов, фермер, Пролетарский район: Вот кончился у вас год, остались какие-то средства. Дивиденды своим фермерам выплачиваете? 

Милованов: Нет, дивиденды мы не платим, их нет.

Вячеслав Легкодух, фермер, Ейский район: В последнее время происходит интересный процесс – переработчики проглатывают сельхозпредприятия и пускают «щупальца» на землю. Почему ваши акционеры решили работать с фермерами? И было ли желание тоже купить предприятие?

Удодов: Стратегия наших акционеров такова, чтобы в перспективе продать предприятие фермерам. А не забрать у них земельные паи и создать латифундию. Это люди серьёзные, образованные. Цель – чтобы кооператив развился и зажил, как в Европе.

Евгений Вишняков, фермер, участник кооператива «Прикубанский»: Два года назад один из членов кооператива решил сам продать сою. Забрал её, куда-то сбыл. Полгода мы его пытали. Он молчал, потом признался: «Ребята, три года жил спокойно, решил придумать себе проблемы». Но чем в итоге дело кончилось, так и не сказал. Стыдно было. 

Юрий Дорошенко, фермер, Ейский район: А коо­ператив может отпочковаться и создать своё предприятие? 

Милованов: Может, но такой цели нет. Каждый занимается своим делом. Завод входит в члены кооператива.
 
Пётр Смородин, член правления Торгово-промышленной палаты Ростовской области: Вы в стратегии заявляете: «Мы ждём, когда кооператив выкупит у нас завод». Но в тактике у вас получается, что кооператив – некоммерческое партнёрство. Предприятие прибыли не формирует. Вопрос: когда же кооператив выкупит завод, если у него нет прибыли?

Удодов: Я вам так скажу – возможно, конечно, это произойдёт не при мне. Пока что главная цель – работать всем вместе. Грубо говоря, хочется, чтобы фермеры развивались так, чтобы в один день у них на счетах появилось много денег и они сказали: «А давайте скинемся и создадим настоя­щую коллективную собственность. И приобретём завод». Вот как должно быть, а не так, что мы сидим и считаем дни.

Андрей Глобин, кандидат технических наук, АЧГАА: Как организовано хранение и кто платит за него? Ведь, насколько я понимаю, фермер сдаёт сырьё тогда, когда хочет?

Удодов: Фермер сдаёт урожай нам, за приёмку и хранение не платит, только копейки за подработку и сушку. Это льгота кооператива.

Вишняков: Часто мы вообще ни за что не платим, потому что заранее знаем показатели и уже сдаём соответствующую им продукцию. 

Милованов: Расскажу ещё немного о кооперативе. Да, его цель пока – некоммерческая. Конечно, мы придём к созданию собственной производственной базы. Но сейчас это сложно сделать. Например, чтобы все члены кооператива могли пользоваться элеватором, его нужно строить минимум на 300 тысяч тонн. Объёмы очень большие. То же самое с топливом – понадобится хранилище на 15 тысяч тонн.
Ежегодно к нам приходит где-то по 50 фермеров. Выгоды очевидны – вырастил урожай, сдал целиком, постепенно продаёшь, когда цена хорошая. Всё, головной боли нет. На гербициды скидку 30% получаешь и ещё отсрочку платежа.
Также мы даём семена под урожай. В этом году 800 тонн семян сои предоставили, из них 180 – элитные, канадской селекции.

«Крестьянин»: Расскажите о географии поставщиков. Есть ли среди них те, кто сознательно изменил севооборот и начал выращивать сою, чтобы работать с вами?

Милованов: Конечно. Со Ставрополья в этом году трое пришли...

«Крестьянин»: Ростовчан будете принимать?

Милованов: Пожалуйста. Несколько фермеров из Егорлыка уже четыре года с нами работают. 

Вишняков: Да, егорлыкские фермеры звонили нам, учились выращивать сою.

Татьяна Снитко, начальник управления развития малых форм хозяйствования минсельхозпрода РО: А всё-таки, у кооператива есть на балансе какие-то основные средства?

Милованов: В самом кооперативе нет, но есть средства членов кооператива – склады, автопарк... Мы именно организаторы. Диспетчеры. Если надо – нанимаем у фермеров транспорт, например.

Вишняков: Да как только мы получим прибыль, заведём основные средства, налоговая тут же так рубанёт, что отпадёт весь настрой...

Снитко: А вы с фермерами работаете по предварительным договорам, под урожай? 

Милованов: Да, у нас есть договор мены. В нём две договорённости: что мы ему даём семена, а он возвращает эту сумму продукцией. Как всё происходит? Сначала я собираю заявки, какому хозяйству что нужно – семена сои такие-то, гербициды и т. д. Формируем общую заявку, делаем закупку.

«Крестьянин»: Правильно ли думать, что такой кооператив должен быть именно диспетчером, чтобы не попадать под налоги?

Милованов: Я изучал опыт за рубежом, это канадский, кажется, был кооператив. У них такая же система. 

Вишняков: В этом году члены кооператива, которые рискнули скооперироваться по кукурузе, получили по ней прибыль. Хотя условия были дикие. Сформировали большую партию и вовремя продали.

«Крестьянин»: Пригодились кооперативные связи?

Милованов: Да. Кстати, в наш кооператив пытались войти коллективные хозяйства. Но у них обычно неизвестно, сколько хозяев, и мы отказались. Мы работаем только с фермерами. Для вступления нужно решение правления или рекомендации двух членов.

Васильев: Если фермер продаёт зерно тогда, когда хочет, по выгодной ему цене, то как переработчик обеспечивает себя сырьём? 

Милованов: На самом деле продают ежедневно. Каждый день кому-то нужны деньги. Кроме этого, конечно, завод закупает сою на стороне. 

Снитко: Как вы считаете, у кооператива должна быть своя база, невзирая на налоги? 

Милованов: Да, должна быть. Это позволит оперативнее работать. Фермеру не пришлось бы искать тот же бензовоз. Привезли топливо на базу, слили, когда надо – забрал. 

Денис Карасёв, фермер, Чертковский район: Наша удалённость не позволяет везти сырьё к вам в кооператив. Но, может быть, есть возможность как-то снять этот фактор логистики за счёт цен на солярку, гербициды? Мы сегодня готовы с вами работать, ваши принципы нам близки. Но важно сбалансировать расходы на доставку.

Удодов: Мы готовы покупать и готовы поговорить о логистике.

Снитко: Уважаемые фермеры! Надо признать, краснодарские коллеги создали просто идеальную модель кооператива. С них надо брать пример. Но, наверное, будет сложно на них равняться, потому что им повезло. Они, как говорится, «удачно вышли замуж» – есть инвестор. Но поверьте, не всем так повезёт. И здесь важно понять – да, мы умеем производить продукцию. Но не надо ждать, что кто-то придёт и продаст её за вас. Процесс сбыта пора брать в свои руки.
Кто мешает сегодня фермерам, которые производят однотипную продукцию, объединиться в группу и прийти к переработчику с предложением?
Мы в Ростовской области, не дожидаясь инвестора, пошли иным путём. Наши фермеры сами создают себе площадку для сбыта – склады, переработку и т. д. У нас есть программа поддержки коо­­перативов. Мы предоставляем субсидию на компенсацию затрат на построенные или приобретённые средства производства. Субсидия получается около 70% от затрат. В прошлом году шесть кооперативов получили поддержку на сумму от 4,6 до 7,7 млн рублей.
Одно из условий получения выплат – внесение этих средств в неделимый фонд кооператива. Так независимо от того, кто выходит из предприя­тия, у него всегда будет сохраняться материальная база.

Любовь Железная, директор ПКФ «Маяк»: Как появился наш кооператив? Мы полетели на выставку оборудования в Стамбул. Вдруг слышу украинскую речь – ребята покупают мельницу за десятки миллионов. И так спокойно! А другие – фотосепаратор, третьи ещё что-то...
Для нас это нереально, хотя мы выпускаем 42 вида продукции и перерабатываем почти всё, кроме риса. На той выставке ещё проходил семинар по развитию кооперации и переработки. В нём участвовали 84 украинских делегата! А от России – всего шесть. И вот там я впервые задумалась о том, что надо объединяться. Потому что сейчас кооперативы спокойно берут и покупают самое лучшее оборудование.
Год назад создали кооператив. Нам это выгодно. С крупными поставщиками зерна сложно работать. Они не пере­­страи­ваются, новые культуры не осваивают. А попросишь фермера: «Ну посей хотя бы гектаров тридцать нута», – он ответит: «А давай!»
Нашим пайщикам мы даём сегодня семена под урожай. Ещё для них бесплатна сортировка, калибровка и экструдирование. 
Возможно, краснодарцы умнее сделали, что ушли от налогообложения. У нас иначе. Мы скинулись и купили сов­местное оборудование. 

Имеем цех по переработке 30-40 тонн чечевицы в сутки. На недавней выставке уже участвовали как кооператив. Вы бы знали, какой интерес вызывает продукция, даже у сетей! Продукцию продаём в «Ленте», «Метро» и «Магните». Ещё открываем свою первую точку в Ростове...

«Крестьянин»: Зачем надо было объединять фермеров в кооператив? Что он им даёт? Ну и оставались бы вашими поставщиками... 

Железная: Они получают копеечку по итогам года, прибыль кооператива. Плюс разные скидки. 

Анатолий Лемещук, фермер, участник кооператива при ПКФ «Маяк»: Любовь Дмитриевну я знаю давно. Четыре года назад она впервые предложила мне заняться нутом. Я согласился. Мы активно сотрудничаем с Константином Игоревичем Пимоновым из ДонГАУ. Он уже доктор наук, профессор. Таких учёных единицы! Приезжал на поля, консультировал, наблюдал... У меня опыт выращивания нута – уже четыре года. Скажу, что ничего страшного нет. После нута озимые как по пару идут – 60 ц/га.
Порог окупаемости – достаточно шести центнеров. Обычно получается около 15. По количеству обработок почвы нут проще и выгоднее пшеницы. Есть, конечно, нюансы: поле надо готовить с осени. Но это не сложно. Сеялки, уборочная техника самые обычные. При этом нут очень засухоустойчивая культура, в несколько раз лучше, чем горох... В общем, мы довольны.

Смородин: Фермеры и переработчики – две главные группы, которым выгоден кооператив. Первые получают сбыт своей продукции, вторые – сырьевую базу.
Но любой фермер предпочтёт не только иметь хороший сбыт, но и иметь прибыль с переработки сырья. Поэтому я глубоко убеждён, что тип кооператива при ПКФ «Маяк» имеет больше возможностей, чем другие. Да и государству удобно поддерживать такие кооперативы. Поддержка, как зонтик, накрывает сразу много предприятий. 
Конечно, получать удобрения, ГСМ и семена по более низкой цене – это здорово. Но, на мой взгляд, эффективнее, когда фермеры объединяются именно для получения прибыли от более глубокой переработки.

Фото В. Карпова

Источник: газета "Крестьянин"

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров