Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Мясо вместо шерсти. Курдючная овца возвращается на подворье

+1
+2
-1
Автор: admin
сб, 05.01.2013 13:48

Тонкорунное овцеводство – в недавнем прошлом марка Ставрополья – сегодня всё больше разочаровывает местных животноводов.

Армия сбросила шинели, спрос и цены на шерсть на нуле. Да, на баранину прейскуранты растут, но привередливый покупатель уже воротит нос от тушек мериноса, предпочитая мясные породы, которыми край занимался в довоенные годы. Первыми на рыночные перемены среагировали частники, владельцы личных подворий, которым перестроиться проще.

Порода курдючных овец сохранилась в хуторах

В семье Бобрышовых из села Труновского всегда разводили овец. Держали отару и дед, и отец нынешнего хозяина дома Валерия Васильевича. И сам он продолжает давнюю традицию: на базу за огородом под присмотром грозных цепных кавказцев стучат чёрными «башмачками» полтора десятка рослых стриженых животных в сопровождении молодого потомства.

– Родился я в окружении эдильбаевских курдючных овец, которых у нас называли русскими, – рассказывает Валерий Бобрышов. – Помню, мой дед за ними ухаживал. Когда в колхоз завезли щуплых мериносов, он смотрел на них с усмешкой. Но новички скоро вытеснили прежнюю породу отовсюду – и с колхозных кошар, и с крестьянских базов. Меринос оказался выгоднее, за его руно давали хорошие деньги.

Три года назад Валерий Васильевич окончательно убедился: овечьи шубы нашей стране нескоро понадобятся, и стал мотаться по районам в поисках отвергнутых курдючных барашков.   

– Племенного барана купил у Алексея Белоусова в посёлке Рыздвяном соседнего Изобильненского района. У этого фермера уже с десяток лет эдильбаевская отара. А подружек для производителя брал в хуторах Ипатовского района и даже в Калмыкии, где сберегли старую породу. Так и скомплектовал основу.

Теперь у Бобрышова полтора десятка эдильбаевских маток, приносящих потомство, и очередь желающих обзавестись перспективной живностью. За четырёхмесячного барашка хозяину мини-фермы дают 4000 рублей, тогда как меринос такого же возраста стоит явно дешевле: 1500-1700.

В чём же преимущество возвращения к полузабытому старому? Об этом корреспондент «Делового крестьянина» расспросил сперва самого Валерия Васильевича, а затем и фермера Алексея Белоусова.

Ведро зерна – на год

На собственном опыте Валерий Бобрышов убедился, что за год эдильбаевский барашек нагуливает 46-47 кило мяса. Тогда как его тонкорунный сородич набирает за то же время 20-22 кило. А расходы на кормёжку примерно те же. 

– Пока есть трава на выгоне за усадьбой, я свою отару вообще не подкармливаю, – признался Валерий Васильевич. – С обеда до вечера попаслись, вернулись на баз и легли. А завтра тоже в обед калитку открою. И так всю весну и лето.

Когда травы выгорят, овцевод начинает разнообразить меню питомцев за счёт своих запасов. В сенник владелец подсобного хозяйства привозит три полутонных «катушки» сена из местного колхоза, где сам работает. В прошлом году «катушка» колхознику обошлась в 400 рублей – символическая, можно сказать, цена. Помимо сена выписывает ещё и тракторную тележку гороховой соломы. В кормушки овцам зимой сыплет по 400 граммов зерна, которое тоже получает в колхозе. Говорит, что отара при таких харчах жирует.

– У моих овечек рацион поскромнее, – сравнивает фермер Алексей Белоусов. – Дерть выдаю только маткам в течение одного месяца после окота, по 300 граммов на голову в день, чтобы молока больше давали. Получается, ведро зерна в год. Норматив запаса сена на зиму тот же – центнер на голову. Гороховой соломе предпочитаю ячменную, она хороша и для еды, и на подстилку. Малые затраты на прокорм компенсирую круглогодичной пастьбой: эдильбаевцы и на заснеженном поле найдут чем поживиться.

Алексей Яковлевич утверждает, что все его ягнята, появившиеся на свет в марте-апреле, за 4-6 месяцев нагуливают 20-25 кило мяса и распродаются до начала зимы. 

Болезни не пристают

Валерий Бобрышов держит свою отару на том же базу, где несколько лет назад блеяли мериносы. Рассказывает, что предшественники часто болели. Главными хворями были чесотка и копытная гниль. От первой Валерий Васильевич спасал отару купаниями в чане с химическим раствором. От второй страховался пастьбой на воле и частой чисткой база. Курдючные овцы, заселившие стойбище мериносов, к великой радости хозяина, не переняли недуги предшественников. Статья затрат на лекарства из перечня расходов овцевода исчезла совершенно. И падёж от сквозняков прекратился.

– Я и раньше слышал всякие истории о выносливости курдючных овец, а нынешней зимой сам был поражён, – рассказывает Бобрышов. – Обычно я отбиваю маток, которые собрались котиться, и держу их в помещении отдельно, где тепло и подстелено. А одну овцу проморгал. Окотилась на базу прямо в январском снегу. Будь то меринос, он при своей жидкой шёрстке тут же бы околел. А этому хоть бы что. Прихожу на баз и вижу удивительную картину: ягнёнок, как крот, проделывает тоннели в снегу.

Курдюк - клад витаминов

Раньше в доме Бобрышовых единственным едоком баранины был глава семьи. Жена и дочь к мясу мериносов со специфическим душком не притрагивались.   

– А когда завёл курдючных, всё переменилось. Теперь и для них баранина – лакомое блюдо. Даже курдючное сало уплетают за обе щеки. Первый раз я им это сало преподнёс на шампуре – как шашлык. Они даже не разобрали, что это сало. Нахваливали: «Какое нежное мясо!»

О курдюке овцеводы рассказывают как о кладезе витаминов. По наблюдениям фермера Алексея Белоусова, эта подушка у корня хвоста наполняется в весенне-летний период, во время изобилия трав, а расходуется зимой, в пору скудного питания. 

– Курдючное сало используют при приготовлении калмыцкого чая, – говорит Алексей Яковлевич. – А чаще его солят, как и свиное. У степных народов ломтики солёного курдюка входят в состав пайка, который дают путнику в дорогу: лепёшка, сало и бутылка молока. Народные лекари используют содержимое курдюка при приготовлении различных лекарств.

Бабушкины носки

Лет через 20 после смерти своей бабушки Валерий Бобрышов полез в старый сундук и обнаружил в нём связанные ею носки. Они были из шерсти курдючных овец, которых семья когда-то держала. 

– То ли они были пропитаны каким пугалом против моли, то ли грубая шерсть бабочке не по зубам, – размышляет Валерий Васильевич. – Только были те носки совершенно целёхоньки. Я их надел и долго ещё носил. А нынешние магазинные купишь – и через два дня выбрасывай, порвались.

Какие-то виды одежды и обуви, на которые раньше шла грубая шерсть курдючных овец, нынче не в моде, подтверждает Бобрышов. Скажем, мало кого заставишь сейчас носить валенки или бурки. Но носки, перчатки, свитера из натурального природного сырья Валерий Васильевич готов носить сам. Вот только мастера по работе с шерстью в селе перевелись, вздыхает он. И шубы с остриженных овец приходится просто выбрасывать. 

Впрочем, когда есть спрос, может возродиться и вязальный промысел. Тем более что с лёгкой руки Бобрышова в Труновском сегодня ещё в четырёх дворах перешли на эдильбаевских овец, сырьевая база растёт.

– Растёт и закупочная цена на грубую шерсть, – поделился сведениями с рынка Алексей Белоусов. – Мой коллега из Калмыкии сказал, что там дают за килограмм уже 9 рублей. Тоже гроши. Но хоть какое-то движение вверх.

Владимир Пономарёв
Труновский – Изобильненский р-ны,
Ставропольский край
Фото автора 

 

+1
+2
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров