Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Полнолуние в Кучугурах

+1
0
-1
Автор: admin
вс, 13.03.2016 18:07

Жестокие законы природы заказника «Цимлянский» 

В конце января сотрудники научного отдела государственного природного биосферного заповедника «Ростовский» провели полевые работы в заказнике федерального значения «Цимлянский». Именно в эти дни погодные условия благоприятствовали проведению зимнего маршрутного учёта зверей и птиц – в течение суток после снегопада звери и птицы оставили следовые «наброды». 

Приметы предков не подвели. Небольшой мороз (-5-7о) и безветрие, чёткие отпечатки свежих следов делали маршруты информативными и неутомительными. В сравнении с прошлым годом бросалось в глаза почти полное отсутствие следов мышевидных грызунов. Не встречались и следы ласок. 

Другое дело лисицы. Состояние предгонного возбуждения и явная нехватка корма заставляли этих зверей быть активными круглые сутки. Яркие, красиво вылинявшие лисицы встречались вблизи дорог, а по ночам посещали выложенные для волков привады.
На одной из вышек, где ещё в декабре инспекторы выложили приваду, волки уже успели её съесть. Остались лишь мёрзлые шкуры коров. Именно в этом месте я решил провести несколько вечерних часов. Мороз крепчал. Машина с коллегами, участвовавшими в маршрутных учётах, скрылась за лесом. Я удобно расположился, настроив фото– и видеоаппаратуру. Ждать пришлось недолго. Уже через 10 минут появилась лисица. Она, осторожно озираясь, подошла к приваде, и стала грызть мёрзлую шкуру. Щелчки затвора фотоаппарата некоторое время заставляли её вздрагивать и оглядываться. Но голод и усиливающийся мороз оказались сильнее осторожности.

Скоро зверь настолько освоился, что подошёл вплотную к вышке. В видоискателе был хорошо виден крупный «портрет» лисицы. Даже мой выход на открытую площадку и голос не заставили зверя уйти. На мой риторический вопрос: «Каково тебе живётся в такой холод?» – она только подняла свою умную мордочку, внимательно оглядела меня и продолжила грызть твёрдую от мороза коровью шкуру. Только когда в глубоких сумерках я спустился на землю, зверь отбежал метров на 10 и ждал моего ухода.

Следующий день был более насыщенным. Пришлось пройти два маршрута. Как всегда, в пойменном лесу встречалось много кабаньих следов. Довольно много набродили шакалы и лисицы. Были и волчьи следы. Ближе к сосновым посадкам, сохранившимся после лесных пожаров, держались лоси. А знаменитые «Дадоновские колки» радовали скоплением лосиных и косульих следов. На степных участках в изобилии петляли заячьи следы, время от времени с шумом «взрывались» из заснеженной травы стаи куропаток. Вблизи кормушек и тростниковых зарослей снег был истоптан фазанами и кабанами.


После нелёгкого дня усталые люди сидели за столом в натопленной комнате. Молодой инспектор Нурислан, услышав скрип снега на морозе, выглянул в окно. Взволнованный увиденным, он вбежал в общую комнату.

– Там, под окном стоит огромный олень!

Приоткрыв дверь, мы действительно увидели в свете полной луны силуэт крупного рогача. Он медленно ходил между стоявшими у кордона машинами. Удивленные увиденным, мы не знали, чем объяснить этот странный визит, пока тот же Нурислан не вышел к сараю за дровами.

– Там на следах оленя – кровь…

Опытные инспекторы сразу предположили, что олень спасался у жилья людей от волков. Мороз перевалил далеко за 20, луна безразличным светом заливала окрестности, а людям на кордоне долго не спалось. Воображение рисовало картины вечной природной драмы под названием «Олени против волков». Доживёт ли рогатый красавец до утра?


Утром группа учётчиков отправилась на маршрут, а я с бригадой инспекторов поехал на выкладку кормов. В ясельные кормушки закладывалось сено, а в ящики и прямо на снег у кустов терна рассыпалось зерно. Когда мы подъезжали к кормушкам, с них взлетали десятки фазанов. Здесь же кормились и птицы отряда воробьинообразных: красивые ярко-жёлтые обыкновенные овсянки и шумные полевые воробьи. Среди массы этих птиц выделялись зяблики и большие синицы. Для многих сотен певчих птиц кормушки в заказнике стали гарантией выживания в суровые январские холода.

В середине дня пошли по следам раненого оленя. Капли крови хорошо выделяли его след среди набродов здоровых зверей. Он шёл, подволакивая заднюю правую ногу. На лежках было довольно много крови. След повёл через большие безлесные пространства к месту, где когда-то находился казачий хутор Пронин. Сейчас там стоит вагончик пастухов, зимующих с крупным рогатым скотом. Не далее километра от этой стоянки мы увидели оленя. Он поднялся на 150 метров дальше от нас и быстрой рысью двинулся к лесным колкам.

Позже, на сделанных мной фотографиях, была хорошо видна большая рана на внутренней стороне правого бедра. Хватка волка повредила крупный кровеносный сосуд, и судьба зверя была решена. Многие исследователи волчьего охотничьего поведения указывали на такую манеру хищников: матёрый волк догонял убегающего оленя или лося и рвал задние ноги. Для выполнения такого «маневра» нужны значительный опыт и сила.

Тропление раненого «в пяту» оленя раскрыло картину волчьей охоты. Недалеко от кордона группа оленей шла по направлению к кормушкам. Их следы пересеклись со следами стаи волков. Точно определить количество хищников было трудно, так как «место происшествия» было сильно истоптано. Да и следы на рыхлом морозном снегу читались нечётко.


В пойменном лесу волк настиг мчавшегося громадными прыжками оленя и схватил за круп. На месте этой хватки остались пучки длинной оленьей шерсти. Но кровь на следах не появилась. Другие волки бежали параллельным курсом. В одном месте олень на бегу сильно ударился о ствол дерева. Возможно, именно здесь волку удалась решающая хватка. Дальше погоня пересекла дорогу, и олень, круто повернув, помчался к кордону. Волки не решились продолжить охоту под светящимися окнами дома.

В предыдущий полевой выезд мы встречали следы стаи из восьми волков, среди которых выделялись отпечатки лап крупного самца. Вероятно, именно он и был одним из главных действующих лиц ночной драмы.

Следующее утро было ярким и морозным. Проехав по заполненным вчера кормушкам, я выбрал подходящее для съёмки место и удобно устроился в машине. Как и в прошлый раз, ждать долго не пришлось. Первыми на зерно прилетели полевые воробьи. Более осторожные овсянки долго сидели на кустах, но всё же решились слететь на снег.

И тут стали собираться фазаны. Одни приходили пешком, осторожно выглядывая из кустов, другие с шумом прилетали прямо к рассыпанному зерну. Через полчаса более десятка сверкающих на солнце петухов и столько же сереньких курочек спокойно кормились, не обращая внимания на стоящую рядом машину. Самой осторожной из птиц оказалась сойка. Издали разглядывая машину, она так и не подлетела к кормушке, несмотря на проведённую голодную и холодную ночь.

После утренней съёмки я обедал на кордоне, когда в окно увидел смело рысящую мимо забора лисицу. Приоткрыв дверь, сделал несколько снимков. Лисица была близко, но портретной съёмке мешала сетка забора. Зверь обнюхал поленницу дров, что-то нашёл, съел и беззаботно потрусил дальше. Солнечная погода вызвала желание понаблюдать поведение зверей. На этот раз была выбрана вышка около «роддома». Так «старослужащие» инспекторы окрестили перелесок с густыми зарослями кустарников, в котором весной спокойно поросились дикие свиньи.


Солнце было ещё высоко, когда к приваде вышла лисица. Она разжёвывала клочья бараньей шкуры, отгрызая кожу и выбрасывая шерсть. Вокруг зверя собралась стая сорок. Самоуверенные птицы подходили вплотную к лисице и выхватывали клочья бараньей шерсти. Временами лисицу это раздражало, и она делала резкий скачок в сторону сорок. Те ненадолго отлетали, но скоро снова окружали её.

В стороне от кормушки поляну пересекла стая куропаток. Над высокими тополями у берега водохранилища пролетел белохвостый орлан. Съёмки этого вечера оказались особенно интересными. В целом за время полевых работ в объектив попали крупный секач, стоявший в закатном свете у кромки тростников, косули, несколько лисиц, фазаны, куропатки, зай­цы, олень и немало живописных пейзажей зимних Кучугур.

Морозы кончились так же стремительно, как и пришли. С вечера 27 января посыпал мелкий снежок, температура поднялась до 0о. Попытки тропить раненого волками оленя оказались неудачными. С крыши стала капать вода. Пришла пора прощаться с Кучугурами до следующего полевого выезда.

Результаты учётов будут подведены после обработки маршрутных листов. А заказник «Цимлянский» продолжает жить размеренной трудовой жизнью, сохраняя мир природы, живущей по своим, нередко жестоким законам.

Александр ЛИПКОВИЧ
Фото автора

Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров