Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Разное → Винный кластер: монополия избранных

+1
0
-1
Автор: admin
чт, 26.05.2016 15:03

Малые винодельни туда не зовут

В сентябре прошлого года в Ростовской области был создан первый и пока единственный в России винный кластер «Долина Дона». Руководители малых виноделен возлагали на него большие надежды, но за прошедшие полгода никакой помощи от властей не получили. Люди, вложившие в дело последние средства, выкручиваются самостоятельно. 

«Узнав, что готовится постановление правительства, которое будет способствовать развитию виноделия, ещё в 2013 году я начал сажать виноград в а Анапском районе Краснодарского края и Азовском – Ростовской области. Поверил правительству – вернул из Германии, где у сына бизнес, средства на родину, перевёз сюда внука, который там учился, в том числе и виноделию. Мы рассчитывали, что через два года начнём продавать вино и инвестировать в развитие. Но снял последние деньги со всех счетов для строительства подвала и цеха под винодельню», – рассказал глава малого винодельческого предприятия «Кантина» Алексей Скляров.

Дело в том, что на основании изменений в ФЗ 171 вино, произведённое из винограда, выращенного в России, стало считаться не алкогольной продукцией, а сельскохозяйственной. Для людей, создающих вина так называемого защищённого гео­­графического указания, закон предусматривает ряд льгот. Главная – упрощённый порядок получения лицензии, даю­­щей право на продажу напитка. Только получить её удалось единицам, и то в основном это крупные предприятия, а не малый бизнес, ради развития которого всё и затевалось. Им приходится продавать своё вино не в магазинах, а по знакомым да на ярмарках и фестивалях.

Главный тормоз – лицензия 

В Ростовской области только восемь предприятий имеют лицензию. Ранее её получение обходилось в 800 тысяч рублей, теперь небольшие винодельни, производящие вино из собственного винограда, должны заплатить 65 тысяч. Для этого люди, поверившие власти, заложили виноградники, построили винодельни, вложив массу собственных и заёмных средств. Но до сих пор не имеют права продавать готовый продукт. 

«Закон, который упростил порядок лицензирования, принят, а механизм его реализации не понятен, – пояснила директор департамента потребительского рынка Ирина Теларова. – Он требовал подзаконных актов, процедур, но они так и не появились». 

Производство вина – бизнес, требующий длинных денег. Виноградник растёт минимум три года, а реальную выручку с него можно получить на пятый год. Те, кто прошёл все эти стадии и уже подошёл к заключительной, сбыту, сейчас в растерянности. Как известно, нет сбыта – нет выручки – нет и дальнейшего развития. Правда, можно взять лицензию за 800 тысяч. Их как раз и нет у малого бизнеса, который к тому же всё вложил в производство. Видимо, на то и расчёт. Наше государство тот ещё хитрец: поманило обещаниями и не выполнило их. 

Чиновники не хотят ничего менять

Те же, кому удаётся получить лицензию, сталкиваются с другими барьерами. Как рассказал председатель Союза виноградарей и виноделов Дона Игорь Губин, предприятия должны быть внесены в реестр, который ведёт региональный минсельхоз. Но чиновники затягивают этот процесс, и данные о предпринимателях не попадают в единую базу Росалкогольрегулирования (РАР), что тянет за собой новые проблемы. Отсутствие межведомственного взаимодействия ухудшает ситуацию. 

«Чиновники не хотят ничего менять, – говорит Игорь Губин, – а нам их неразбериха не даёт работать. – Между федеральными ведомствами – Минфином, Минэкономики, РАР, налоговой – нет взаимодействия. Эти структуры надо как-то координировать. И всё чётко прописать на самом верхнем уровне».

От работы местных чиновников, по его мнению, тоже многое зависит. Например, на Кубани есть департамент развития виноделия и виноградарства. У нас же в минсельхозе всего один специалист, разбирающийся в этих вопросах, а отдельного подразделения нет. Была два года назад в областном правительстве рабочая группа, да развалилась.

Государство должно помогать, а не наблюдать

Федеральный закон предусматривает три вида субсидирования виноградарства и виноделия: на установку шпалер (127 тысяч рублей), на посадку саженцев (95 тысяч), уход за молодыми насаждениями по достижении ими пяти лет (35 тысяч). А регион по этой программе должен софинансировать 10%. Донским виноделам местные чиновники выделяют ни копейкой больше предусмотренного федеральным законом. А, например, в соседней Кубани дают по максимуму, даже на покупку виноградной техники, что не предусмот­рено законом. 

«В 2013 году мы посчитали: потребности всех виноделов Дона – 300 млн рублей. Мне кажется, это несложно удовлетворить. Или другой вариант помощи: не нужно никаких субсидий – разрешите продавать вино – снимите оковы с фермеров, и они не попросят денег, купят всё сами», – говорит Игорь Губин. 

Это для маленьких виноделен, среднему и крупному бизнесу без госпомощи не обойтись. Замдиректора по развитию винодельни «Эльбузд» Наталья Коротенко рассказала, что предприятие за 4,5 года вырастило виноградники, теперь приступает к производству вина. Лицензия есть, но нет возможностей расшириться. Они хотят засадить виноград на 50 гектарах (25 га уже есть), но без субсидий это сделать не смогут. 

Донской кластер: столкновение малого и крупного бизнеса

Кластер – модное нынче слово. Но полюбили его региональные чиновники вовсе не в погоне за модой – под кластер даются хорошие федеральные деньги. В нашем случае они предусмотрены на проведение ярмарок, дегустаций, развитие винного туризма, даже на проведение тематических «круглых столов» можно взять порядка 100 тысяч рублей. Вот люди и используют любые возможности. 

За полгода существования донского кластера были открыты фирменные магазины «Вина долины Дона» в Таганроге, Новочеркасске, два в Волгодонске, два в Ростове. При ДГТУ на кафедре виноделия, входящей в кластер, стали готовить виноделов широкого профиля. Подписана стратегия развития, созданы три дорожные карты. Открыт винный тур с участием четырёх виноделен – в прошлом году маршрут посетили 2 000 человек.

Для кластера всё-таки мелковато. Алексей Скляров считает, что он объединяет не всех производителей вина, а избранных. Что это своеобразная монополия двух бизнесменов, которым принадлежит 90% земель под виноградниками и 90% производств, как крупных, так и малых. В этом таится серьёзная опасность: когда основные игроки окрепнут, они могут объединиться в холдинги и подмять остальных. Уже сейчас звучат высказывания: «Кто не в кластере, того мы не поддерживаем». Но при этом в кластер его организаторы малые винодельни не зовут.

То, что их продукция ничем не хуже выпускаемой известными предприятиями, доказала международная выставка «Винорус. Винотех», прошедшая в Краснодаре в конце апреля. Из 10 донских вин, завоевавших медали, две малые винодельни – ИП Малик Ю.В., ИП Скляров Н.Д. 

Элла ВАСИЛЕНКО

для газеты "Крестьянин"

+1
0
-1
Автор: admin
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров