Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Спад в экономике подтолкнул ростовского бизнесмена заняться козоводством

+1
0
-1
Автор: Inga
ср, 01.10.2014 12:05

Козью ферму в Родионово-Несветайском районе знают пока только единицы. Неприметное здание на окраине Барило-Крепинской слободы. Красивое и тихое место. Владелец не проводит навязчивых рекламных кампаний: если молоко вкусное, покупатель сам распробует и найдёт. 

Исключение – только для ярмарок, которые администрация регулярно проводит в Ростове. Этих мероприятий предприниматель Юрий Панченко старается никогда не пропускать: «Единственное место, где производитель может встретиться с покупателем лицом к лицу, без посредников». Такой подход к делу вполне себя оправдал: менее чем за полгода существования фермы козье молоко из Родионово-Несветайского района нашло своё место на полках ростовских сетевых магазинов и пользуется спросом среди ростовчан.

Подошли к фундаменту

Юрий Панченко долго не находил время для встречи: всё расписано на неделю вперёд. Переговоры, поездки, встречи, обмен опытом... Трудность заключается ещё и в том, что предприниматель с семьёй живёт в Ростове и лишь по необходимости приезжает на ферму в село.

Выпускник Российской академии народного хозяйства в Москве, финансист и юрист по специальности, считает, что задача руководителя – организовать работу предприятия так, чтобы оно жило без его участия. Но под полным его контролем.

Невозможно было не спросить, чем занимался бизнесмен до строительства фермы.
– У меня был строительный бизнес, я выполнял работы по гидроизоляции и ремонту бетонных сооружений. Заработанные на этом деньги и стали стартовым капиталом, – ответил он. 

Сама собой вспомнилась шутка, которая в ходу у российских бизнесменов: «Хочешь потерять деньги – вложи их в сельское хозяйство». Но далее из разговора стало ясно, что Юрий Панченко шутить не настроен.

– Я жил и живу в Ростове, всегда покупал продукты на рынках и в магазине. Когда я видел такое обилие заграничных безвкусных продуктов, некоторые из которых просто откровенно вредны для здоровья, я не понимал, почему это так. В то же время, в сёлах аграрии жалуются, что их продукция никому не нужна, а большинство бывших ферм просто разрушены, – говорит предприниматель. – У меня складывалось впечатление большой и общей разрухи. И в этой разрухе, мне показалось, мы уже дошли до основания, до фундамента. То есть дальше так жить нельзя. 

Возможно, на настроение предпринимателя повлиял кризис 2008 года и последовавшая за ним рецессия в строи­­тельном бизнесе. Серьёзных заказов не было, прибыль не росла. Вот и стал человек задумываться, во что вложить капитал. Большого подъёма в экономике страны финансист не предвидел. В этих условиях самым надёжным делом казалась продажа продуктов питания.

– Но сейчас все только этим и занимаются: купи-продай, конкуренция очень большая, – говорит Юрий Панченко. – А вот производство плохо развито. 
Стал внимательно изучать: какие товары на рынке есть, а каких мало, считать, сколько денег надо вложить в то или иное производство. Так методом подсчётов и пришёл к козоводству. Потом стал выбирать место для работы.
– Родионово-Несветайский район – просто уникальное с этой точки зрения место, – считает Юрий Панченко. – Во-первых, отсюда недалеко до Ростова, так что большинство местных жителей ездят на работу в областной центр. А во-вторых, здесь очень много сохранилось помещений от бывших ферм, которые, конечно, сильно разрушены, но вполне подлежат восстановлению. А главное, что в администрации работают нормальные люди, которые не чинят препятствий инвесторам, а наоборот, помогают. 
Юрий Панченко признаётся, что был приятно удивлён, когда ему не только разрешили восстановить помещение бывшей фермы, но и землю поблизости от фермы в аренду предоставили, помогли электричество провести, да ещё и хорошего партнёра подыскали.

Не как все

На встречу с корреспондентом Юрий Панченко приехал не один, а в компании своего партнёра Эдуарда Франко. Нельзя не отметить, насколько гармонично эти люди дополняют друг друга. Эмоциональный Эдуард может часами говорить о том, какие умные животные эти козы, как полезно и вкусно козье молоко. В то время как более сдержанный в разговоре Юрий предпочитает акцентировать внимание только на цифрах и фактах. «У Эдуарда – своя история», – сказал он.

Эдуард Франко, видимо, из той редкой породы людей, которым жить всегда интересно. Он просто беспощадно заражает окружающих своим энтузиазмом. Спустя час нашего разговора я была готова целовать милейших рогатых созданий и уехала со встречи с твёрдым желанием завести козу. Хоть бы и на балконе квартиры на пятом этаже. 

Эдуард рассказал о своём романтическом прошлом: в лихие 90-е он был челночником, ездил в Турцию, Египет, Эмираты и прочие страны за товаром. А потом поставил семью перед фактом: продаём квартиру в Батайске и переезжаем в Родионово-Несветайский район. Как я понимаю, сопротивление было бесполезно. Семья покорно собрала чемоданчики.

– Ну согласитесь, что 8 тысяч долларов в 1991 году за двухэтажный кирпичный дом с гаражом и огород в полгектара – это пустяк? – спрашивает он, и не дождавшись ответа, продолжает: – Я всегда всё делаю не как все.

Сперва завёл коз для себя, а на жизнь зарабатывал, таксуя. Идею продавать молоко подсказал брат: козье молоко на рынке стоило 60 рублей. Эдуард со своими горящими глазами и даром убеждения людей умудрялся продавать по 100. 

– Ну, у меня был сервис: я молоко привозил покупателям домой и только наисвежайшее. У меня было много постоянных клиентов, – вспоминает Эдуард. Занимаясь таким образом ЛПХ, он постоянно чувствовал, что упирается в потолок: ну, 15-20 коз можно держать и управляться одному. Для большего стада уже нужны работники, оборудование, новые рынки сбыта. Всё это открылось ему после знакомства с Юрием Панченко. 

В настоящее время Эдуард – управляющий фермой. На ферме есть его животные, которые раньше жили в ЛПХ. Дополнительно предприниматели ещё покупали коз. Сейчас стадо насчитывает 80 животных, из которых 50 – дойные.

Коза дороже коровы

– Вы продаёте молоко под маркой «Ламанча», это у вас порода коз такая? – спрашиваю.
– Ну, породы здесь разные на ферме. Есть и ламанча. Просто слово такое красивое и у всех на слуху, – объясняют Эдуард и Юрий.

Мне даже не по себе с ними: традиционный разговор о проблемах как-то не клеится. Ну, арендная плата за землю. Её устанавливает администрация. Ну, корма сейчас дорогие и в дефиците. Ну, своей техники нет, а покупать и нанимать – да, пожалуй, дорого. Даже субсидии от правительства – те жалкие крохи, как считают многие аграрии, – кажутся им желанными и привлекательными, а процедура сбора документов совсем не страшит. 

Не жалуются они и на ростовские сети. Даже напротив: спасибо говорят за то, что те идут навстречу фермерам, местным производителям. 
– «Солнечный круг», «Апекс», «Ассорти» – мы охватили практически все магазины у дома. Осталось только с крупными сетями о поставках договориться, но мы пока не готовы обеспечить нужные им объёмы, – говорит Юрий.

Запрет на поставку молочных продуктов из европейских стран он воспринимает сдержанно, но по всему видно, что расценивает как шанс.
– Долгое время в супермаркетах козье молоко было только французского производства, а российского не было. Просто потому, что у производителей нет финансовой возможности купить оборудование и сертифицировать свою продукцию. У нас такая возможность есть, и мы будем наращивать поголовье, – обещает он.

На ферме установлен полноценный мини-молзавод и современное доильное оборудование. Молоко пастеризуют и разливают в пол-литровые бутылочки, которые герметично закрывают. Срок годности заявлен семь дней. В течение этого срока, как правило, и происходит расчёт реализатора с производителем. Пол-литровые бутылочки продаются в ростовских магазинах по 80-120 рублей.

– Если объёмы производства будут расти и будет оставаться нереализованный товар, тогда поставим дополнительное оборудование для производства кисломолочных продуктов, сыра, творога, – делится своими планами Юрий.

В это время в окно стучат двое мужчин, представляются жителями Барило-Крепинской и просят продать молоко. Похоже, знаменитый козий сыр мы увидим не скоро, потому что спрос на молоко большой...

Хорошо подумав, Юрий Панченко всё же нашёл такую проблему производителей-животноводов, которую он считает нужным озвучить перед правительством: это возрождение и поддержка племенных хозяйств. «Увеличение производства молока, мяса невозможно, если в стране нет племенного поголовья. А его в настоящее время нет. Доходит до невероятного: племенная коза стоит дороже племенной импортной коровы, и за ней готовы ехать через всю Россию. Возрождение племенных хозяйств – это основа, с которой необходимо начинать поддерживать сельское хозяйство. Всё остальное – детали».

Инга СЫСОЕВА
сл. Барило-Крепинская, Родионово-Несветайский р-н, Ростовская обл.

+1
0
-1
Автор: Inga
Комментариев: 1

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров