Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → «Территория Дончаков Гелиос»: как энтузиасты разводят донских лошадей на свободном выпасе [+ВИДЕО]

чт, 21.04.2022 13:34

Надежда Скрипкина и её муж Дмитрий Савицкий спасают некогда легендарную породу, которая могла быть символом и брендом Дона, а сейчас находится на грани исчезновения.

Блестящие бока, золотые гривы, статные и высокие, горделивые… Все эпитеты произносятся с восторгом. Иначе никак. Ведь речь идёт о легендарной породе лошадей, которая почему-то не стала брендом и символом Дона. О дончаках. 

В недалёком прошлом, пару десятков лет назад, племенных лошадей донской породы было больше тысячи. Ими занимались знаменитые конезаводы.

Сейчас же дончаки – на грани исчезновения. Золотистых лошадей разводят энтузиасты. Например, такие как Надежда Скрипкина и её муж Дмитрий Савицкий, основатели «Территории Дончаков Гелиос». В 2013 году они купили своего первого коня Бранта, чтобы спасти его от участи оказаться в колбасном цехе. Сейчас Брант – жеребец-производитель и главный талисман.

«Территория Дончаков Гелиос»: как энтузиасты разводят донских лошадей на свободном выпасе

Брант

– Лошадей я любила всегда. И Дима всегда меня поддерживал. И когда начали писать о рейдерском захвате Зимовниковского конного завода, что лошадей надо спасать, иначе они пойдут под нож, то всё это читала, переживала, – вспоминает Надежда Скрипкина. – И Дима говорит: ну, давай съездим. Мы приехали, увидели эти золотые попы, которые бегают по полю, и решили…

– Да не так всё было! – смеётся Дмитрий. – Я согласился, что надо ехать. Только сказал: «Ты деньги возьми». Ясно было, что мы едем покупать.

– Да, так у нас появился Брант, – улыбается Надежда. – Ему тогда был годик. А мы ничего не умели, даже правильно надевать недоуздок. Сразу поехали учиться в Москву. И поняли, что к лошадям нужен несколько иной подход, чем мы привыкли видеть. Не конюшня, а свободный выпас.

Для эффектных фото Брант обучен вставать на свечку (фото В. Никитченко)

Наша собеседница вспоминает, что до появления в их жизни «Территории Дончаков Гелиос» Бранта приходилось ставить в конюшню в городе. Чтобы как-то компенсировать отсутствие необходимого движения, супруги гуляли с ним по несколько часов на свободном выпасе. Начали учить его разным командам: делать поклоны, свечку. Брант показал себя с лучшей стороны, оказался спокойным, выносливым, умным и тянущимся к человеку. 

С донской породой связано много мифов. Например, якобы такие лошади сложны в содержании, могут быть агрессивны, ведь их разводили для войны. Однако это всё оказалось неправдой. К Бранту (да и ко всем лошадям, которые потом воспитывались Надеждой и Дмитрием) понятие «агрессивный» просто неприменимо. 

Порода риджбек выводилась для охоты на львов. Этому кобелю приходится играть с лошадьми. Импортозамещение в действии (фото В. Никитченко)

Другие правила

Возвращая коня на постой, супруги мечтали о своём месте, где можно было разводить лошадей. Укрепились в идее разведения ещё и после того, как Брант стал призёром на выставке «Золотая лошадь»: занял третье место. 

Поиски свой земли были долгими, всё упиралось в стоимость участка: для выпаса нужно несколько гектаров. Место для конюшни нашлось в Кагальницком районе, возле хутора Новонатальин, в 45 минутах езды от Ростова-на-Дону.

Надежда и Дмитрий начали строительство – всё сами. Пришлось мужчине освоить профессию сварщика.

– Нам важно было организовать конюшню по правилам, которые мы считаем верными для содержания лошадей, – объясняет Надежда. – У нас это получилось. Лошади живут на территории в небольших паддоках. Это огороженная территория размером 15 на 30 метров. В каждом паддоке стоит шелтер – домик без дверей с двумя выходами из него. Он нужен, чтобы у лошади была возможность спрятаться от осадков, ветра под крышей.

Система конюшни выстроена так. Весь световой день лошади группами гуляют по территории в электропастухах. В зимнее время у них – кормушки с сеном, в летнее – лошади пасутся. А в ночное время они также небольшими группами содержатся в паддоках.

По всей территории стоят шелтеры для лошадей – место для укрытия от непогоды (фото В. Никитченко)

Гелий

Лошади для счастья нужна не только свобода и еда, но и компания. Поэтому «мальчики» живут парами – жеребец Брант с мерином Гелием, жеребец Браслет с мерином Бориской. Отдельное место – для выпаса женского табуна: кобыл и их детей.

Донских кобыл для Бранта было сложно найти. Пришлось везти из других регионов: две – из Кировской области, две – из Волгоградской. С одной из них «в довесок» шёл жеребёнок. Тот самый, который вырастет потом в статного мерина и будет играть с собакой, делать поклоны и бегать по пастбищу с Брантом.

–  Гелий был маленьким, в очень плохом состоянии. В свои восемь месяцев ростом с месячного жеребёнка, с рахитом. Потому что там, откуда мы забирали его маму, лошадей не кормили, – вздыхает Надежда. – Мы его очень долго лечили и восстанавливали. И он стал Бранту другом. Они вместе живут, гуляют. 

Буся, Персик и «женский» табун

В женском табуне компания, конечно, найдётся каждому. Он самый многочисленный. Со сложной иерархией. Зато здесь на животных можно смотреть бесконечно: лошади постоянно в движении. Заняты кто чем. Одни едят, другие подходят, чтобы их погладили. Некоторые кобылы жеребые, пополнение ожидается в ближайшие дни.

 

Но всё наше внимание не к будущим мамам, а к небольшой лошадке, которая чуть отличается от взрослых дончаков цветом и густотой шерсти. Она более мохнатая. Это Персик, дикий мустанг, её привезли сюда со знаменитого острова

Водный Ростовского заповедника (это единственное место в России, где живут мустанги).

– Мы планировали вырастить четырёх жеребят, а получилось пять, – рассказывает Дмитрий. – В конце мая прошлого года позвонила нам наша хорошая знакомая художница и поклонница дончаков Фефа Королёва. Сказала, что на острове Водный у жеребёнка умерла мама. И малыш стоит уже сутки, бедолага, никто его не кормит. В диких условиях не выживет. Предложила забрать и выкормить. Связались с Натальей Спасской, руководителем экспедиции. Учёные обещали малыша поймать. Мы же купили молоко козье, коровье, приготовились к искусственному вскармливанию. Сидим ждём. Сутки проходят – тишина. Звоним учёным. Те говорят, что полдня за ним гоняются по острову, не могут поймать. Потом всё же им это удалось с помощью лассо. Жеребёнка положили в квадроцикл и довезли до парома. На пароме переправили на «материк». На машине – к нам.

Персик провела в дороге шесть часов. Была слаба, но от молока не отказалась.

– Выкармливать из бутылочки хлопотно, решили найти ей приёмную маму. Выбрали Бусю – самую опытную кобылу, главную в стаде. Она была не в восторге, что у неё ещё одна дочка появилась, но постепенно привыкла, месяца за два. И получилось, что у одной мамки двое жеребят. Один ест нормально, сбоку. А для Персика места не хватало, так она придумала залезать к маме сзади, из-под крестца, – вспоминает Дмитрий.

Когда с кормлением дело наладилось, надо было начинать социализировать животных, выводить всех вместе, знакомить друг с другом, так как вводить в женский табун кобыл надо постепенно.

Большую роль в социализации Персика играло и то, что приёмная мама Буся – главная в табуне. Остальные лошади её слушаются и боятся. Однако всё равно пришлось приложить дополнительные усилия. 

– Мы писали объявление – искали коненяню. Девочки приезжали, гуляли за деньги с лошадьми. Всё обошлось благополучно, – подводит итог этой истории Надежда.

Примечательно, что по сравнению с неприхотливыми в содержании донскими лошадьми Персик оказалась ещё более приспособленной к жизни в табуне. Сразу сообразила, где есть, где безопасно. Даже при общении с нами, незнакомыми журналистами, она сразу догадалась, у кого в сумке лежит вкусная морковка, и выпросила всю, до последнего кусочка.

История спасения Персика не единственная в копилке Надежды. Она признаётся, что в стаде всё время что-то происходит. Наблюдать за золотыми кобылами можно часами, не заметишь, как время пролетает. Но недавно адреналина в кровь добавили не лошади, а люди.

– В прошлом году у нас украли лошадь. Хорошо, что Дмитрий был на конюшне и вовремя заметил, что сняты ворота с паддока, где находились две кобылы и недавно родившийся жеребёнок, – вспоминает Надежда. – Но в паддоке никого уже не было. Дима выбежал за территорию. Одна кобыла нашлась недалеко. Второй не было.

– Вдалеке, в соседнем хуторе, лаяли собаки. Нашёл следы, пошел с фонариком – подхватывает рассказ Дмитрий.

Затем поиски продолжились вдвоём: из Ростова примчалась Надежда, и они стали на машине объезжать территорию. И нашли лошадь. Воры будто бы её оставили, чтобы потом перегрузить в машину.

– Нам повезло, что мы шли практически по следам, быстро сориентировались. Так что эта история тоже со счастливым концом, – улыбается Надежда и тут же признаётся, что заявление в полицию они написали, но, правда, воров никто не нашёл.

Дмитрий Савицкий вычёсывает мустанга Персик

Хобби или бизнес?

Работа на конюшне требует не только много времени, сил, но и денег. На обустройство нужны финансы. Дмитрий и Надежда, чтобы развивать «Территорию Дончаков Гелиос», зарабатывают грузоперевозками.

На вопрос, чем является территория дончаков для них – хобби или бизнесом, Надежда отвечает, что это «хобби, которое мечтает стать бизнесом». Она объясняет:

– Жеребята, которые рождаются у нас, становятся на продажу. За последние четыре года мы никого не оставляли. Однако при поиске нового дома мы ответственно подходим к выбору. Хозяин должен разделять наши взгляды. То есть если человек позвонит и скажет, что он хочет лошадку себе на участок 6 соток, мы откажем. Покупателям из Казахстана, Киргизии, которые берут лошадей для козлодрания (национальная конная игра. – Прим. авт.), мы тоже не продаём, хотя звонят часто. Стараемся просчитать все риски.

Лошади едят из специальной сетчатой кормушки (фото В. Никитченко)

Самая большая часть табуна с «Территории Дончаков Гелиос» уехала в Воронежскую область. Туда направились две взрослых кобылы, одна из них жерёбая, и три малыша. 

– Мы к ним ездим в гости, были уже два раза. Это частная конюшня, где люди тоже для души лошадей выращивают, – поясняет Надежда.

Второй способ «монетизации» хобби – это туристическое направление. На территории дончаков ждут гостей. 

– В первую очередь мы даём возможность побыть на природе и пообщаться с этими прекрасными животными на свободе. У нас уникальное место с ручными лошадьми, которые содержатся на свободном выпасе. На конезаводе вы так не пообщаетесь... Лошадь даёт человеку положительную энергию. Пообщавшись с ней, человек успокаивается. К нам приезжают семьи, классы, мы делаем для них программы. Бывают и взрослые туристические группы. Мы своих лошадей не заезжаем, так как придерживаемся естественного подхода. Не катаем верхом, но даём возможность наблюдать за лошадьми, рассказываем об условиях содержания. Гости фотографируются, лошади позируют.

Надежда и Дмитрий верят, что благодаря своему делу они популяризируют донских лошадей, развенчивают мифы о них и дают шанс золотой породе не уйти в небытие, а возродиться, став одним из символов Дона.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 15 от 13.04.2022 под заголовком: «Территория золотых лошадей»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров