Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Как селекционер-самоучка создал народный бренд

+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
ср, 28.12.2016 13:10

На гуковского куровода Сергея Матрипулу я вышла не сразу. До этого позвонила нескольким любителям эксклюзивного птицеводства, и все говорили примерно одно и то же: «Что вы будете фотографировать, куры сейчас линяют, приезжайте в мае». Сергей Богданович же согласился на встречу сразу.

– А петухи ваши к фотосессии готовы? Говорят, птица сейчас не во всей красе, – подстраховываюсь заранее.

– Готовы, готовы, не сомневайтесь.

– Грядёт год красного петуха. Красный-то есть?

– И красный, и жёлто-полосатый, и чисто жёлтый, как огонь, и жёлтый с жёлтыми крыльями, и жёлтый с красными крыльями, и вишнёвый есть.

Никто не подсказал

К окончанию школы Сергей с призванием не определился. Родители посовещались, купили билет до Новочеркасска и отправили поступать в политех. Отучился по специальности эксплуатация автомобильного транспорта.

– Но это не моё! Почему никто не подсказал пойти в персиановский сельхозинститут? – сожалеет Сергей Матрипула.

Путь к делу жизни был не то что тернистый, но не прямой. Сам отработал двадцать пять лет автомобилистом, жена Марина трудилась на бухгалтерском поприще, а параллельно чего только не перепробовали: прививали розы, выращивали различные саженцы, заводили цесарок, павлинов, перепёлок, гусей, уток, были фазаны девяти расцветок, держали скот.

– И всё всегда было самое крутое: коровы – из Австрии, свиньи – из Англии и Канады, куры – из Бельгии, Германии и Голландии.

Впрочем, сначала куры были обычные и не в таком количестве, как сейчас, зато всевозможных пород. 

– Сейчас остановились только на курах. Три породы, 29 расцветок. Держать больше пород нецелесообразно – куры, как и машины: машины заправляются по-разному и ездят по-разному. Так и куры все разные. Чтобы их было удобно кормить, что называется, из одного ведра, оставили для бизнеса только орпингтонов, кохинхинов и браму. Да и то браму держу только «для приманки». Жители Кавказа обязательно интересуются ею. Нет – не приедут. А когда начинают выбирать, до того очаровываются тяжёлыми мясными курами, что на браму уже денег не остаётся.

От Баренцева моря до Берингова пролива

Куда только не разлетаются гуковские куры! Список постоянных клиентов в блокноте Сергея Матрипулы занимает уже несколько страниц.

– Серёга из Петропавловска-Камчатского прилетал на военном самолёте за запчастями для вертолётов и заодно, чтобы кур купить. Ленка с мужем и сыном девять с половиной суток ехали на машине. Ни на минуту не останавливались, сменяли за рулём друг друга. Кур выбрали, расплатились, сели чай пить, дочка им звонит: «Сегодня был ноль ночью». Они чай не допили, сели и уехали, потому что у них дорог нет, едут, когда снег растаял, но земля мёрзлая ещё.

Заглядывают в Гуково купцы из Архангельска, Мурманска, Хабаровска, Кемерова, Челя-
бинска, Киргизии, Казахстана, Узбекистана. Мадина из Чечни несколько дней жила у приветливых хозяев, училась премудростям куроводства. Знаниями Сергей Богданович делится охотно. На своём сайте даёт мастер-классы, отвечает на все вопросы коллег по увлечению. Хотя сам секреты птицеводства собирал по крупицам. Свою настольную книгу – записи Николая Николаевича Костенко – бережёт пуще глаза. 

– Он мне свою брошюру дал на одну ночь почитать. Там схемы кормления, прививок. У меня это всё в амбарную книгу перерисовано. Я списками пользуюсь, а первый экземпляр лежит в диване. В случае пожара диван сгорит, а до него не дойдёт.

Живая валюта

Про «красного петуха» предприниматель вспомнил не случайно. Два года назад семья пережила пожар. Ну, теперь уже отстроились. При проектировании нового дома учли все нюансы. Сейчас из жилой половины можно прямиком попасть в хозяйственный блок. Особое внимание помещению, где стоят инкубационные шкафы общей загруженностью две тысячи яиц. Только что вылупившиеся цыплята попадают в «перинатальный центр», оттуда – в «детский сад». Продают Матрипула в основном месячных цыплят после трёх прививок.

– К прививкам я отношусь серьёзно. Когда ребёнок дома, он не болеет, пошёл в детский сад – и началось. Так же и куры. Если держишь десяток кур, они вообще ничем не болеют, когда пятьдесят – когда-никогда, когда сто – надо задуматься, а если больше тысячи – прививки надо делать обязательно.

Постоянных покупателей устраивает, что деньги они вкладывают, не рискуя. Но птичья братия приносит семье доход не только в виде денег. 

– Эта лестница стоит 54 курицы, эти все двери – 20 кур. Люди часто сами просят, чтобы я рассчитывался курами. У меня есть немного земли, которую самому обрабатывать нечем и некогда. Прошу соседа-фермера: посей. Он денег не берёт – мне, говорит, за это 20 цыплят. Покоси – 30 цыплят, потюкуй сено – 15 цыплят. Я могу отдать ему брак с точки зрения селекции – на гребешке, допустим, на одну зазубринку больше или перо в ноге белое у чёрного петуха. Для фермера такие тонкости значения не имеют. Главное, что куры эти яиц несут больше, мяса у них много и оно вкусное. И потомство крепкое: гибриды в первом поколении – очень круто.

«Золотой петушок»

Зато племенная птица от Матрипулы безупречна по всем параметрам. 

– Экстерьер главное. Отсутствие квадратности – самый большой недостаток. Голова должна быть круглая, не приплюснутая, хорошо, когда ворс над гребнем аж дыбом стоит, между серёжек бородка если свисает, это тоже очень здорово. И чтобы спина, голова, бок – всё соразмерно – сверху смотришь: птица круглая (кроме брамы, конечно), – просвещает куровод.

Цена на таких птичек без изъяна соответствующая – пять тысяч рублей за голову. Настоящих коллекционеров она не смущает, имеют представление, во что она обходится самому заводчику. Три-четыре раза в год гуковский куровод посещает в Германии выставки. Покупает только «олимпийских чемпионов», иначе попадётся брак, лет семь потом уйдёт, чтобы его убрать. А проявиться он может и через поколение. 

– Я меньше чем за 200 евро птицу там не покупаю. А за одного петуха пришлось отдать пятьсот евро, иначе хозяин не соглашался. И то уступил только потому, что я увёз его в Россию. Немцам Рудольф своих питомцев не продаёт, не допускает конкуренции. Первое время он меня до Польши двести километров сопровож­дал на своей машине, чтобы я где по дороге его птиц не перепродал. Теперь доверяет.

Пока птица доедет через несколько границ до гуковского курятника, цена её удваивается. А был случай, когда две третьих купленного поголовья не перенесли сорокаградусную жару. Сергей Богданович тогда и сам от расстройства загремел в реанимацию. Но тот случай исключительный. Обычно всё проходит штатно, даже если случается на дороге поломка. Как-то пришлось на автобане, где вообще останавливаться нельзя, колесо менять. Стражи порядка аж рты раскрыли и пока закрывали, водитель успел уже гайки на колесе своей «девятки» затянуть. Вот где пригодилась профессия.

И топор не помог

Марина во всём мужу первая помощница. В его отсутствие легко справляется с почти тысячным поголовьем, которое размещается на двух подворьях – на городском дворе в Гукове и на даче, которая находится недалеко, но уже относится территориально к Красносулинскому району. Да и ухаживать за птицей всё-таки легче. Ведь держали же до ста свиней, четырнадцать дойных коров. Эти коровы помогли выучить трёх старших дочерей в институтах. Сейчас у них уже свои семьи. А с родителями остаётся тринадцатилетняя Танюшка. Своим появлением на свет она обязана сёстрам-погодкам.

– Хотели сына родить. Уж я и шапку надевал, и топор под подушку клал – не помогло.

– Как же так, знаете, как сделать, чтобы больше появлялось на свет курочек или, наоборот, петушков, а тут и топор не помог? – посмеялась я, припомнив собеседнику то, что рассказывал полчаса назад.

Фраза Сергея Богдановича: «Отношусь к курам серьёзно» – касается не только выбора племени и кормления. Он по-настоящему занимается селекцией. Ведёт в журналах записи наблюдений, маркирует яйца, кольцует цыплят, изучает под микроскопом сперму петухов, выбраковывает худшие экземпляры и всё время обновляет стадо. На второй год жизни куры несутся меньше. Этих хохлаток селекционер продаёт тем, кому не обязательно получать такое многочисленное потомство. Из молодняка отбирает наиболее перспективных, потому что 10% детей всегда лучше родителей.

– Селекция – это самое важное, самое нужное. Я закрепляю лучшие качества породы. Раньше такой петух считался самый хороший 5-5,5 кг, а у меня он уже вырастает до девяти. Прежде стандарт предполагал, чтоб средний палец был лохматый и боковой, а у моих кур и задний уже в косме. Раньше косма была короткая, а сейчас эти перья до 25 сантиметров. То есть они – как машина: раньше разгонялась за десять секунд до ста километров, теперь за шесть, – не преминул Матрипула провести сравнительную аналогию дела своей жизни с профессиональными знаниями.

Как «накормить» кур углем

В день курочки по зёрнышку съедают ни много ни мало 6 мешков зерна и выпивают 12 вёдер воды. А в год на такую ораву необходимо 40 тонн корма, притом что максимально он уходит «в коня». Рацион Матрипула рассчитывает до грамма, до калории, индивидуально по разным возрастным группам, по сезонам, с учётом инкубационного периода.

– Курица ест, чтобы жить, нестись и расти. Если экономить, она будет жить, но не будет нестись и будет плохо расти. Мне на кур денег не жалко, но на всём остальном я экономлю. Я считаю, сколько стоит грамм белка, и из этого исхожу. Как борщ сварить, нужно 17 компонентов, так и курам нужно использовать 17 компонентов.

Обстановка в курятнике уютная. Чтоб не было мышей, полы зацементированы, а чтобы птице было тепло, постелено сено. Под потолком висит приёмник. Оказывается, если птица постоянно слышит человеческий голос, у неё не бывает стресса, она остаётся спокойной, когда в курятник заходят люди. Помимо окошек в стенах имеются отверстия для вентиляции. Есть ещё печка и водяное отопление. Тут тоже всё просчитано до рубля. В тепле куры едят меньше. Одно ведро угля экономит два ведра зерна, зерно стоит 110-120 рублей, а уголь – 35. 

А вот уж где точно убийство денег, так это голуби. Тоже только породистые. Показывают такие результаты, что бывалые голубятники глазам своим не верят: за 41 минуту долетают из Батайска до Гукова. 

Кстати, о глазах. Ну разве может быть это случайностью, что предки-греки наделили такой неслучайной фамилией, которая переводится как птичий глаз. И даже кто этого не знает, всё равно фамилию Матрипула крепко связывает с птичьим понятием – «гуковские куры». И хоть течёт в их жилах немецкая кровь, россиянин немало потрудился над своими орпингтонами, кохинхинами и брамами, чтобы с полным правом заявлять:

– Они наши, гуковские.

г. Гуково, Ростовская обл.
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 52 от 28.12.2016 под заголовком: «Сказка про «золотого» петушка»
+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров