Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Может ли овцеводство стать альтернативой свиноводству?

пт, 23.08.2013 17:55

Недавно возникла тема для о том, что сельхозпроизводители почувствовали на себе выгоду овцеводства. Альтернативой свиноводству овцеводство названо не случайно. Африканская чума свиней уже прошлась по многим регионам России. В личных подсобных и фермерских хозяйствах рано или поздно разведение свиней и вовсе окажется под запретом. Сегодня в России из 39 разводимых пород овец 14 тонкорунных, 11 полутонкорунных, 2 полугрубошерстных и 12 грубошерстных. То есть практически для любого региона РФ можно подобрать наиболее адаптированные породы, будь это Краснодарский край или Омская область.

Для ЛПХ овцы хороши тем, что выход высококачественной молодой баранины с одного животного составляет от 10 до 20 кг, что удобно для питания семьи. Кроме того, молодняк овец можно содержать на откорме, то есть в приспособленных базах, помещениях; совмещать откорм с нагулом, когда к основному стойловому содержанию и кормлению прибавляется выгон животных на пастбища или же применять пастбищное содержание, при котором расход зерновых кормов минимален. Другим словом, максимально использовать имеющиеся хозяйственные условия. Вопросы о том, где купить поголовье, какую породу выбрать, сколько сена заготовить и т.д. нужно задавать специалистам информационно-консультационных центров, созданных при каждом региональном министерстве сельского хозяйства.

Овцеводство – традиционная для многих регионов России отрасль. В Дагестане и Калмыкии, Тыве и Ставрополье десятилетиями занимались разведением овец, создавали новые, наиболее продуктивные и приспособленные к условиям местного климата породы.

В настоящее время в Российской Федерации насчитывается 22 млн. 061 тыс. голов овец. Причем за два последних года количество животных возросло более чем на 2 млн. голов. Кстати, наивысшая численность животных за последние сто лет в России отмечалась в 1962 году – 69,2 млн. голов. Последний «всплеск» численности овец и коз пришелся на 1983 год, тогда в стране насчитывалось 66,3 тыс. голов. Причем, основная масса поголовья приходилась на овец тонкорунных пород. Почему? Страна одевала огромную армию, причем не только в кители, но и в шинели. Плюс валенки. А еще обязательная школьная форма – чистошерстяная – для каждого учащегося с первого по десятый класс. И что еще очень важно – не было такого разнообразия синтетических волокон, которые заменили волокна натуральные в последние два десятка лет (во всем мире), в силу их дешевизны. Сегодня далеко не каждый россиянин может позволить себе чистошерстяной костюм, платье или пальто (к сожалению). То есть шерсть была нужна в огромных количествах, и шерсть, что очень важно, разная – от тонкой мериносовой, до кроссбредной и грубой. Конечно, особой популярностью в то время пользовались мериносовые породы овец, обладающие качественной тонкой, наиболее дорогой шерстью. Овцы разводились, как в сельхозпредприятиях, где их численность в некоторых регионах доходила до 70 и более тысяч голов, так и на частных подворьях, которые сдавали шерсть государству через систему заготконтор.


Переход к рыночной экономике и развал системы госплана, госзакупок и в целом отечественной легкой промышленности, привел к кризису отрасли. Однако тот же процесс отмечается в Австралии, где в 1990 году численность овец составляла 170174 тыс. голов, а к 2011 году сократилась до 73099 тыс. голов, в Новой Зеландии – с 57852 тыс. до 31130 тыс. голов. И в структуре оставшегося поголовья всю большую долю занимают овцы мясо-шерстных и мясных пород. Увеличилось количество овец за этот же период в Китае, Индии, Иране, Судане, Нигерии, Эфиопии.


Что касается России, то поголовье овец больше всего было сокращено в сельхозпредприятиях. Например, с 2000 года его доля в коллективных хозяйствах снизилась с 35,3 % до 19,0 %. В КФХ за тот же период процент животных увеличился с 6,2 до 36,7 % от общей численности. 


Как я уже отметила, сокращалось мериносовое поголовье овец из-за невостребованности шерсти. В фермерских же хозяйствах в настоящее время разводятся в основном овцы грубошерстных пород, таких как: романовская, являющаяся шубно-мясной, эдильбаевская (мясо-сальная), карачаевская, лезгинская (мясо-шерстные породы). Основной продукцией, производимой данными хозяйствами, является баранина, причем молодая, полученная от животных текущего года рождения (и эта продукция имеет хорошую цену, она рентабельна и покрывает издержки от невостребованности шерсти или низкой цены на нее). Кроме того, в частных хозяйствах, да и многих фермерских, содержатся не чистопородные животные, а помеси тех же мериносов с эдильбаями, да и козы в таких отарах – явление обычное. В результате в кипе с остриженной шерстью можно найти все – полутонкую шерсть, грубую, козий пух с остью, и, конечно же, пропиленовые веревки. В хозяйствах, где численность овец составляет несколько сот голов, ни селекционной работой никто не занимается, ни качественной стрижкой, ни уж тем более классировкой шерсти. Это экономически не выгодно при таком поголовье. Но стереотип советских времен о том, что любую шерсть заберут, да еще и приличные деньги за нее дадут, остался. Кто даст? Заготовитель, который моет, сортирует, транспортирует, ищет предприятие, которому нужно такое сырье? Или камвольный комбинат, на котором десяток женщин занимаются с утра до вечера тем, что иголками вытаскивают из ткани нитки полипропилена (сама видела. Им, кстати, за это нужно еще и зарплату платить). Это к тому, что любая шерсть, будь она тонкая или грубая, должна быть, в первую очередь, качественной, соответствовать своим стандартам, они, кстати, действуют с советских времен. Да, шинели сегодня не шьют, валенки солдатам выдают только в лютый мороз и далеко не всем. Носки шерстяные тоже не в моде. Какой выход? Думаю, только мелкое производство - надомницы, занимающиеся вязанием носков, платков, изготовлением ковровых изделий. Что касается низкосортного сырья, то цех по производству разного рода строительных утеплителей – чем не бизнес? 


Можно говорить о необходимости возрождения легкой промышленности, ковроткацких фабрик… Но если до настоящего время мы почти не сдвинулись в этом вопросе с мертвой точки, то с вступлением России в ВТО, ждать нам уже нечего. 


С 2014 года государством будет субсидироваться шерсть, реализуемая на отечественные камвольные комбинаты, поскольку правительством принято решение форменную одежду для федеральных органов исполнительной власти шить из отечественных камвольных тканей. Но речь идет, во-первых, всего о 9,5 тысячах тонн шерсти (в России в 2012 году произведено в общей сложности 55253 тонн) во-вторых, 7 тыс. тонн из них – тонкая мериносовая шерсть, остальная – полутонкая и кроссбредная, и опять же качественная, однородная, соответствующая требованиям ГОСТа. Принятие такого решения инициировал Национальный союз овцеводов. О механизме его реализации будет известно позже, ясно лишь, что построен он будет на условиях софинансирования и участие в нем примут крупные сельхозпредприятия, производящие соответствующее сырье.


Теперь непосредственно о баранине. Спрос на нее и стал толчком для увеличения численности овец в фермерских хозяйствах. 


Несмотря на то, что закупочная цена на баранину в настоящее время снизилась, по сравнению с прошлым годом, она по-прежнему остается дороже свинины и говядины. 
Спрос на баранину был бы еще выше, если бы в стране имелись специализированные мясоперерабатывающие предприятия, выпускающие сортовые разрубы, поскольку ресторану сегодня не нужна тушка целиком, как и супермаркету. Но овцеводство – это отрасль сезонного производства, то есть шерсть она производит в начале лета, а баранину – осенью. Дальше – зимовка, когда животные нуждаются в кормах, а заготовить их на все имеющееся поголовье в традиционно овцеводческих регионах – горных, степных и полупустынных территориях России не представляется возможным ( к тому же нужны дополнительные помещения, кадры и другие затраты), поэтому молодняк до зимы реализуется. К тому же спросом пользуется молодая баранина. Значит мясокомбинат, специализирующийся на забое и переработке исключительно баранины, экономически не выгоден. В настоящее время в ряде регионов России рассматриваются инвестиционные проекты строительства таких предприятий, ориентированные на забой крупного рогатого скота и овец. 


По данным Национального союза овцеводов в 2000 году в хозяйствах всех категорий РФ было произведено 140,3 тыс. тонн овец и коз на убой в убойном весе, в 2012 году – 190,4 тыс. тонн. В Краснодарском крае этот показатель составил 1,3 тыс. тонн, в Калмыкии – 18,3 тыс. тонн, в Дагестане – 27 тыс. тонн. Потребителями российской баранины являются сами россияне и жители стран Ближнего Востока. Туда животные отправляются в живом виде, с расчетом на убойную массу от 10 до 13 кг.


Можно ли рентабельность сельхозпредприятия ставить в зависимость от размера хозяйства? Вряд ли. Конечно, сельхозпредприятие, имеющее 10 тыс. голов овец располагает штатом специалистов и овцеводов, обеспечивающих соблюдение всех зооветеринарных мероприятий. Получение молодняка, стрижка и другие кампании в отрасли здесь проводятся организованно, с минимальными потерями и т.д., шерсть и мясо реализуются большими партиями. Но и расходы в таких хозяйствах немалые. Поэтому отрасль в большинстве сельхозпредприятий, независимо от региона, имеет низкую рентабельность. Малые формы хозяйств более маневренны, менее затратны, поэтому рассуждать о целесообразности расширения фермерского хозяйства с 1 тыс. до 10 – 15 тыс. голов овец не имеет смысла. Каждый хозяйственник сам для себя определяет возможности ведения отрасли – по наличию пастбищ, кошар, работников, рынка сбыта и т.д. Но для всех категорий хозяйств верна формула – чем востребованнее будет продукция отрасли и чем выше цена на нее – тем больше будет в наших регионах овец, причем, разных направлений продуктивности.

+1
0
-1
Комментариев: 3

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров