Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → У ставропольского фермера есть самый большой в России жеребец

сб, 02.06.2018 14:04

Алексей Яковлевич Белоусов – животновод от Бога. Его предки, из казаков, жившие на просторах Калмыкии, были скотоводами. Своих дедов Алексей Яковлевич не знает, так как сгинули они в уральских ссылках в эпоху расказачивания и раскулачивания. Но гены-то свои успели передать потомкам. Они и не дают покоя внуку, который уже больше 20 лет фермерствует, специализируясь на овцеводстве и коневодстве.

Перешёл на тяжеловозов

Я давно знаю Белоусова. Писал о его курдючных овцах гиссарской и эдельбаевской пород, помогал в споре за землю, который, кстати, фермер выиграл. Знаю, что Белоусову даже удалось осуществить свою давнюю мечту – открыть детскую спортивную конную школу. Но потом мы долго не общались. И вот узнаю, что у фермера появился уникальный жеребец-тяжеловоз, которому нет равных в России. Ну как не встретиться по такому поводу?

Алексей Яковлевич не сильно изменился за эти годы. Вот только усы сбрил, которые носил полжизни. Соответствуя фамилии, они так побелели, что стали старить казака, и он решил расстаться с ними. Увы, произошли и другие изменения. Нет больше у Белоусова конно-спортивной школы. Пока её поддерживало находящееся в посёлке Рыздвяном отделение «Газпрома», школа работала. Сейчас новое руководство отказало фермеру в помощи, а самому ему это дело не потянуть. Пришлось избавиться от части лошадей. Но всё равно у Белоусова кони есть. Только теперь не скаковые, а тяжеловозы.

– Я не могу без лошадей. Это моя жизнь, с двух лет ведь в седле. Содержать верховых лошадей стало финансово тяжеловато, тем более участвовать в соревнованиях, поэтому я нашёл новую нишу – тяжеловозов. Это замечательные лошади, которые сегодня востребованы в крестьянских хозяйствах, просто у любителей, так что спрос на них хороший, моё увлечении приносит мне к тому же и прибыль, – рассказывает Алексей Яковлевич.

У Белоусова сегодня есть 17 голов, не считая молодняка. По меркам частной конюшни, это много. Здесь представлены тяжеловозы отечественной селекции: русские, советские, владимирские. У всех есть свои особенности, но, в общем, по физическим данным это лошади примерно одной категории. Но недавно у Белоусова появился уникальный жеребец самой большой в мире породы лошадей – шайр. Это английская порода, берущая начало ещё со средневековья. Такие лошади были специально выведены, чтобы выдерживать вес закованных в латы рыцарей. Но официально порода зарегистрирована лишь в конце XIX века. Мировой рекордс­мен имел рост 219 сантиметров и весил 1 520 килограммов. А минимальные размеры шайров, которые допускаются к племенной работе, 173 см рост и 900 кг веса. Представляете, какие это гиганты!

Ему давали полгода жизни

Жеребец с длинным официальным именем, которого на ферме зовут или Харлей, или Том, попал к Белоусову от московских богатеев, которые приобрели его в Англии. Жеребец обладал уникальными данными и три раза становился победителем всероссийских выставок.
Алексей Яковлевич включил на телевизоре ролики, на которых запечатлён триумф Харлея. Даже на экране, который не даёт всей полноты ощущений, жеребец выглядел бесподобно.

Какой же он в реальной жизни?

– Он был признан самой большой лошадью в России. Стоил вроде бы 180 тысяч евро в момент своего триумфа. Но у его хозяев начались проблемы в бизнесе, и Харлей стал им обузой. Оставшись без ухода, он заболел. Начались проблемы с копытами, суставами. Ноги – слабое место у этой породы из-за большого веса. Можно сказать, конь гнил заживо.

На фоне изящной Светланы Кудрявцевой Харлей смотрится великаном

Ветеринары подозревали у него рак и давали ему не больше полугода жизни, – вспоминает Алексей Яковлевич.

В конце концов лошадь за долги отдали одному коневоду, знакомому Белоусова, который и предложил ему Харлея. Сторговались на 500 тысячах рублей. Деньги вроде бы большие, но ведь не 180 тысяч евро. По дороге увидевший Харлея один любитель сразу готов был выложить за него миллион. Но договор дороже денег. Жеребца доставили в Рыздвяный.

– Я его полгода выхаживал. Причём не столько лекарствами, которые мало помогали и конь уже просто трясся от страха, увидев шприц, а дедовскими методами. Просто утром водил по росе. При всей кажущейся простоте это весьма эффективная процедура. Ставил мочевые компрессы, различные мази накладывал. А самое главное – это уход и любовь! У Харлея глаза были потухшие, а потом стали светлеть. А со временем в них и блеск появился, искры заиграли, как на кобылок стал посматривать. Вижу, ожил мой жеребчик.

Когда здоровье к Харлею вернулось, он стал прекрасным производителем. Клепает таких жеребят, что в 5-6-месячном возрасте их раскупают по 150 тысяч. Спрос превышает предложение, вот Харлей и старается.

Англо-русский альянс

Роль экскурсовода по ферме взяла на себя Светлана Кудрявцева, по профессии врач, но страстная любительница лошадей. Светлана часто приезжает на ферму, чтобы поездить верхом на единственной оставшейся верховой лошади тракененской породы и просто пообщаться с этими замечательными животными.

– Том! Том! – стала звать жеребца. Ей эта кличка больше по душе.

Вдруг из лесополосы стало выплывать нечто огромное! Вороной гигант с белой стрелкой на морде и несколькими белыми пятнами на крупе, с лохмами ниже коленного сустава, которые правильно называть фризами, с длинной гривой вальяжно плыл по зелёному лугу. Ну правда корабль.

Я с опаской наблюдал, как конь направляется в мою сторону.

– Не бойтесь, добрейшее животное. Нрава он спокойного, характер прекрасный. Он от вас ласки ждёт да кусочек сахару, – говорит Светлана.

Размеры Харлея-Тома поражают. Подошедшие тут же к нам кобылки, тоже тяжеловозы, заметно меньше англичанина. Рядом с мамами крутились жеребята. Все они – дети Харлея.

Некоторым несколько дней отроду, а уже вполне самостоятельны, но к маминой титьке периодически прикладываются.

– Приливая кровь шайра к нашим отечественным породам тяжеловозов, получаем крупных жеребят. Таким образом, можно сказать, что улучшаем наши отечественные породы, – включается в разговор подъехавший Белоусов. – Если вести целенаправленно селекционную работу, можно было бы в теории вывести новую отечественную породу тяжеловозов. Это очень кропотливое дорогостоящее дело, которое без поддержки государства невозможно. Но у нас это никому не надо. В 1990-е годы мы потеряли почти все достижения, которые были в коневодстве. Сегодня в кризисе основные отечественные породы – донская, терская, те же тяжеловозы. Только в последние годы наметились небольшие подвижки. Мои силы весьма ограничены, поэтому не могу претендовать на серьёзные достижения в племенном деле. Но благодаря Харлею мы получаем очень качественных помесных лошадок, которые пользуются большим спросом и в мясном коневодстве, и просто у крестьян, особенно мелких фермеров. При дороговизне техники, топлива мои тяжеловозы становятся прекрасной альтернативой тракторам в малых хозяйствах. Грузы возят, огороды пашут, требуя за это лишь заботы и любви.

пос. Рыздвяный, 
Изобильненский городской округ, Ставропольский край
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 22 от 30.05.2018 под заголовком: «Конь бежит – земля дрожит!»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров