Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → Органик или ГМО: что лучше для индивида, человечества и планеты

+1
0
-1
пт, 15.07.2016 12:15

Лекция Аси Казанцевой, журналиста, биолога, популяризатора науки, в ростовском «Циферблате» о ГМО и органике

Людей — больше, крестьян — меньше

По данным переписи, в 1897 г. население Российской империи составляло 125,6 млн человек, из них — 96,8 млн крестьян. А в 2013 году население Российской Федерации составляло 142,9 млн жителей, из которых лишь 10 млн занимаются сельским хозяйством.

Численность населения России по сравнению с Российской империей увеличилось не так уж и сильно. Но если посмотреть на картину мира в целом, то можно увидеть, что численность населения выросла значительно, а вот количество людей, занимающихся сельским хозяйством, напротив, уменьшилось.

При этом огромное количество населения возможно накормить благодаря тому, что значительно увеличилась эффективность сельского хозяйства. Современные исследования, в том числе и стран третьего мира показывают, что сегодня еды даже там уже более или менее хватает. И хотя сегодня миллиард человек на планете Земля питается не очень полноценно, но зато полтора миллиарда — страдает от избыточного веса. В наше время впервые проблема избытка еды стоит острее, чем проблема её недостатка.

Доля населения, занимающегося сельским хозяйством, во всех странах падала начиная с XIX века. Также существует закономерность: чем более развита страна, тем меньшее в ней доля населения, занимающегося сельским хозяйством, и наоборот. Связано это с эффективностью технологий.

Принципиальное изменение произошло в 1940-х годах. Оно называется «Зелёная революция». Это хорошо видно на примере пшеницы: именно с того времени её урожайность начала постепенно расти даже в развивающихся странах. Зелёная революция была, во-первых, связана с прорывами в селекции, благодаря чему были получены не полегающие сорта пшеницы. Также появились эффективные системы орошения, эффективные удобрения, пестициды, современная техника.

Но поскольку население земли увеличивается, и его нужно как-то кормить, то так же остро стоит и вопрос создания новых сортов растений, которые были бы ещё урожайней. Кроме того, есть и проблема земли: её, конечно, много, под посевы распахивают всё новые участки, но и запасы почв, пригодных для земледелия, не бесконечны.

Исследованиями было подтверждено, что органическое земледелие даёт лишь 75% от урожая, получаемого по обычной технологии. То есть для того, чтобы получить органик-продукты, нужно вспахать земли на 25% больше. Это, конечно, в среднем, потому что процент будет также зависеть от культуры.

О вопросах безопасности

Что касается генно-модифицированных культур, то увеличение урожайности не всегда самое важное, ради чего создаются ГМО-растения. Могут быть и другие цели: чтобы продукт был более полезным, лучше хранился. За счёт того, что культуры ГМО более устойчивы к вредителям, и урожайность их, по многим исследованиям, превышает обычную.

В ответ на это сторонники органического земледелия часто говорят, что оно более безопасно для планеты. Но это не всегда верно и не всегда корректно.

Например, в Нидерландах провели исследование о влиянии коров на глобальное потепление. Гигантские колонии бактерий и простейших, которые помогают корове переваривать траву, как побочный продукт выделяют метан, который, как известно, является парниковым газом. И на долю всех коров приходится 18% метана, выделяемого в атмосферу Земли. И вот нидерландские учёные сравнили коров на органических фермах и на обычных фермах. Исследования показали, что органическая корова выделяет в сутки примерно 490 л метана, а обычная — 432 л метана. И разница эта связана с разным характером питания. Обычные фермеры применяют схемы выкармливания коров, нацеленные на то, чтобы животные быстрей набирали вес, поэтому их кормят зерном. Органических же коров кормят травой, значит, микроорганизмы в их желудках получают больше работы, значит, выделения метана больше.

И вообще, если мы говорим, что органическое земледелие загрязняет планету меньше, то тут тоже нужно смотреть. На единицу площади действительно меньше, но если пересчитать на центнер выращенной продукции, то картина меняется. Органические фермеры действительно меньше удобряют азотсодержащими веществами, но они должны использовать такие азотсодержащие вещества, которые находятся в природе. То есть всё равно происходит некоторый уход азота в окружающую среду, когда, например, азот смывается в реку, там себя хорошо чувствуют водоросли, и в результате река превращается в болото. В пересчёте на единицу площади загрязнение азотом на 39% меньше, выделение аммиака, которые вызывает кислотные дожди, на 18% меньше. Но вот в пересчёте на центнер выращенной продукции с точки зрения азотных выделений органическое земледелие вредней обычного на 49%, а с точки зрения выделения аммиака оно вредней на 11%.

Не всё полезно, что в рот полезло

Многие люди думают что органические сельские хозяйства вообще не использует никаких удобрений, пестицидов и т. д. На самом деле нет, даже в европейском регламенте, достаточно жёстком, более 30 пестицидов и удобрений, разрешённых к использованию. Если бы фермеры выращивали культуры, не удобряя их ничем, тогда органические продукты стоили бы не в три, а в 30-40 раз дороже обычных.

Сельское хозяйство было бы совершенно нерентабельно, если бы в почву не вносились удобрения, инсектициды и другие пестициды, но отличие органического земледелия от обычного в том, что в органик стараются всё взять от природы. И вот, например, в органическом земледелии официально разрешён и активно применяется инсектицид ротенон. Он 100% натуральный, его извлекают из африканского кустарника рода Derris, и он при этом ядовит для насекомых. Но кроме того, это вещество применяют для изучения болезни Паркинсона: вкалывают млекопитающим, в результате чего возникает ряд нарушений, очень напоминающих болезнь Паркинсона. И потом ищут лекарства, которые бы облегчали состояние. И есть статистика, что фермеры, которые работают с ротеноном, в 2,5 раза больше подвержены болезни Паркинсона, чем обычные фермеры.

Что касается потребителей, то органические фермеры говорят: вам волноваться ни о чём не надо, потому что ротенон разрушается на свету, и вообще он органический и натуральный. Но тем не менее есть исследования, что критичная концентрация ротенона часто присутствует в оливковом масле с пометкой «органик».

Ещё одна проблема, связанная с органическим земледелием, в том, что они часто работают с навозом. Понятно, что навоз ферментируется, прежде чем попасть на поля в виде удобрения, но тем не менее нет гарантии, и такое случалось, что на поля с навозом попадали бактерии, живущие в человеческом кишечнике. В 2011 году в Германии, и в меньшей степени во Франции произошла вспышка новой кишечной инфекции, от которой 400 человек попали в больницы и 50 человек погибли. И Франция, и Германия проводили свои эпидемиологические расследования, чтобы понять, что это была за бактерия. Выяснилось, что все заболевшие ходили в рестораны органического питания и ели там органические проростки пажитника, привезённые с египетской органической фермы. Пажитник был заражён бактерией, это была Escherichia coli, она каким-то образом скрестилась с колониями местных бактерий, стала вырабатывать токсин, который и вызывал у людей кровавый понос.

Конечно, бактерии могут быть и на обычной еде, и любой врач вам скажет, что необходима обработка. Но в органическом земледелии более высокая вероятность заражения, и регулярно появляются сообщения об отравлении каким-нибудь органическим салатом. И часто такие истории связаны с теми продуктами, которые не моют или промыть сложно: зелень, проростки пажитника.

А сколько подтверждённых случаев гибели от ГМО? Пока — ноль.

Точно, аккуратно, осознанно

Учёные сделали ошибку, когда десять (а то и больше) лет назад начинали рассказывать про генную модификацию. Они упирали на то, что это новый научный метод, очень прогрессивный. Но надо было учитывать особенности аудитории и говорить, что генная модификация — это природный метод, проверенный временем.

Генетическая модификация – это не менее безопасный, а более безопасный метод получения новых сортов растений, чем традиционная селекция. Мы все представляем себе селекцию примерно как в книжке про Незнайку в Солнечном городе: исследователь пробует арбузы, выбирает самый сладкий, сажает его семечки и так далее. На самом деле так уже сто лет никто не делает. Так действительно делали в XIX веке, но уже в XX поняли, что это долго и нет времени ждать случайной мутации.

В традиционной селекции широко применяются методы типа радиационного мутагенеза (и это тоже описано в литературе — у Дудинцева в романе «Белые одежды»): вы берёте 100 семечек арбуза, облучаете их, получаете 100 уродливых мутантов и уже из них выбираете самый сладкий – а какие гены там ещё поломались, кроме генов производства фруктозы, никого не волнует. И при этом селекции никто не боится. Например, когда таким образом вывели новый сорт картофеля для чипсов, выяснилось, что вместе с необходимой плотностью структуры овощ приобрёл такое свойство, как усиленное накапливание алкалоидов (это предусмотрено не было и выяснилось, только когда люди, поевшие чипсов из такой картошки, стали попадать в больницы). Зато это была традиционная селекция, которой никто не боится. Тем не менее этот сорт картофеля с рынка отозвали.

Другими словами, традиционная селекция — это бить по геному кувалдой. Генная инженерия — это работать с геномом при помощи маникюрных ножниц. Генный инженер знает, какой конкретно ген меняете и для чего, и не трогаете все остальные. То есть это более точный, аккуратный и осознанный метод, чем обычная селекция.

И не стоит забывать, что перед выходом на рынок любой новый сорт проходит многократно избыточные тесты на безопасность, и в том случае, если он может оказаться, например, потенциально аллергенным, его просто не выпускают на рынок.

Вообще, генная модификация возможна потому, что все мы произошли от общего предка, потому, что существует эволюция, жизнь едина, то есть все мы разговариваем - на клеточном уровне — на одном языке.

Преимущества ГМО

ГМО-растения позволяют снижать потребление «химии». Не то чтобы её все боялись, но это дорого — поливать растения пестицидами. Поэтому многие новые сорта растений делают устойчивыми к пестицидам. Причём сейчас возможно сделать так, чтобы, например, в клубнях картошки вообще не вырабатывался новый белок, а вырабатывался бы только в листьях, благодаря чему они делались бы несъедобными для колорадского жука.

Таким образом, при выращивании ГМО-растений количество применяемых пестицидов снижается на 37%, а выгода фермера увеличивается на 68%.

И если ГМО-растения первого поколения были нужны, чтобы повышать урожайность, то сейчас, когда методы удешевляются и при этом становятся более точными, стало возможно делать генные организмы с огромным спектром целей. Самые важные ГМО — это бактерии, которые вырабатывают инсулин. Далее, история с папайей. Её выращивают на Гавайских островах, и в период созревания папайи там бушует вирус, превращая мякоть фрукта в несъедобную жижу. Атаки вируса были настолько сильные, что возникли серьёзные опасения, что папайя исчезнет полностью. Но теперь на Гавайских островах выращивают генно-модифицированную папайю, которую вирус не ест, а для человека она не представляет никакой опасности.

Важная история связана с устойчивостью к засухе (сорта кукурузы), есть растения холодоустойчивые. Но самая показательная история — с «золотым рисом»: улучшенный при помощи добавления бета-каротина золотой рис в регионах, где он является основой питания, позволяет предотвратить развитие слепоты, вызванной отсутствием витамина А (по оценке ВОЗ, её жертвами становятся не менее 250 тысяч детей ежегодно).

 

* * *

Таким образом, мы видим, что и оргник, несмотря на всю свою природность, может быть опасным для здоровья людей и экологии планеты.

ГМО же решает многие проблемы при совершенной недоказанности его вреда для человечества.

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров