Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новости аграрного рынка и сельского хозяйства → Не пшеницей единой: ставропольские аграрии подвели прошлогодние итоги 

ср, 03.04.2019 13:44

В Ставрополе в минсельхозе края прошла традиционная конференция по итогам прошедшего года и планах на нынешний, а двумя днями раньше министр сельского хозяйства Владимир Ситников дал пресс-конференцию на эту же тему. Остановимся на основных темах, которые актуальны для Ставрополья.

Уходить от монокультуры

Конечно, озимая пшеница – это основная культура Ставрополья, и она останется таковой на многие годы. Это, можно сказать, бренд края. Благодаря ей большинство сельхозпредприятий сегодня работают без убытков, средняя рентабельность отрасли – 25 процентов. По сравнению с прошлым годом выросла и заработная плата, которая составляет в среднем 31 тысячу рублей. Об этом говорили и губернатор края Владимир Владимиров, и министр Ситников. 

Перспективы у сельского хозяйства края хорошие. Растёт экспортный потенциал. Доля края в экспорте пшеницы составляет 20 процентов от общероссийского. По мясу птицы Ставрополье вообще в лидерах – 40 процентов. По баранине – 25 процентов, и эта цифра должна вырасти, так как строя­щийся в Кировском районе мясоперерабатывающий завод «Ставропольский фермер» способен увеличить этот потенциал в два раза.

Как показывают эти цифры, экспортный потенциал пшеницы не такой уж и большой, на этом рынке огромная конкуренция, чтобы поддерживать рентабельность хозяйств на высоком уровне, нужно развивать и другие отрасли, а в растениеводстве внедрять и альтернативные культуры.

Прекрасный тому пример – хлопок, который стали выращивать в Будённовском районе. Здесь пока этой культурой засеяно 4,5 тысячи гектаров. По большом счёту, это был эксперимент. Но он оказался весьма удачным. Получили урожай 57 центнеров с гектара. Это больше, чем в Узбекистане, основном поставщике этого сырья в нашу страну.

Будённовцам удалось соединить опыт Узбекистана, Греции, Китая, применив его к нашим условиям, отсюда и такой результат. С одного гектара хлопковой плантации можно иметь до двух тысяч долларов при рентабельности 50 процентов. Это притом что производства хлопка в России нет вообще. Не повод ли к размышлению?

В крае планируют увеличить хлопковые плантации до 20 тысяч гектаров, внедрив там и орошение. Вообще, тема мелио­­рации весьма актуальна для Ставрополья, и на эти цели выделяются большие средства, в основном из федерального бюджета. Присутствующий на конференции первый заместитель министра сельского хозяйства РФ Джамбулат Хатуов подтвердил, что министерство будет поддерживать эту программу.

Огромный потенциал у овощеводства и плодоводства. Сегодня значительная доля инвестиций в сельское хозяйство края как раз приходится на тепличное производство овощей. По томатам, например, ставропольцы уже в три раза перекрыли собственную потребность, но чтобы наполнить российский рынок, нужно развиваться и развиваться.

То же и в плодоводстве. Потребность отечественного рынка в плодах и ягодах удовлетворена только на 25 процентов. Значит, у региона огромный потенциал для развития, и многое делается для этого. В развитие садоводства стали вкладывать деньги крупные инвес­торы. Хорошие перспективы и у краевой программы суперинтенсивного садоводства, нацеленной на личные подсобные хозяйства.

Приоритет молоку

Одно из немногих направлений, где допущен спад производства, – это молочная отрасль. Падение составило восемь процентов. Владимир Ситников привёл данные о состоянии молочной отрасли. Сегодня 25 процентов молока производится в сельхозпредприятиях, 10 – в крестьянско-фермерских хозяйствах, 65 – в личных подворьях крестьян. За год сельхозпредприятия снизили производство на один процент, фермеры же нарастили на шесть процентов, ЛПХ упали на десять. 

Почему же фермеры развиваются? Во-первых, потому, что у многих из них мало земли для интенсивного производства зерновых. Во-вторых, это беспрецедентная поддержка малых форм хозяйствования, где приоритет отдан именно семейным фермам. За пять лет поддержка государства выросла с 200 миллио­нов до миллиарда. На одно фермерское хозяйство, если правильно составлен бизнес-план, сегодня можно получить грант до 30 миллионов рублей.

А что же делать с ЛПХ? Их доля, судя по всему, будет сокращаться. Причина в недостаточном количестве пастбищ, низкой закупочной цене на молоко и просто нежелании молодёжи заниматься этим хлопотным делом. Основная масса частников, сдающих молоко, это люди пенсионного возраста. Низкая закупочная цена для частных подворий складывается не только из-за произвола заготовителей. Переработчики требуют качественное сырьё, а этого ЛПХ обеспечить не могут. Единственный выход – в кооперации, через которую можно создать заготовительные пункты с охладителями и прочим современным оборудованием. На поддержку кооперативов в крае выделяются большие деньги, но пока реально действую­щих кооперативов немного. На этом пути, по словам Владимира Ситникова, предстоит большая работа.

– Губернатором края поставлена задача довести производство молока до миллиона тонн в год. Это сложная задача. Если мы будем её решать старыми методами, никогда не получим результат. Необходимо модернизировать все старые фермы. Сегодня государство компенсирует 25 процентов затрат на модернизацию. Субсидируется и покупка племенного поголовья. На эти цели выделено 110 миллионов рублей, – заявил министр.

По словам Владимира Ситникова, такие крупные хозяйства, как имени Чапаева и «Казьминский», выбраковали тысячу голов коров, чтобы заменить их на удойных с качест­венным генетическим потенциалом. Другого пути просто нет.

Министр привёл также любопытный пример. В том же «Казьминском» получили небывалый урожай пшеницы – 94 центнера с гектара. Это лучший результат в стране. Кажется, что ещё надо? Живи и процветай! Но это говорит и о том, что генетический потенциал культуры уже практически выбран. А за счёт чего развиваться? Только за счёт животноводства.

Дальновидные руководители это понимают. Молочное производство вполне рентабельно.

Новые горизонты овцеводства

Не менее прибыльно и мясное направление. Прекрасный потенциал у баранины, тем более с учётом строительства завода «Ставропольский фермер». Край пока не в состоянии заполнить его мощности. 

Об этом говорили и министр, и директор Всероссийского НИИ овцеводства и козоводства Марина Селионова. Но если будет гарантированный сбыт, то мясное овцеводство получит мощный толчок к развитию.

Как отметил Владимир Ситников, чтобы вырастить барашка на продажу, достаточно вложить в него от 1,5 до 2 тысяч рублей, а реализовать его можно за 7 тысяч, получив таким образом до 200 процентов прибыли. Значительную часть баранины можно реализовывать на экспорт. Край уже продаёт баранину в Иран, в перспективе рынки Ближнего Востока, Северной Африки, Китая.

По словам Селионовой, необходимо сменить приоритеты с тонкорунного направления, где в крае накоплен богатейший опыт, на мясное и молочное, которое тоже весьма прибыльно.

Но для этого надо увеличивать и поголовье мясных овец. Таких отечественных пород немного, но они есть, в том числе и выведенные в крае. Но в перспективе нам не избежать завоза импортных овец, которых можно скрещивать с местными, и параллельно создавать их племенную базу. Также нуждаются в коренном изменении и подходы к кормлению. Надеяться, что овцы будут пастись на тех пастбищах, что имеем сегодня, значит обречь отрасль на стагнацию. Большинство ставропольских пастбищ деградировали или от чрезмерной эксплуа­­тации, или, наоборот, от запущенности. Почти все нуждаются в рекультивации, их необходимо засевать культурными кормовыми травами. Это огромные деньги, которых у фермеров нет. Селионова обратилась к Джамбулату Хатуову с просьбой обратить внимание на эту проблему.

Лично у меня возник вопрос. А что делать с наработанной базой тонкорунного овцеводства, с тем выдающимся генетическим потенциалом, который имеется на Ставрополье? Бросить за ненадобностью?

Хатуов, взяв слово, тут же и ответил на него. Ни в коем случае не сворачивать. Минсельхоз приобрёл современнейшую лабораторию по определению качества шерсти, которая соответствует самым современным требованиям и отсутствие которой и делало нашу шерсть неконкурентоспособной на мировом рынке. Теперь мы можем сертифицировать нашу шерсть по мировым стандартам, что обязательно повысит её цену.

Фото пресс-службы минсельхоза Ставропольского края

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 14 от 03.04.2019 «Не пшеницей единой»
+1
+1
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров