Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Плохие крестьяне и хороший спикер

+1
+1
-1
Автор: shostko
Жители села Генеральское отказываются от закулисных сделок с властью
пн, 01.06.2015 13:52

Жители села Генеральское отказываются от закулисных сделок с властью.

В череде бед и трагедий, едва ли не каждый день сотрясающих страну, самоубийство безработного тракториста Ивана Тыняного, молодого отца двоих детей, поразило запредельной безысходностью существования простого человека. Волна искренних откликов прокатилась по федеральным изданиям после выхода 10-го номера «Крестьянина» со статьёй «Прощай. Назад пути нет». Звонили из Москвы, с Урала, из Сибири, не говоря уже о местных СМИ. Село Генеральское под Ростовом на какое-то время оказалось в фокусе внимания российской прессы.
Неуютно почувствовали себя региональные чиновники, прямо и косвенно причастные к случившемуся. Они годами не хотели слышать жалобы селян, оставшихся из-за бизнес-родственников спикера областного Заксобрания Виктора Дерябкина без общественных выпасов и воды с родовыми усадьбами, которые нельзя узаконить. Но власть и на этот раз отреагировала и не по долгу, и не по-людски…

Реакция

Только похоронили Ивана, а из Генеральского селяне нам сообщают: некие люди ходят по дворам – собирают сплетни, пытаются опорочить вдову. Вроде как потеря работы и земли ни при чём: Иван Тыняный наложил на себя руки по причине отношений в семье, а газета не разобралась… 

Я встретился с женщиной, источником этих пошлых слухов. Лихорадочные жесты. Рваная скомканная скороговорка. И навсегда застывшее похмелье на лице. Надёжный источник информации, ничего не скажешь...

В областной газете «Молот» появилась заметка. Рубрика «Мнение». Заголовок «Недописали между строк». Автор – Сергей Смирнов, политолог. Накануне публикации он мне звонил. И с места в карьер. Вы почему, говорит, не встретились с Виктором Ефимовичем Дерябкиным. Вот другие встретились и написали. Отвечаю: да он не является стороной спора, а позиция его нам известна. Политолог тут же и написал: автор признался, что Дерябкин не является стороной спора… Вот так и надо написать, что спикер ни при чём… 

Странная логика. Если не сторона спора – значит, ни при чём. Ещё до публикации первой статьи «Пастбища для развлечений» в 2012 г. я позвонил Виктору Ефимовичу. Рассказал о ситуации в селе Генеральское. Попросил помочь встретиться с его дочерью Юлей, имеющей прямое отношение к Family Park, построенному на выпасах, скупленных её гражданским мужем Алексеем Ковалевским. Напомню, это было за год до того, как судья Лозобко узаконил наложение домо­владений друг на друга на кадастровой карте. Виктор Ефимович был в теме.
Встреча с Юлей состоялась. По её словам, губернатор Чуб «проникся значимостью проекта развлекательного центра и одним махом решил вопрос своим постановлением». Сегодня, после трагедии, спикер Дерябкин в интервью «Донньюс» (читайте рядом, публикуем его полностью. – Прим. авт.) говорит иное: «Губернатора, насколько я помню, проект не впечатлил».
Проект не впечатлил, но пастбища в категорию земель для строительства губернатор перевёл. И дорогу помог построить. 

Два часа со следствием

Вскоре после выхода статьи «Прощай. Назад пути нет» меня пригласили в отдел Следственного комитета РФ по г. Новошахтинску. Старший следователь Сергей Коротун огорошил, едва я переступил порог кабинета. На вас тут жалуются родственники Ивана Тыняного, заявил Сергей Валерьевич. Они говорят, что вы статью написали, а в селе не были. Согласия на публикацию у них никто не спрашивал. И вообще, по их словам, написанное не соответствует действительности…

Да этого просто не может быть, возразил я в ответ. Есть снимки. Два из них напечатаны в газете…

Родственники покойного показали, что какой-то человек интересовался обстоятельствами случившегося, продолжал Коротун. Но он не представился, и они не знали, кто перед ними…

А можно взглянуть на их жалобы, спросил я старшего следователя. Он передвинул на столе какие-то бумаги и развёл руками: к сожалению, материалы или в управлении, или в прокуратуре…

Вот вы утверждаете в своей статье, продолжил Коротун, что причиной самоубийства Тыняного явилась потеря земли…

У меня в статье такого однозначного утверждения нет, ответил я. Там другая фраза: «Трудно сказать, что явилось последней каплей, переполнившей терпение бывшего тракториста». 
Коротун открыл на компьютере закон о СМИ и начал задавать вопросы прямо по его статьям. Как оказалось, мои действия соответствовали закону. После чего поинтересовался, в какой форме главный редактор даёт задания. И есть ли специальный бланк, на котором оно записано…

Через час к беседе присоединился начальник Сергея Валерьевича. Мои ответы на заданные вопросы, которые я подписал на специальном листе, ему не понравились. Завязалась дискуссия: Иван Тыняный повесился из-за семейных проблем или из-за родового приусадебного участка, который отобрало у него абсурдное решение суда? Начальник упирал на личные причины. И вообще, то ли возмутился, то ли удивился он: как вы можете так писать о судебном решении? Тем более что оно вошло в силу. Я возразил: любое решение суда не является неприкасаемым, если оно затрагивает общественные интересы. А в данном случае проигнорированы интересы целого села. Тем более, создан опасный прецедент для всей страны.

«А где это сказано, что журналист вправе характеризовать решение суда?» – спросил начальник.

«В Конституции», – ответил я.

…На обратном пути из Новошахтинска я заехал к родственникам Ивана Тыняного. И супруга покойного Зайнап, и сестра Ирина, и бабушка Александра Антоновна сказали мне, что с жалобами никуда не обращались...

На Ковалевского нельзя. На Едзикьянц можно

А тем временем решать проблему взялись прокуроры. Напомним, о чём речь.

Одному из земельных участков Алексея Ковалевского кадастровые инженеры (до сих пор неустановленные) поменяли координаты и зарегистрировали участок на кадастровой карте на муниципальном ключевом озере и домовладении Элиа­ны Едзикьянц. А её усадьбу с постройками передвинули и посадили на сельскую дорогу и подворья соседей, пенсионерки Марии Данильченко и Ивана Тыняного. Судья Лозобко узаконил абсурд: вынес решение, в силу которого Едзикьянц должна снести часть своих построек и перенести свой земельный участок с домом на просёлочную дорогу и на усадьбы Данильченко и Тыняного, как это зафиксировано на электронной кадастровой карте. Если бы судья Лозобко приехал в село Генеральское, он бы увидел, что в реальности всё находится на своих местах и никакого наложения нет. Более того, специально для суда заказали межевой план, на котором прекрасно видно, как действительно расположен участок Едзикьянц. Судья Лозобко, видя этот план, факт сдвига и наложения проигнорировал! Почему? Этот вопрос остался без ответа. Сразу после этого судья ушёл на больничный длиной в год. А затем и вовсе подал в отставку.

А Едзикьянц по решению этого самого суда должна снести часть своих построек и сдвинуться на дорогу и домо­владения соседей уже не на карте, а наяву. 

И вот 8 апреля в село Генеральское к Марии Данильченко явились два сотрудника прокуратуры Ростовской области. Их сопровождала глава Волошинского сельского поселения Людмила Гужва. Как рассказывает Мария Васильевна, прокуроры предложили ей обратиться с иском в суд не на Ковалевского, а на Едзикьянц, участок которой зарегистрирован на усадьбе Данильченко. Намекнули, что в этом случае проблема решится в её интересах. В противном случае она лишится своей земли. 

Мария Васильевна отказалась судиться с Едзикьянц. Вскоре ей позвонил помощник прокурора Родионово-Несветайского района Геворк Катоян. Мария Васильевна пересказала нам их разговор.

– Мария Васильевна, если у вас всё-таки появится желание, чтобы прокуратура обратилась в суд в ваших интересах, с вашей стороны только подача иска…

– На моего соседа?

– Да! Вы должны написать: я хочу, чтобы прокуратура составила исковое заявление и обратилась в суд в моих интересах против моего соседа…

– Мне ругаться ни с кем не хочется, а перспектив никаких, решение суда вступило в силу по соседу. Можно только на Ковалевского подавать…

– Нет, на Ковалевского нельзя… надо на Едзикьянц. Чтобы признать недействительным её межевание…

– Я не хочу подавать в суд на соседа, а прокуратура должна защищать меня по-любому…

– Ну смотрите, если нет, то мы объяснение возьмём у вас, что вы не собираетесь, чтобы прокуратура защищала ваши интересы.

– Я не считаю, что мои права нарушает мой сосед. Почему я должна судится с ним, если мои права нарушает другой человек?

– Вы хотите, чтобы прокуратура обращалась в суд в ваших интересах?

– Я хочу, но не с иском на моего соседа… Хочу, чтобы подвинули и поставили на место Ковалевского… Сосед мой и так стоит на месте, между нами вообще дорога.

– Если у вас желания нет, то давайте напишем заявление.

– А насколько законно требовать с меня такое заявление об отказе, если прокуратура обязана защищать меня по моему заявлению? Едзикьянц никого не сдвигала, её сдвинул Ковалевский…

Позже Геворк Катоян приехал в село Генеральское к дому Данильченко, но она отказалась, по её словам, от встречи с помощником прокурора. Тогда Катоян позвонил супруге покойного Ивана Тыняного. Зай­нап ответила, что без юриста разговора не будет…

С точки зрения депутатской этики

На фоне происходящего на сайте Законодательного собрания Ростовской области появилось сообщение о том, что 6 апреля состоялось заседание комиссии Заксобрания по регламенту, мандатным вопросам и депутатской этике с участием депутатов всех представленных в донском парламенте политических партий.

Цитирую:

«Комиссия заслушала и рассмотрела заявление депутата В.Е. Дерябкина, в котором он просил дать оценку ситуации с земельными участками в селе Генеральское… отражённой в ряде публикаций средств массовой информации, на предмет нарушения им положений областного закона «О статусе депутата Законодательного собрания Ростовской области», а также использования им своего депутатского статуса для деятельности, не связанной с осуществлением депутатских полномочий. 

По итогам обсуждения на заседании комиссии было принято единогласное решение: 

«1. Использование председателем Законодательного собрания Ростовской области В.Е. Дерябкиным своего статуса для деятельности, не связанной с осуществлением депутатских полномочий, в том числе для достижения личной выгоды, совершения им поступков, которые могут вызвать сомнения в добросовестности исполнения им своих полномочий, а также каких-либо иных нарушений с его стороны областного закона «О статусе депутата Законодательного собрания Ростовской области» и Правил депутатской этики не выявлено...»

Сразу отметим, Виктор Ефимович «просил дать оценку ситуации с земельными участками в селе Генеральское». Но оценки в решении комиссии нет. Вместо оценки есть личное мнение

председателя комиссии Н.В. Шевченко: «Решение земельных споров необходимо искать в правовом поле». Но у спикера Дерябкина другое мнение: «Единственное правильное решение – сесть и договориться» (см. интервью). 

Что это означает: «сесть и договориться»? Кто и с кем должен договариваться? В редакции целая пачка договорной СМС-переписки, в которой председатель комитета по местному самоуправлению Заксобрания Максим Щаблыкин «договаривается» с нынешним собственником домовладения Едзикьянц Олегом Кудашовым. Депутат настаивает, чтобы Кудашов выкупил за 500 тысяч руб­лей свои же пять соток у пятилетнего внука спикера, Вовы Ковалевского, четвёртого по счёту собственника скандального участка. Интересно, кто установил такую цену? Вовин папа Алексей Ковалевский? Или депутат Щаблыкин? 

Подобных противоречий, недомолвок, нестыковок множество. Как они выглядят с точки зрения депутатской этики, хотелось бы знать…

В сухом остатке

В селе Генеральское драматическая ситуация. Село одновременно существует в двух измерениях: виртуальном и реальном. В мире зазеркалья орудуют мошенники. Они переписывают на кадастровой карте села координаты подворий. Отрывают приусадебные участки от домов. Нахлобучивают домовладения на домовладения. И ставят эту фантасмагорию на кадастровый учёт. А во втором, реальном мире, где всё и все сидят правильно, люди мучаются годами. Не могут узаконить своё кровное, родовое. Обивают пороги высоких кабинетов. Пишут бесконечные жалобы. Обращаются в суды. Но судьи в своих решениях и определениях исходят из того, что зазеркалье, нарисованное на кадастровой карте, это и есть реальный мир. И объявляют действительность недействительной. 

Но спикер Дерябкин говорит, что он ни при чём. Что от его имени, без его ведома кто-то творит произвол, но он такого права никому не давал. Разве второе лицо в областной иерархии может работать по принципу: ничего не знаю, никого не вижу, ничего никому не скажу? А кто скажет, к примеру, судье Новошахтинского районного суда Говоруну, что обманывать закон непозволительно? Он утвердил мировое соглашение, по которому пятилетний Вова Ковалевский в лице своей мамы Юлии Дерябкиной обещал подарить селу ключевое озеро, экспроприированное его папой. Закон требует в этом случае наличие согласия органа опеки на сделку. Судья Говорун на заседании заявил, что орган опеки поставлен в известность. Но редакция «Крестьянина» получила другой ответ из отдела образования Ворошиловского райо­­на г. Ростова-на-Дону: по вопросу получения согласия органа опеки никто не обращался. И в Росреестре пятилетний Вова по-прежнему остаётся собственником земельного участка с озером. 

На примере села Генеральского в России создан прецедент: можно безнаказанно залезть в электронный кадастр, поменять там координаты в интересах одного бизнесмена, отобрать у села озеро, сдвинуть все домовладения селян друг на друга – и вам за это ровным счётом ничего не будет. 

Узаконена кадастровая ошибка. Неважно, умышленно или случайно. И что? Кадастровая палата с Росреестром загорелись желанием исправить наложение? Нет. Ведь есть решение суда. Значит, всё правильно.

Прокуроры начали проверку кадастровой аферы? Нет. Законники предпочитают сталкивать людей на меже.
Второе лицо в области инициирует парламентское расследование? Нет. Оно поручает председателю комитета по местному самоуправлению разрулить ситуацию, а порученец принуждает выкупать свою же землю...

Погибшего тракториста и его вдову можно охаять. Людей – натравить друг на друга. Про наши публикации – сказать, что заказные, в интересах каких-то лиц, «копающих» под спикера (ну разве ж можно такое вообразить, право слово, что журналистам придёт в голову возмущаться попранием закона, а тем более действовать в интересах простых селян?).
Да, можно сделать многое, чтобы оставить всё как есть. Без изменений. И спикер Законодательного собрания тут решительно ни при чём.

Даже комиссия по этике это подтвердила.

Опубликовано в газете "Крестьянин"

Поможем Зайнап
В осиротевшей семье Ивана Тынянова сложное материальное положение.

Вдова Ивана, Зайнап, и двое их детей оказались в сложном материальном положении. Долги за газ и электричество. Непогашенный кредит. И скромная зарплата Зайнап в сельском магазине...
Для желающих оказать посильную помощь публикуем реквизиты. 

ОАО «Сбербанк России»
Реквизиты банка для рублёвых переводов
Банк получателя: Доп. офис №5221/0791
Кор/счёт банка: 30101810600000000602
БИК банк: 046015602
Счёт получателя: 40817810352415907917
ФИО получателя: Тыняная Зайнап Ирбайхановна.

Читайте также:

 

+1
+1
-1
Автор: shostko
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров