Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новые технологии, перспективные отрасли, опыт → Семена высоких технологий

+1
+1
-1
ср, 09.12.2015 15:17

Что поможет отечественным семеноводам конкурировать с Западом?

Для развития российского семеноводства нужно не только технологическое перевооружение, но и законодательные изменения. Первые «ласточки» уже есть – в прошлом году на Кубани принят краевой закон об особых семеноводческих зонах. О том, как он повлияет на работу семеноводов и какая техника пригодится им уже в ближайшем будущем, шла речь на заседании Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин», которое состоялось в рамках деловой программы на выставке «ЮгАгро-2015».

За последние годы отечественное семеноводство сделало серьёзный шаг вперёд, рассказал во время заседания глава Национальной ассоциации производителей семян кукурузы и подсолнечника Игорь Лобач. Однако, по его словам, ряд ограничивающих факторов до сих пор мешает аграриям работать.

– Как бы мы ни старались, при наших посевах мы никак не можем соблюсти пространственную изоляцию (размещение посевов на определённом расстоянии друг от друга, чтобы предотвратить переопыления между сортами или ботанически близкими культурами и сохранить их сортовую чистоту. – Прим. ред.), – рассказал он. – А это очень важно, поскольку на семеноводческих полях не должно быть никаких влияний извне. Получается, что Россия в этом плане имеет худшие условия, чем Турция или даже Киргизия (где соответствующие ограничения оговорены законодательно. – Прим. ред.). Не говоря уже о западноевропейских странах – лидерах рынка. Мы уже семнадцать лет не можем внести изменения в наш несчастный закон «О семеноводстве». Считаю это происками недобросовестных управленцев чубайсовского типа, – заявил Игорь Лобач.

Закон

Тем не менее на Кубани нашли выход из положения, продолжает эксперт. В уже упомянутом федеральном законе есть статья, которая допускает создание специальных семеноводческих зон в регионах. Такая возможность существует до тех пор, пока вопрос не снят на уровне страны. В стратегии развития АПК Краснодарского края семеноводство названо одним из главных приоритетов наравне с мелиорацией и переработкой. Это позволило «подтолкнуть» в крае принятие столь необходимых законодательных ограничений, объясняет глава семеноводческой ассоциации. Они отразились в законе под названием «О регулировании отдельных отношений в сфере семеноводства».

– Впервые в России на законодательном уровне закреплён термин «реестр семеноводческих хозяйств», – рассказывает Игорь Лобач. – И необходимость включения в него тех, кто намерен заниматься семеноводством. Что такое реестр? Это перечень юридических лиц, которые прошли добровольную сертификацию на право заниматься этим бизнесом. Период, когда у человека было вед­ро, лопата и две картошки, – и он считал себя знатным семеноводом, – потихоньку уходит. Сегодня чтобы получать в крае региональную господдержку, ты должен находиться в реестре семеноводческих хозяйств и отвечать всем стандартам добровольной сертификации.

Не являются ли данные меры нарушением условий конкуренции и давлением на бизнес? Ещё на этапе подготовки законопроект тщательно изучали различные фискальные органы, утверждает Лобач. И все они согласились с предложенными формулировками.

– Семеноводство – это высокомаржинальный бизнес, хоть он и более растянут во времени, – говорит эксперт. – Главное, что он отвечает интересам национальной безопасности и помогает снизить зависимость от импортных семян. А потому, по нашему мнению, должен иметь приоритет перед товарным производством.

Признание этого «приоритета» прослеживается в принятом законе о специальных семеноводческих зонах. В частности, они могут устанавливаться на всех землях в крае независимо от формы их собственности. Чей бы участок ни попал в зону, на него распространяется действие закона. А значит, пространственная изоляция должна соблюдаться.

– Для семеноводческих посевов пчёлоопыляемых растений установлена норма до трёх километров, а для ветроопыляе­мых – не менее километра, – перечисляет Лобач.

Есть, правда, в законе важная оговорка – если владелец участка товарного (то есть не семеноводческого) производства зерна имеет утверждённые и долгосрочные схемы сево­оборота, в которые вмешивается создатель зоны, то он может потребовать возмещения своего ущерба через суд.

Инициатором создания спецсемзон может стать любое семеноводческое хозяйство края, входящее в реестр. Сама территория должна отвечать ряду требований – агроклиматических, почвенных и других. После поступления всех необходимых документов в минсельхоз края в течение 30 дней ведомство издаёт приказ о создании зоны сроком на один год.

– Возможно, в законе ещё будут какие-то изменения, но практика его применения уже показала, что мы находимся на правильном пути, – говорит Игорь Лобач. – Если стороны, хозяйства, чьи поля соприкасаются, заранее садятся за стол переговоров, то они находят компромисс. Ну а если кто-то в обход закона всё же посеет что-то в спецсемзоне, мы создадим прецедент. Позовём уполномоченные органы, депутатов привлечём. Зафиксируем нарушение в акте и будем через суд добиваться, чтобы нарушитель возместил семеноводу его убытки.

По словам начальника управления растениеводства минсельхоза Краснодарского края Андрея Журавеля, принятие закона «О регулировании отдельных отношений в сфере семеноводства» позволит укрепить позиции отечественных аграриев в их конкуренции с иностранными производителями.

– Краснодарский край является одним из основных семеноводческих регионов страны, – рассказал чиновник. – Здесь производится больше половины отечественных семян кукурузы и свыше 85% семян подсолнечника. Но при этом в общем объёме засеянного материала наши производители не в лидерах. В том числе из-за недостатка финансирования оригинаторов – научно-исследовательских институтов, а также агрессивной маркетинговой политики иностранных поставщиков. В особенности это касается свёклы (всего 0,5% отечественных семян на рынке), подсолнечника (31%), овощных культур (9%). Один из путей решения данной проб­лемы – создание специальных зон выращивания семян сельхозкультур, требующих пространственной изоляции.

– Мы очень надеемся, что принятый закон позволит нам не только нарастить объёмы производства семян, но и улучшить их качество, – добавляет управляющий по производству семян подсолнечника и сорго компании «Агроплазма» Михаил Корягин. – Потому что сегодня для получения чистых родительских форм подсолнечника нам приходится размещать участки посевов не в крае и даже не в России, а в Пакистане и Турции. Это приводит к большим затратам денег и времени. А их всегда не хватает селекционерам. Мы хотим, чтобы закон дал нам возможность договариваться с производителями товарного подсолнечника о размещении посевов. А значит, и уверенность в том, что пространственная изоляция будет подкреплена не только на словах, но и законодательно.

Техника

Как выяснилось во время совещания, следить за соблюдением пространственной изоляции можно не только за счёт выезда на поля упомянутых «депутатов и уполномоченных органов». «Мне сверху видно всё – ты так и знай» – такую фразу сейчас вполне способны произнести некоторые продвинутые семеноводы и их «товарные» коллеги. В первую очередь, те, кто использует в производстве данные со спутников, беспилотников и квадрокоптеров (небольших летательных аппаратов). Об опыте их применения при выращивании зерновых культур во время заседания рассказали представители фермерского хозяйства «СП “Коломейцево”» и их партнёры.

По словам директора ООО «Агро-Софт» (поставляет передовые технологии для растениеводства) Алексея Тенекова, существует несколько уровней мониторинга посевов. Они различаются масштабами наблюдения и необходимым для этого оборудованием. К примеру, с помощью космоснимков со спутника (их надо заказывать в специализированных компаниях) можно отслеживать состояние полей на тысячах гектаров.

– На космоснимках участки посевов оцениваются по балльной системе, – рассказал Алексей Тенеков. – Если поле на полученной картинке зелёное, значит, оно хорошо развивается. Если жёлтое – похуже. Имея различные вводные данные, можно наблюдать, как идёт рост, в зависимости от многих показателей. Например, у вас на поле посеян один и тот же сорт. Но различаются дозы внесения удобрений, сроки сева и т. д. Сразу видно, какие посевы в каком состоянии находятся. Так удобно выявлять потенциал сор­та и то, сколько вы на нём недополучаете.

По словам главного агронома хозяйства «СП “Коломейцево”» Романа Мишнёва, в нынешнем году благодаря космо­снимкам ему удалось определить, почему на разных участках поля один и тот же сорт в равных условиях давал большой разброс по урожайности – от 56 до 76 центнеров с гектара.

– Минеральный фон, технология, предшественники – всё было одинаковым, – вспоминает Роман Мишнёв. – Что же произошло? По итогам анализа ситуации мы пришли к выводу, что повлияла «история пашни». Поле, дающее наибольшую урожайность, давно находится у нас в обработке, больше 10 лет. А то, где урожайность низкая, появилось у нас лишь четыре года назад. 

Конечно, «с кондачка» подобные вещи в фермерском хозяйстве не провернёшь: нужна подготовка, говорят аграрии. Главное условие – «оцифровка» полей, когда каждый участок занесён на компьютерную карту. На неё потом можно накладывать множество данных. И отслеживать, к примеру, как идёт развитие биомассы. Строить различные графики, выявлять проблемные участки поля и делать по ним аналитику. Всё это элементы так называемого «точного земледелия», о них мы уже рассказывали в ***.

Ещё один уровень мониторинга даёт применение беспилотников и квадрокоптеров. Главное их отличие – в площади использования. Первые предназначены для обширных массивов полей (за день способны облететь 5-7 тысяч га), вторые – для маленьких участков, в несколько сотен га. Беспилотник запускается с катапульты, а для квадрокоптера достаточно небольшого встроенного моторчика. Оба летательных аппарата позволяют отслеживать состоя­ние посевов в различных фазах развития растений.

Детальность снимков доходит до 30 см (у космических – до 5 м). Съёмки, разумеется, проводятся в различных форматах и диапазонах (например, в инфракрасном). На обычное фото они совсем не похожи!

– Удобно использовать подобную съёмку при проведении различных опытов, неважно с чем – с удобрениями или средствами защиты, – говорит Роман Мишнёв. – Очень чётко видно, к каким результатам это приводит. В итоге вы наблюдаете поле в динамике, и становится понятно, из чего складывается урожайность.

– Конечно, съёмка с беспилотника не ответит вам сразу на вопрос, почему одно поле даёт такие результаты, а второе – эдакие, – добавляет Алексей Тенеков. – Но это отличный инструмент для визуализации текущего состояния ваших полей. Поэтому так важно накапливать полученные данные. Они создают историю каждого поля. Чем больше сведений об участке вы имеете, тем точнее будет итоговое решение.

Конечно, использование того или иного вида мониторинга зависит от величины хозяйства, оговаривается Алексей Тенеков. Вряд ли стоит заказывать космоснимок для пятисот гектаров. Но даже в небольшом хозяйстве применение точной авиации бывает оправдано.

– Однажды на одно наше поле села стая саранчи, в самую середину, – рассказывает Роман Мишнёв. – С краю, проезжая на машине, её не увидишь. Но хорошо, на соседнем поле летал квадрокоптер. Мы заметили насекомых. Направили аппарат в место, где скопилась саранча, оценили масштабы ситуации. Срочно вызвали специалистов, они приехали и обработали посевы. Так мы спасли несколько десятков гектаров!

– Нам пора уходить от мысли, что сельское хозяйство – это пьяный мужик в валенках и на тракторе, – резюмирует выступление коллег замдиректора «СП “Коломейцево”» Роман Коломейцев. – Применение высоких технологий в агробизнесе экономически оправдано. Мы это доказали. Хоть в семеноводстве, хоть в товарном производстве зерна без новейшей техники уже не обойтись.

+1
+1
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров