Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса

Экспертные мнения → Почему молочное животноводство как бизнес сейчас невыгодно и есть ли антикризисные решения

В Ростовской области закрываются молочные фермы. По информации «Крестьянина», за последние 1,5 года перестали работать с десяток местных хозяйств, ориентированных на производство сырого молока.

Цены скачут вверх

На популярных сайтах бесплатных объявлений продаются КФХ с дойными бурёнками не только из Ростовской области, но и Краснодарского края, Ставрополья. Их владельцы не спешат раскрывать, влияют ли бизнес-причины на желание перестать заниматься фермой. Объясняют личными фактами – то здоровье после коронавируса подорвано, то переезд в город, к детям. 

С начала 2021 года стремительно дорожают ресурсы – элементы, из которых складывается себестоимость молока. Эту реальную причину проблем молочного скотоводства называют те, кто работает в отрасли.

По расчётам аналитиков, все затраты, образующие себестоимость молока, включают: 

  • корма (грубые, сочные, концентраты, добавки) – 65%;
  • заработную плату сотрудников – около 25%;
  • ветеринарные услуги – 3%;
  • осеменение – 2%;
  • технологические среды, в том числе затраты на поддержание зданий, электроэнергию и топливо – 5%.

Конечно, реальная структура себестоимости зависит от типа хозяйства и прочих условий. Но все признают, что большинство расходов фермы – на корм. 

Цены на кормовые добавки и концентраты взлетели ещё весной. К осени ситуация стабилизировалась, так как собрали новый урожай, но аграрии прогнозируют новое повышение к весне.
Например, называются такие вилки скачка цен в зависимости от сезона и удачи в закупке: соевый шрот – рост от 35 до 90%, подсолнечный шрот – повышение от 80 до 150%, кукуруза – увеличение от 30 до 70%.

Те, кто выращивает корма сами, фиксируют постоянный рост трат на горюче-смазочные материалы и удобрения. Запланированную модернизацию, реконструкцию зданий летом 2021 года также пришлось отложить: шокировали цены на металл и другие стройматериалы. 

Владельцы молочных ферм вынуждены искать, как уменьшить себестоимость литра молока. Либо же способы продать подороже свою продукцию. Ведь перекупщики увеличили стоимость закупки лишь на 3-5%. При этом себестоимость выросла на 15-25% как минимум (и это у тех хозяйств, кто использует антикризисные стратегии).
«Крестьянин» узнал, какие решения выбрали аграрии, чтобы справляться с ситуацией.

Чем заменить подорожавшую сою?

На себестоимость молока влияет повышение цены как на соевый шрот, так и на соевое зерно. Термически обработанная соя распространена как добавка для получения высоких удоев (рост объёма до 15% и жирности на 0,3%).

Государство пыталось в начале года сдержать цену на сою, введя в начале года 30% пошлину на экспорт на период дефицита. Однако эта временная мера потом обернулась ростом. Аграриям приходится искать замену подорожавшим добавкам.

Например, в ООО «Урожай» («Егорлык-молоко») ситуацию с подорожанием сои решили таким образом: вместо неё стали использовать концентраты на основе костной муки. «Основные корма у нас свои.

Мы, насколько мне известно, единственное в области предприятие, которое кормит силосом», – поясняет гендиректор Дмитрий Пискун.
Другие собеседники «Крестьянина» называли такие варианты замены, как рапс, горох, кукуруза. В Ростовской области пользуется популярностью подсолнечный шрот, хотя зоотехники признают, что в питательности он проигрывает сое или рапсу. Поэтому необходимо уделить внимание качеству добавок.

Максим Букин, менеджер «Альпика Групп», напоминает, что сейчас рынок кормов и добавок постоянно развивается, появляются новые технологии, которые позволяют увеличить удои и тем самым снизить себестоимость молока. Хозяйствам надо обучать своих сотрудников. 

«Многие скептически относятся к концентратам, премиксам, пребиотикам. Считают, что это трата денег. Однако именно добавки позволяют сделать корм сбалансированным, – объяснил он. – В хозяйствах есть профессионалы-зоотехники, которые умело рассчитывают корма, меняют баланс в зависимости от условий. Эти специалисты постоянно обучаются, так как в хозяйствах закладывают в бюджет участие в семинарах, выезды. Такая стратегия эффективна». 

Уход в мясное животноводство и собственные каналы сбыта

Для главы КФХ Андрея Левченкова, о котором «Крестьянин» писал в июньском номере, казалось бы, проблема подорожания кормов не столь актуальна. Во время интервью фермер поделился, что для удешевления кормовой базы начал выращивать многолетние травы для приготовления комплексных кормов. Когда есть собственные запасы: посажены 60 га костра, 20 га суданской травы, 25 га люцерны, 20 га эспарцета – экономика фермы не будет сильно зависеть от колебаний цен на корм. Кроме того, летом был куплен смеситель для приготовления кормосмеси из многолетних трав.

Однако себестоимость молока всё равно растёт, ведь подорожали запасные части (на 100%), аренда земли (в семь раз), горюче-смазочные материалы. Выросла цена на концентраты, например фуражное зерно, без которого не получить качественное молоко.

Удобрения тоже стали дороже. Андрей Геннадьевич объясняет зависимость молочного животноводства от цены на живительный азот для травы наглядно: «Селитру вносим весной. Если этого не делать, мы получим лишь две тонны сена с гектара. Если её использовать – то восемь тонн». 

Из-за подорожания ресурсов сдавать молоко на завод невыгодно. Государство держит цену: закупочную уже два года никто не поднимает. «Себестоимость литра в хозяйстве сейчас – порядка 30 рублей.

Цена литра у перекупщиков – 23 рубля 50 копеек. А в сезон закупочная цена была 18-19 рублей. Поэтому мы постепенно сокращаем молочное направление, оставляем 15-16 голов. Переходим планово на мясное животноводство, – вздыхает фермер. – Конечно, коров до слёз жалко… Я же их вырастил. А что делать?»

По мнению Андрея Геннадьевича, при сдерживании закупочных цен на молоко единственный выход, который остаётся государству, чтобы не потерять молочную отрасль, это субсидирование производителей молока.

Он объяснил, что заниматься мясом сейчас выгодно – говядина подорожала из-за дефицита в соседних регионах, и перед Новым годом прогнозируется рост цен.

Повысят ли расценки на сырое молоко перекупщики – пока неизвестно. При этом в октябре тонна селитры для удобрения растений подорожала на 6 тысяч рублей. Ответ на вопрос, сколько она будет стоить к весне, зависит от уровня инфляции. Явно больше. В общем, прогнозы не радужные: себестоимость литра молока точно вырастет.

Полностью закрывать молочное направление в КФХ Андрея Левченкова не собираются. Руководитель планирует развивать переработку и собственные каналы сбыта сливочного масла, молока, сметаны, творога. Уже открыл группу в WhatsApp для продаж в Кашарском районе. Однако доставка продуктов до потребителя отнимает много времени.

Уход в собственную переработку видится многим фермерам выходом из ситуации. Подтверждает это и Дмитрий Пискун (ООО «Урожай»): «Задача нашего молочного стада – обеспечить молзавод, поэтому проблем, которые испытывают малые КФХ, у нас нет. Есть только кадровый вопрос».

Однако открытие даже небольшого предприятия для переработки требует серьёзного подхода к расчёту бизнес-плана, а также миллионных вложений, для которых необходимо искать инвестора.

Должна быть лояльная политика надзорных органов

Ещё один вариант выхода из кризиса, называемый некоторыми собеседниками «Крестьянина», это снижение рисков через развитие одновременно и животноводческого, и растениеводческого направления. Однако в настоящее время намного выгоднее заниматься растениеводством.

Председатель СПК колхоза им. С.Г. Шаумяна Хачатур Поркшеян объясняет: «Если ликвидировать животноводство, платить прежнюю зарплату неработающим сотрудникам, а продукцию растениеводства, которую мы пропускаем через животноводство, считая по себестоимости, продать по рыночным ценам, то чистая прибыль хозяйства увеличится
более чем на 40 млн рублей».

По его мнению, сейчас молочное животноводство находится в такой ситуации, когда государству его надо спасать. А ужесточение надзора и некоторые нормативные акты не должны вынуждать селян ликвидировать животноводство. «Раньше было так: если в конце года мы получили нулевую прибыль по молочному направлению, это было уже хорошо. Сейчас прогнозируем, что получим убыток в конце года».

В структуре себестоимости молока, по словам Хачатура Мелконовича, большую долю занимают корма, энергоносители, амортизация и, конечно же, заработная плата: она традиционно высока. «Человек, работающий весь год, не зная праздников и сладкого утреннего сна, должен получать достойную плату за свой труд». 

Как социально-ориентированное предприятие, колхоз отказываться от молочного стада не собирается. «80 человек у нас непосредственно в животноводстве работают, по 80 тысяч получают. Если мы закроем направление, люди потеряют рабочие места», – объясняет председатель.

Он подчёркивает, что рост затрат связан с усилением контроля со стороны проверяющих органов. За использование навоза в качестве удобрения, как это делалось веками в хозяйствах (навоз вывозился на поля на волах за десятки километров, и люди знали, что это полезно и выгодно!), можно получить сейчас штраф 400 тысяч рублей. 

В колхозе прогнозируется и рост затрат, связанных с исполнением новых ветеринарных правил по лейкозу коров (вступили в силу с 1 сентября 2021 года).

«И так наши собственные ветврачи два раза в год берут пробы биоматериала для исследования на лейкоз. Теперь за работу, которую могут выполнять наши работники (и получать зарплату), необходимо платить государственной ветеринарной службе, потому что по новым правилам эта работа возложена на неё», – по мнению Хачатура Поркшеяна, дополнительные значительные затраты на взятие биоматериала ещё сильнее ухудшат ситуацию в молочном животноводстве.

Практически все собеседники из отрасли утверждают, что государству необходимо увеличить меры поддержки молочного бизнеса и не создавать дополнительных преград для развития.
Ситуация с молочным животноводством непростая по всей стране. Данные Росстата за девять месяцев 2021 года показывают снижение производства сырого молока в России (с учётом нетоварного сектора).

Индикатор Доктрины продовольственной безопасности по молоку в этом году не улучшится, прогнозируют в Национальном Союзе производителей молока (Союзмолоко). 20 октября на пресс-конференции директор департамента аналитики союза Алексей Воронин заявил, что сельхозпроизводители потеряли в рентабельности. Поголовье снижается небывалым темпом – сократилось на 1,7% по сравнению с прошлым годом. Фермеры либо уходят в растениеводство, либо вообще расстаются с сельхозбизнесом, забивая коров. 

Минсельхоз РФ, который прогнозировал прирост самообеспеченности молоком (т. е. производства молока российскими аграриями) в 2021 году, вряд ли сможет отчитаться в увеличении показателя. Доля импорта молока, по мнению Алексея Воронина, сохранится на уровне 16%. Российские молочные заводы будут всё ещё зависимы от курса валюты и импортного сырья.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 43 от 27.10.2021 под заголовком: «Прибыль как корова языком слизала»

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров