Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → Что разрушило молочный рынок России?

ср, 28.03.2018 13:07

Несколько лет назад в воздухе витала идея, что если Россия не будет производить достаточно собственного молока, случится катастрофа. Такому убеждению способствовали антиевропейские санкции, которые невольно рождали вопрос: «Закроем границы — и что будем есть?»

Границы закрыли. Полки, вопреки опасениям, не опустели. Более того — собственное производство с 2014 года выросло на 10,6%. Но теперь перед страной встал новый вопрос: как заставить россиян это покупать?

 

Молочке расставлены сети

В эти дни в России прошло сразу два крупных молочных мероприятия — Всероссийский съезд производителей и переработчиков в Москве и Молочный форум в Ижевске.

Главный вопрос в повестке дня — цена.

Раньше о катастрофических ценах на молоко мне приходилось слышать от ЛПХ, которые звонили в редакцию и жаловались на произвол перекупщиков.

Сегодня цена на сырец упала в таких масштабах, что даже Минсельхоз не смолчал. Средняя цена по стране, по данным ведомства, 25,1 рубля — но с оговоркой, что в ПФО, например, 21,5 рубля, в Удмуртии — 20,4 рубля. Сколько ещё может быть таких примеров?

— В сравнении с аналогичным периодом 2017 года максимальное снижение цены зафиксировано в Удмуртии – на 28,5%, в Алтайском крае – 23,2%, Ульяновской области – 23,1%, Татарстане – 18,4%, Нижегородской области — 18,7%, – говорит глава департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза России Харон Амерханов.

В Удмуртии не знают, как на региональном уровне спасти отрасль. Спикер Госсовета республики даже обещал написать обращение к Медведеву — может, там что придумают?

Но если бы проблемы были только у Удмуртии!

Молочный союз России говорит — уже о всей стране — что ситуация критическая. Осенью 2016 года росли цены на сырьё, что привело к удорожанию конечной продукции. В рознице цены на молочку выросли примерно на 16% (по маслу и сырам — более чем на 20%). Продажи упали: каждый десятый молочный продукт оказался невостребованным.

Теперь же сырьё подешевело, но о восстановлении спроса речи не идёт, потому что розница, где наценка составляет от 45% и выше (до 100% по сырам и маслу), не намерена опускать цены.

— При снижении цены на сырье и отпускной цены завода сети просто увеличивают маржу, — объясняет член Молочного союза России Александр Поляк.

Торговые сети в некоторых городах заняли настолько прочную монополию, что доля подконтрольного им рынка доходит до 90%, заявляет депутат Госдумы Аркадий Пономарёв.

— Сложно говорить о развитии спроса, когда 1 литр молока, это 10 яиц, килограмм творога – стоимость курицы, а килограмм сыра – это как два килограмма свинины, — говорит глава Молочного союза России Людмила Маницкая.

Законодательное регулирование наценок в торговых сетях, по словам Манишкой, могло бы вернуть в отрасль более 100 млрд рублей (для справки: господдержка молочной отрасли в прошлом году составила 36,5 млрд рублей).

Но возьмётся ли кто-нибудь регулировать наценку? Эту идею выдвигали давно, но её, равно как и идею законодательно выделять полки для отечественных производителей, в правительстве регулярно отметают. Да и сетей есть своё объяснение ценообразованию в рознице.

— Рентабельность, что в торговле,  что в производстве сейчас примерно одинаковая. Наценка — это инструмент, который позволяет сетям покрывать издержки, — говорит директор по развитию АКОРТ Юрий Борисов.

 

Фальсификат — поймай его, если сможешь!

Десять процентов спроса у молочников отняли высокие розничные цены. Ещё 5% — недоверие потребителей («А вдруг антибиотики? А вдруг — фальсификат?»).

Фальсификат — ещё один бич отрасли. Молочный союз России утверждает, что его количество выросло на 45-50% и составляет сейчас примерно 3 миллиона тонн.

— Никогда государство не считало молочный рынок требующим регулирования. И мы нашими реформами разрушили рынок, — заявил на форуме глава Россельхознадзора Сергей Данкверт. — Невозможно проверить производителя продукции, не предупредив его.

— Мы должны предупреждать фальсификаторов, что придём к ним проверять фальсифицированную продукцию! - говорит Данкверт.

Абсурд, возможно, получится переломить у Роспотребнадзора — ведомство рассчитывает на возможность проверять тот продукт, что непосредственно выставлен на полку, без посещения предприятия-производителя. Но и здесь встаёт вопрос: допустим, фальсификатор будет выявлен — а что потом?

— Большинство продуктов, которые были отнесены к фальсифицированным, произведены фирмами, которых нет, — пожаловалась  глава ведомства Анна Попова. — Адрес есть, этикетка есть, а производителя нет.

По словам Поповой, у ведомства или других надзорных органов недостаточно полномочий, чтобы наказать таких фальсификаторов: силовики говорят, что нет состава уголовного преступления за обман потребителей, есть только административное правонарушение.

 

Кризис растёт на сухом остатке

Третья проблема, убивающая в особенности молочное скотоводство — сухое молоко, которое завозится в Россию из-за рубежа.

По словам замминистра АПК Джамбулата Хатуова, Россия потребляет 340 тысяч тонн этого продукта, половина официально завозится из Белоруссии.

А вот неофициально может быть гораздо больше.

— Цифры, которые вы называете, ничем не подтверждены, потому что никто не знает точно, сколько молока зашло в нашу страну. Мы создали интеграционную систему, в которой молоко можно провести хоть под видом полиэтиленовых пакетов, хоть под видом клея, — сетует глава Россельхознадзора Сергей Данкверт.

По его словам, белорусское сухое молоко поставляется практически только через посредников: «идёт компания, расположенная в Брянской или Смоленской области — и дальше в Хохланд Белгород, или Вологодскую область».

В Молочном союзе России говорят, что Европу накрыл «мировой белковый кризис» после того, как там было отменено квотирование поставок. Сейчас в странах ЕС на складах хранится 400 тысяч тонн сухого молока. 

— У них сейчас 400 тысяч тонн сухого молока, которое некуда девать, и откуда у нас увеличение поставок сухого молока, которое никто не видит? 

С тем демпингом, которое есть на сухое молоко из Белоруссии, я не верю, что это белорусское молоко, — говорит Сергей Данкверт.

Серый импорт сухого молока, по мнению главы Россельхознадзора, сведёт на нет результаты молочных интервенций. Они, напомним, должны были пройти в нескольких регионах России для поддержания стабильности цен. Но импорт молока сделает эти усилия бессмысленными: страна будет закупать отечественное сухое молоко (которого, по идее, должен быть излишек), а освободившуюся нишу тут же начнёт заполнять белорусская продукция.

Вариант «закрыть границу для Белоруссии» молочный союз отметает — полагая, что тогда продукцию повезут из других стран (Уругвая, Аргентины).

 

…Кроме «устранения фальсификата» и «устранения иностранных конкурентов» других идей по спасению отрасли вроде бы не звучит.

А что думаете вы? Какие у нас есть пути выхода из молочного кризиса?

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров