Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Комфортный коровник: какие ноу-хау реально помогли молочным фермам увеличить надои и сократить мастит

пт, 17.11.2023 13:08

Продуктивность молочной коровы определяется генетикой, питанием, здоровьем и условиями содержания. Причём последние три фактора тесно связаны между собой. Agrobook.ru рассказывает истории четырёх хозяйств, которые смогли за счёт разумных инвестиций кардинально решить главные проблемы молочного животноводства.

Эти истории были рассказаны на практической сессии «КРС. Цифровой комфорт и интернет вещей» на выставке «АЗИЯЭКСПО 2023». Её модератор, генеральный директор ООО «АгроМилк» Сергей Блюма, сразу подчеркнул, что цель встречи – поделиться опытом, а не рекламировать какие-либо бренды. Так что мини-лекция о тепловом стрессе коров тоже получилась очень личной: Сергей Николаевич откровенно рассказывал о пути, по которому следовала его мысль в поисках ответа на вопрос, как экономно охладить животных.
 

Как бороться с тепловым стрессом коров недорого

На юге России жара – главная причина, по которой летом снижаются надои. Но тепловой стресс является проблемой и для Вологодской области, где расположена ферма «АгроМилк».

– Много ли у вас вентиляторов в отделении сухостоя коров? – обратился глава хозяйства Сергей Блюма к залу. – Не поверите, даже у меня они недавно появились, хотя я про эту тему [теплового стресса] рассказываю годами. В сухостое кажется – молока не даёт, куда тут деньги-то тратить?.. А поднимите руки, у кого летом рождаются маленькие телята? Если вы проанализируете вес телёнка при рождении, то заметите, что при стандарте черно-белой породы – 39 кг, летом вес всегда на 3-4 кг меньше. И в первую очередь  играет тепловой стресс.

Страдания коровы от жары выливаются в целую массу негативных последствий, продолжал блюма. Животное часто дышит – значит, теряют слюну, значит, снижается рН рубца. Это грозит ацидозом, потерей продуктивности. В жару коровы меньше лежат, это провоцирует язву копыт и другие проблемы со здоровьем. А ещё, как и у любого другого теплокровного, у КРС в жару кровь отливает от внутренних органов. Для стельного животного это риск аборта.

Как бороться с тепловым стрессом коров недорого | Сергей Блюма

Конечно, хозяйства принимают меры, чтобы облегчить пложение животных в жару. Но иногда эти меры оказываются просто неэффективными.

– Сегодня у многих из нас на ферме стоят вентиляторы, но работают они в зависимости от такого понятия, как температура.На самом деле, для оценки ситуации важно соотношение температуры и влажности. При низкой влажности даже высокая температура для коров не критична. Если же влажность высокая, то уже при средних температурах корова начинает испытывать тепловой стресс, – заметил Сергей Блюма. – Иногда мы думаем, что лето закончилось, и охлаждение не нужно, но это не так.

Корова – это колоссальная станция по производству тепла, констатировал эксперт. Высокопродуктивные коровы – такие как в учхозе «Краснодарское» Павла Носаленко – вырабатывают порядка 1,5 кВт тепла в час. Среднепродуктивная корова, дающая 25-30 литров молока, вырабатывает 1 кВт тепла. Сухостойная корова – 0,5 кВт тепла. Причём это тепло животное отдаёт неравномерно. Пока корова стоит, самая горячая зона на её теле – рубец. Стоит корове лечь, она нагревается вся.

– Я прошёл практически все технологии по работе с охлаждением коровы и пришёл к выводу, что сегодня работать надо не с охлаждением помещения – охлаждать надо каждую конкретно взятую корову! А если быть терминологически верным, то не охлаждать, а отнять у неё тепло, – объяснил Сергей Николаевич.

Ключевое понятие в охлаждении коровы, продолжал Блюма, это скорость воздушного потока. Если воздух движется со скоростью полметра в секунду, то при влажности воздуха в 70% никакого охлаждения ждать не стоит. С такой влажностью эффект наступит только при скорости движения воздуха 2 м/с. (При этом 4 м/с уже считается сквозняком, при котором животные рискуют заболеть).

– Сегодня народ говорит, что нужно орошать корову мелкой каплей. Эффективно ли это? Наверное, эффективно. Но задаемся вопросом: если зона нагрева – рубец, то сколько нужно лить, чтобы отнять у рубца тепло? Как лить на рубец? Он снизу, а не сверху. Снизу распылять? – спросил Сергей Блюма.

С другой стороны, мелкодисперсное орошение, для которого используется артезианская вода температурой, допустим, 4 градуса, может резко охладить воздух, который дует на корову. И этот метод можно смело использовать, не забывая о вытяжке воздуха. Потому что без вытяжки есть риск просто устроить коровам баню, а это – риск пневмонии.

– У меня старая ферма на 200 голов, – перешёл к «личному» Сергей Блюма. – В 2021 году мы посчитали, сколько теряем денег за сезон – есть научные исследования, сколько теряем в надоях молока, в жире от теплового стресса, какие потери воспроизводства… И выяснили, что на одном комплексе потеряли 18 млн рублей. Правда, на тот момент цену на молоко мы закладывали в размере 45 рублей.

Мы стали искать решение. Мы хотели обязательно иметь принудительную вытяжку. Многие построили коровники в расчёте на то, что проблему вытяжки решить светоаэрационный конёк. Но на самом деле [в Вологодской области] уже с середины мая эта система перестаёт работать: светоаэрационный конек эффективен, если снаружи температура ниже, чем внутри. Такого у нас не бывает…

Мы посчитали издержки от эксплуатации разных систем. Взяли стандартные разгонники, посчитали, что нужно делать, чтобы провести 12 смен объёмов воздуха. Нужно 28 вентиляторов, каждый разгонник потребляет в час 1,1 кВт энергии, вентиляция работает 12 часов в сутки, за 1 кВт мы платим 13 рублей. Плюс вытяжка… Вышло свыше 530 тыс. рублей по затратам на электроэнергию!.. А ведь это ещё и колоссальная нагрузка – 33-35 кВт в час! А у меня восемь таких корпусов. На такую мощность мне надо свою маленькую электростанцию иметь…

По посчётам Сергея Блюмы, вентиляторы типа «Хеликоптер» потребовали бы меньших затрат: с учётом вытяжки и орошения – около 90 тыс. рублей. Но в результате свой выбор хозяйство остановило на системе приточно-вытяжной вентиляции, в которой происходит адресный обдув животного: каналы с направленным движением воздуха располагаются над зоной лежаков и над зоной кормового стола. Система обдува и распыления воды автоматическая и требует в месяц затрат на электроэнергию примерно 78 тысяч рублей.

– Эта система немного более электрозатратна [по сравнению с вентиляторами-хеликоптерами], но в итоге на всё про всё мне нужно 11 кВт на корпус. Я свою энергосистему не перегружаю, – сказал Сергей Блюма.

Завершая выступление, Блюма дал совет коллегам – инвестировать в то, что принесёт деньги быстро.

– Колебание цены на молоко космическое. Я продавал летом молоко с жирностью 4,4% и белком 3,7% по 30 рублей. Если на базис пересчитать, это вода! Сейчас продаю больше 40 рублей. В январе продавал по 47 рублей. Колебания по цене такие, что на три-пять лет прогнозировать невозможно. Три-двенадцать месяцев – горизонт бизнес-планирования, – отметил Сергей Блюма.

 

Подстилка для коров из навоза: плюсы и риски

Юрий Середнев, генеральный директор ООО Агрофирма «Заря» из Нижегородской области, поделился опытом поисков комфортной подстилки для КРС. Земельный банк – 3,5 тыс. га, в хозяйстве на двух площадках содержится 3 тыс. голов скота, из которых 1,5 тыс. – дойное поголовье.

– На старой ферме в качестве подстилки для животных мы использовали опилки: скотник с тележкой разбрасывает, создаёт комфорт животным… На новом комплексе мы изначально по рекомендации специалистов сделали маты и никаких подстилок не использовали, – начал Юрий Середнев. – Нам сказали, что маты – это крутое решение, максимально комфортное для животных. Маты и скрепер – и не надо заморачиваться, коровы прекрасно себя будут чувствовать и всё будет хорошо… Так мы и начали работать, но потихоньку стали замечать, что у копытчиков и врачей работы становится больше. Почему? Потому что начали появляться микротравмы у животных на конечностях, а дальше – бурситы и связанные с этим заболевания. Пообщавшись с персоналом и специалистами, пришли к выводу, что подстилка всё-таки нужна.

На новом комплексе в качестве подстилочного материала также стали использовать опилки. Правда, если для маленькой фермы найти столько материала не было проблемы, то на более крупный комплекс требовалось ежедневно по два огромных грузовика, которые отправлялись за  200 км за опилками. Стабильности в подвозе не было.

– Вторая проблема, которая у нас появилась, – крайне густая фракция в лагуне. Из-за густоты фракции – а мы откачивали и откачиваем до сих пор весной и осенью эту фракцию в поля – дошло до того, что наёмные бригады потребовали в 2,5 раза увеличить оплату за их услуги, потому что, поскольку оплату они получали за куб, им было неинтересно за те же деньги вместо двух недель сидеть у нас полтора месяца и качать нашу густую фракцию. Решение, которое мы приняли – установка сепаратора навоза. Просто сепаратора, который позволил нам жидкую фракцию направлять в предлагуну, а твёрдую фракцию, которая получалась из сепаратора, мы направили на подстилку животным, – рассказал Юрий Середнев.

Тариф за откачку навоза вернулся с 80 рублей обратно к 30 рублям, сепаратор позволил хозяйству не тратить дополнительные 2 млн 700 тыс. рублей по году на слишком дорогую и долгую откачку. Но когда проблема с подстилкой вроде бы была решена, появилась другая – в хозяйстве колоссально начало увеличиваться количество животных, больных маститом.

– Число животных на лечении росло. Мы сделали мазки, чтобы обнаружить возбудителя, и выявили какие-то простейшие микроорганизмы. Сдали на анализ подстилку и выяснили, что в подстилке популяция этих микроорганизмов настолько велика, что, как бы мы ни обрабатывали вымя, большая часть животных заражалась маститом, – рассказал глава фермы.

Негашеная известь не помогала обеззаразить подстилку: было трудно всё однородно перемешать. Количество больных животных в стаде показывало, что эта мера не работает.

В поиске решения глава хозяйства побывал на одном заводе в Чебоксарах, которые разработал и испытывал у себя биореакторную установку, которая обеззараживала навоз. Середнев договорился, что, как только испытания закончался, такую же установку он приобретёт для своего хозяйства.

– Но всё равно надо было что-то делать, потому что количество мастита в стаде увеличилось кратно, мы дошли до того, что товарность молока упала до 82%. Животных, больных маститом, в стаде было более 20%, нетоварного молока было более 6 тонн ежедневно. Ждать мы не могли. Мы параллельно провели работу и за пять месяцев проблему мастита. В тот момент я с сожалением подумал, что скоропостижно принял решение и потратил 12 миллионов рублей на биореакторную установку впустую, – признался Юрий Сергеевич. – Потому что, как оказалось, проблема была не в подстилке, а в нашей косорукости, в неисполнении нормативов… С другой стороны, в ходе разговоров с персоналом я понял, что показатели, которых мы достигли, давались нам с болью. Мы достигали их героически, тратили очень много препаратов и человеческие ресурсы ветеринарной службы. Биореактор избавил нас от этих усилий. Мы снизили долю мастита в стаде до 3-4% и сейчас эти цифры сохраняем на заданном уровне без героизма и участия большого количества человеческого ресурса.

 

Скруббер против мастита: большая экономия и устранение «человеческого фактора» 

«Агрофирме “Мяском”» из Нижегородской области также пришлось столкнутьс с проблемой мастита коров. И причина, как в случае с «Зарёй», была в неисполнении рутины доения.

– Влияние человеческого фактора, наверное, было самой большой проблемой. Очень тяжело было контролировать процесс доения. Доходило того, что коровы шли в ряд, люди поливали из шланга вымя, а дальше просто подсоединяли аппараты, – вспоминает замдиректора ООО «Агрофирма “Мяском”» Влада Терентьев. – Соответственно, была огромная соматика и процент мастита. Молоко низкого качества – минус деньги… Высокие затраты на расходный материал, много денег мы тратили на лечение животных. Доля маститных коров доходила до 7%. Много людей работало на обслуживание дойки. У нас в яме стояло в смену четыре человека.

Всех «зайцев», шутит Терентьева, хозяйство убило одним скруббером. Скруббер – система для обработки сосков на вымени коровы. Доер надевает скруббер на животное перед доением, и система в течение 16-20 секунд обмывает, обеззараживает, щёточками счищает остатки воды и стимулирует вымя, а также сдаивает первые струйки молока.

– Почему стоит использовать скруббер? У нас нчень сильно сократился расход моющего средства: система позволяет его дозировать, и на одно животное идёт примерно 3 мл моющего средства и 200 мл воды.  Мы сократили время доения. Мы смогли победить мастит: теперь соматика у нас практически всегда ниже 100, – перечислила Влада Терентьева. – Обслуживание системы простое, у нас это делает один бригадир. За счёт использования скруббера мы оптимизировали персонал – сократили количество доеров в два раза. Было 16, стало восемь. Параллель обслуживают два человека в смену. И мы полностью отказались от салфеток, потому что они вообще не нужны.

Гостям практической сессии Влада Терентьева продемонстрировала данные лабораторного анализа молока за первое и второе полугодие 2021 года – до и после того, как хозяйство внедрило скруббер. На графике было отчётливо видно, что после установки системы соматика с 200 клеток опустилась до показателя 91-100. Доля маститных коров с 4,4-6% сократилась до 2%.

Стоимость системы на момент установки составляла 1 млн 470 тыс. рублей. После внедрения скруббера хозяйство всего за полгода смогло сократить затраты на доение на 925 тысяч рублей.

– Как видите, основная экономия была на зарплатах. Мы сократили численность персонала, на 40% подняли зарплату работниками и при этом остались в плюсе, – подытожила Влада Терентьева.

 

Автоматизация молочной фермы предотвращает героизм 

Каждый из выступавших на практической сессии так или иначе указывал на проблему кадров: нарушение рутины доения, плохое перемешивание подстилки с обеззараживающим агентом – так или иначе это следствия «человеческого фактора». Который, по мнению гендиректора ООО «СПК Малахово» Александра Медведева, может с успехом решить цифровизация фермы и внедрение «интернета вещей».

– Наше хозяйство расположено в Тульской области, в 100 км от Москвы.  Москва переманивает наши трудовые ресурсы. А ещё в 20 километрах от меня открылся терминал «Вайлдберриз», сейчас он сжирает оставшиеся трудовые ресурсы. Персонала у нас дефицит, а то, что выходит из института, низкого качества. Крупные холдинги забирают то, что есть приличного, – констатировал Александр Медведев. – Следующая проблема, с которой мы столкнулись, – о любом происшествии директор узнаёт последним. Продуктивность коров большая, и стоимость наших ошибок тоже становится большой. Мой вывод был таким: мы должны работать на предупреждение проблемы, а не героически её решать. Своим людям я всем говорю: если в жизни появился героизм, значит, до этого где-то что-то очень много продолбали... Героизма нам не надо! Нам нужна простая, системная работа.

Два года назад в «СПК Малахово» приняли решение идти в автоматизацию технологических процессов и цифровизацию. И сразу столкнулись с тем, что каждая компания, предлагающая оборудование, предлагает к нему своё программное решение. В результате у главы фермы оказывается куча программ и приложений, отвечающих за разные функции. По мнению Медведева, гораздо удобнее работать, когда всё технологическое оборудование входит в единый облачный сервис и из одного приложения можно следить, как работает навозоудаление, освещение, микроклимат, доильный зал.

– Я никогда не мог заставить своих людей вовремя включать и выключать свет. Сейчас это делает автоматика. У нас разное освещение в зоне лежаков и кормового стола. Ночью мы даем коровам красный свет, который, считается, они не видят, при этом люди работают спокойно, – рассказал Медведев. –  Второй пример – у меня стоят скважины и насосы, которые подают воду в накопитель, из накопителя вода подаётся на фермы. Как это было раньше? Встали скважинах насосы, опустошили накопитель – встала дойка, коровам нечего пить, коровы орут… Случилось всё это, допустим, ночью, к утру заметили, начали возить бочками, героически бить себя в грудь: «Смотрите, как мы напоили коров!». Минимум 2-5 тонн молока мы теряли от таких ситуаций. Сейчас мы внедрили датчики давления: как только «встают» насосы и давление в системе снизижается, приходит пуш-уведомление мне и всем главным специалистам.

Глава хозяйства припомнил ещё одну неприятную ситуацию: когда старый дизель-генератор вышел из строя, а электроэнергию отключили на 12 часов. Пока глава хозяйства узнал об этом, пока решили проблему с постановкой другого дизель-генератора, ферма потеряла пять тонн молока.

– Полтора месяца ушло на восстановление того, что мы потеряли... Сейчас в случае отключения света генератор запускается в течение 30 секунд. я получаю уведомление, запустился или нет. Энергосети старые, проблемы есть. С интернетом вещей скорость принятия решения уменьшается в разы, – отметил Медведев.

Положительный эффект увидели, внедрив учёт потребления воды животными. До установки цифровых систем никто не мог сказать точно, сколько пьют коровы. Установили – поняли, что животные пьют меньше нормы. Оказалось, дело было в недостаточном фронте поения. После замены поилок потребление воды выросло.

Полный контроль всего оборудования позволил «СПК Малахово» выявить ошибки на молочной ферме, быстрее ликвидировать внештатные ситуации и, в конечном итоге, работать стабильно.

– В дальнейшем к системе цифровизации мы планируем подключить ферму выращивания молодняка. К сожалению, отделения молодняка и сухостоя у нас всегда остаются последними: все силы сначала мы бросаем на дойное стадо, а потом руки доходят до них. А глобально мы хотим уйти на искусственный интеллект, чтобы фермой управляла нейросеть. Я не вижу предпосылок, чтобы к нам начал приходить качественный персонал. Поэтому мои надежды – на нейросети, что они будут нам помогать, – подытожил Александр Медведев.

 

 

+1
0
-1
Комментариев: 0

Новости партнёров