Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новости аграрного рынка и сельского хозяйства → Саранча – она и в Африке: что сделало прожорливого вредителя непобедимым?

чт, 02.07.2020 14:27

Неделю назад фермерские группы в соцсетях обошло видео, снятое в Калмыкии: борт Ан-2 облеплен трупиками насекомых, стекло в кабине замазано так, что не видно неба.Таким был итог всего одного вылета на борьбу с саранчой: вредитель встал на крыло, и преградить продвижение прожорливых стай теперь будет непросто.

Впрочем, саранча – проблема не только российская, но и мировая. В этом году Африка и Азия переживают крупнейшее за полвека нашествие насекомого. Если его не остановить, стаи саранчи могут долететь и до южных границ России.

Мигрант, для которого не закроешь границу

Стаи саранчи, которые в июне доводилось видеть жителям Калмыкии и Дагестана, – ничто по сравнению с теми полчищами вредителя, которые сегодня мигрируют по африканскому континенту. Массовое отрождение личинок там началось в ноябре 2019 года – с тех пор насекомые размножились настолько, что останавливать их приходится силами ООН. Борьбу с саранчой в России и мире обсуждали на недавней конференции ФАО ООН.

– За полгода численность саранчи в мире увеличилась в 400 раз. Вредитель активно распространяется в Восточной Африке и в юго-западной Азии. Бедствия таких масштабов мы не видели последние 50-70 лет, – сказал замглавы ФАО ООН, региональный представитель для стран Европы и Центральной Азии Владимир Рахманин.

Читайте также: Как спасти поля от саранчи

Саранча – насекомое прожорливое. Стая кузнечиков, поселившаяся на 1 кв. километре, за день потребляет столько же растительной пищи, сколько могли бы съесть 35 тысяч человек. Для стран в пустынных и полупустынных территориях это означает голод: погибают сельхозкультуры и пастбища – люди остаются без еды.

– Продовольственный кризис грозит 55 странам, 135 миллионов человек столкнулись с острой проблемой продовольственной безопасности. Что это значит? Если ФАО не окажет содействия, начнётся голод, – констатировал директор отдела ФАО по ЧС и восстановлению Доминик Бюржон. – Наиболее острая ситуация – в Эфиопии, Судане, Южном Судане и Йемене. Но тревогу вызывает и возможное распространение саранчи на Кавказе и в Центральной Азии, в таких странах, как Азербайджан, Армения, Туркменистан, Таджикистан, Казахстан и других. Всего в зоне опасности – около 25 млн гектаров сельхозугодий.

У борьбы с саранчой много нюансов. Итальянского пруса победить тяжело в силу того, что отрождение личинок у него растянутое – не всегда получается угадать со временем обработок. А азиатская перелётная саранча, например, предпочитает заселять плавневые зоны, где трудно и обследования проводить, и пестицидами работать – водоохранная зона запрещает применение большинства химикатов, рассказал сотрудник отдела растениеводства и защиты растений ФАО Александр Лачининский.

– При этом азиатская саранча – очень хороший мигрант, были случаи, когда одна и та же стая перелетала расстояния от Узбекистана до Дагестана и Азербайджана – это более тысячи километров, – поделился Александр Лачинский.

Поэтому важно сдерживать вредителя в месте гнездования, но, увы, не всякая страна способна вовремя выявить и уничтожить вредителя. Например, в Йемене, который называют очагом саранчового нашествия, несколько месяцев продолжается ожесточённый вооружённый конфликт – людям просто не до обработок. У ряда стран нет средств на то, чтобы за государственный счёт закупать инсектициды. И речь не только о голодающей Африке: например, Киргизии в этом году пришлось большую часть нацио­­нального бюджета, заложенного на борьбу с саранчой, перенаправить на борьбу с коронавирусом. Так что этим странам в уничтожении вредителя будут помогать на уровне ФАО ООН. 

Организация уже объявила сбор средств на покупку техники и инсектицидов. По оценкам ФАО ООН, понадобится около 213 миллионов долларов. Россия, кстати, уже сделала свой вклад в борьбу с насекомым: ещё в конце апреля был издан приказ о перечислении ФАО ОНН 10 миллио­нов долларов на эти цели.

«Имидора» хватит на всех 

Долетит ли азиатская саранча до России? Директор ФГБУ «Россельхозцентр» Александр Малько считает, что такой сценарий маловероятен. Но расслабляться не стоит – на юге страны достаточно своей, так сказать, «аборигенной» саранчи, которая ещё с осени прошлого года перезимовала в кубышках на территории Дагестана, Калмыкии, Ставропольского края.

– В Дагестане заселено стадными видами саранчи более 100 тысяч гектаров, численность колеблется от 35 до 250 экземпляров на квадратный метр, – поделилась врио главы филиала Россельхозцентра в Дагестане Жанна Казанбиева. – Обработки против саранчи осложняются тем, что у нас в республике есть обширные заповедные территории, где по санитарно-гигиеническим нормам обработки пестицидами запрещены. У нас много рыбозаводных прудов, где также некоторые препараты неприменимы... Получается, что саранча активно развивается в таких зонах, а потом выходит на сенокосы и пастбища – и только там нам позволено проводить истребительные мероприятия.
Много саранчи в этом году и на Ставрополье: обработки против насекомого провели в 20 из 26 районов края. Вредитель залетает в основном из соседних республик. Именно поэтому львиная доля обработок пришлась на те районы, которые прилегают к Калмыкии и Дагестану: в Нефтекумском районе обработано 50 тыс. га, в Левокумском – 25 тыс. га, в Будённовском – около 15 тыс. га.

– Ядов для борьбы с саранчой сельхозпроизводители практически не покупают: пестицид мы передавали и передаём хозяйствам постоянно. Буквально сегодня отгрузили ещё три партии препарата, – рассказал глава регионального Россельхозцентра Андрей Олейников.
Директор Россельхозцентра Александр Малько уточнил, что работать по саранче можно любым предназначенным для этой цели препаратом из списка разрешённых пестицидов – главное, применять достаточную дозу и соблюдать условия обработки (в частности, температурный режим). Специалисты Россельхозцентра традиционно для борьбы с саранчой используют «Имидор» – его же и передают в хозяйства в случаях, когда распространение вредителя грозит выйти из-под контроля.

– В семи районах Калмыкии в этом году был введён режим повышенной готовности в связи с угрозой распространения ЧС. Этот режим позволяет обеспечить фермеров «Имидором», а также компенсировать им затраты на покупку инсектицидов против саранчи, – рассказал глава филиала Россельхозцентра в Калмыкии Александр Кекешкеев. – 

В этом году 40 тыс. га обработали наземным способом, 27 тыс. га – с воздуха,охватив всю площадь, где численность вредителя превышала экономический порог вредоносности.

В Россельхозцентре говорят, что в региональных филиалах запасов инсектицида достаточно и помощь ФАО ООН не потребуется.

– Резерв по ядам есть, но хочу напомнить, что ответственность за распространение вредителя в любом случае лежит на землепользователе, – отметил глава ставропольского филиала Андрей Олейников.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 27 от 02.07.2020 под заголовком: «Саранча – она и в Африке…»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров