Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Волгоградских овощеводов огорчает цена на томаты

пн, 26.09.2016 11:19

День поля «Волгоградский овощевод» из дискуссионно-выставочного мероприятия превратился в большую шумную ярмарку, но аграриям и местным жителям это только на руку – покупатели выстраиваются в очередь за недорогим фермерским продуктом.

– Нам сказали – дать миллион овощей. Мы их дадим, только лишнее куда девать будем? – говорит фермер Павел Чердынцев.

За его спиной бойко идёт торговля картошкой, луком, помидорами. 

– Во всём мире в свежем виде народ потребляет только 20% овощей, остальное перерабатывается, – рассуждает Чердынцев. – А мы пытаемся прямо с грядки все 80% людям скормить. Не получится.

«Девать некуда»

Помидор в Волгоградской области – предмет особенной гордости. Среднеахтубинцы вообще считают свой край российской родиной томата. В доказательство этого факта они даже открыли День поля «Волгоградский овощевод» небольшим спектаклем. К сцене в роскошной карете, запряжённой лошадьми, подъехала императрица Екатерина II. Царская особа, как и положено, молча приветствовала публику, пока глашатай объявлял новый указ.

– Мы, императрица Екатерина Вторая, самодержица Всероссийская, ведая пространство земель наших, за благо рассудили повсеместно насаждать диковинные плоды, в Европе называемые томатами, и распространять их в южные районы по Волге и Ахтубе…
Существовало ли такое распоряжение на самом деле, никто не скажет, но тем не менее спустя 250 лет помидоры остаются главным овощем Волгоградской области – «всероссийского огорода».

– Наша задача – достичь уровня в полмиллиона тонн промышленного производства томатов, – скажет позже со сцены первый замгубернатора Волгоградской области Александр Беляев.

Погода в этом году овощеводам благоволила. План в миллион тонн они выполнят обязательно. Нашёлся бы только покупатель на их продукт.

– Уже сентябрь, а у нас столько помидоров – тонн 100 на поле. И сбыта нет, – сетует мама фермера Августина Малых. – Перекупщики берут по пять рублей. Звонили мы на консервный завод – в Ульяновской и в нашей, Волгоградской области – принимают по 10 рублей. Но рискованно: фура стоит в очереди пять дней, за это время продукция потечь может. Позвонят и скажут: «Заплатим только 30% стоимости».

В разное время семью выручала торговля на рынке в столице регио­на. Но в этом году власти Волгограда начали тотальную зачистку несанкционированных ларьков. Удар пришёлся и по тем рядам, где торговали овощеводы.

– На Северном рынке была целая аллея для фермеров, – говорит Августина Васильевна. – С нас брали 150 рублей за место, с азербайджанцев-перекупщиков – по 400 рублей. 

Думаю, это было справедливо по отношению к местным овощеводам. Но аллею закрыли. Теперь возим овощи газелью на рынок в город Волжский. Там берут в день 600 рублей. Со всех.

Помидоры и перцы у Августины Васильевны такие, что люди мимо не проходят. Помидоры – в основном Монти, этот сорт вяжется в любую жару. Перцы – Айвенго и ещё один, названный самой хозяйкой Турка. Десять лет назад Августина Васильевна приобрела у турецких продавцов коробку красивых наливных перцев. Часть из них оставила на семена. Так с тех пор и сеет Турку, уверяя, что каждый раз выходит отличный перец.

Пока мы общаемся, покупатели атакуют вопросом: «Почём?»

– Не продаётся, – отвечает моя собеседница. И тут же сокрушается:

– Если бы знала, что можно будет на Дне поля продавать, мы бы целую машину овощей привезли. А так – пригласили на выставку, мы всего четыре коробки и взяли, только показать…

Спрашиваю, рентабельное ли вообще это дело – заниматься помидорами и перцами?

– Рентабельное, конечно, – говорит фермер. – Мы же, овощеводы, на что-то живём, машины покупаем, квартиры. В этом году только цена подкачала. Если бы помидор был по 15 руб­лей, мы бы, конечно, заработали.

Столица выбирает жёлтый

Фермер Наталья Тупикова на День поля преду­смотрительно привезла всю свою большую фермерскую семью: один взвешивает, второй считает, третий несёт новые коробки. 

Импровизированный прилавок ломится от больших и маленьких, красных и жёлтых помидоров. Чтобы найти главу КФХ, проталкиваюсь через стену покупателей.

– Жёлтый помидор – это результат китайской селекции, но давайте про него не будем говорить: он у нас весь уходит в Москву, с ним проблемы нет, –докладывает фермер. – А вот «сливка» простая, «пальчики» – всё осталось на кусте. Если бы 2-3 машины принял какой-нибудь переработчик, это бы меня спасло. Мы 12 лет работали с рязанским предприя­­тием, но кто-то, видимо, влез на моё место: второй год не приезжают.

Как и многие овощеводы, Тупиковы надеялись, что цену даст Москва. Сын Натальи отправился представлять свой товар в продовольственном центре «Фудсити». За раз машина забирает три тонны томатов, перевозка обходится в 23 тысячи рублей. А на выходе – работа в ноль. За «сливку» дают всего 18 рублей. А за жёлтый помидор – 80.

Только здесь, в Средней Ахтубе, «сливку» за 12 рублей брали нарасхват – к большому удивлению главы КФХ. За пару часов из двух тонн томата осталась только половина. 

Некоторые сорта – вроде продолговатых «карамельных» черри (снова привет Китаю!) – брали из интереса.

– Меня бы устроило работать с консервным заводом – я бы под него какой нужно мелкоплодный помидор сажала, 400-500 тонн могли бы поставить, – говорит Наталья Тупикова. 

– А перекупщикам за 6 рублей из принципа сдавать не буду – уж лучше трактором перепахать…

Спрашиваю, какой площади должен быть огород, чтобы овощеводство приносило прибыль.

– Мы засевали 15-20 гектаров, хорошо было, – отвечает Наталья. – В этом году решили расшириться до 30 гектаров. Надеялись подзаработать, а теперь переживаем, как бы не разориться! Поэтому принимаем всех: кому ведро, кому полведра…

Да будет ВИР!

У Павла Чердынцева утро Дня поля началось не так, как у всех. К нему в гости пожаловал сам губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров. Во-первых, поздравить Павла Васильевича с 20-летием хозяйства; во-вторых, обсудить развитие отрасли в целом и проект Чердынцева в частности. Фермер собирается приобрести дождевальные установки и сделать участок в 300 гектаров орошаемым.

– Губернатор пообещал, что до 70% затрат будет компенсировано из бюджета, – говорит Павел Васильевич.

Не в первый раз фермер будет пользоваться государственной поддержкой. Хорошим подспорьем была компенсация по элитным семенам: 30% перечислил федеральный бюджет и ещё 10% – региональный. Закупали, правда, как и 250 лет назад при Екатерине II, голландские семена.

– Отечественная селекция не удовлетворяет нас качеством и количеством, – объясняет Чердынцев. – Притом что отечественные семена устраивают по цене, качество товара не то... Отстаёт от импортных семян. Конечно, у нас остались и Бычье сердце, и Дары Заволжья, и 323-й Волгоградский, но они среди овощеводов не популярны. Даже дачники приходят ко мне иногда за голландской рассадой.

По словам Павла Васильевича, местную селекцию сохраняют два отважных борца: учёный Лия Николаевна Попова и фермер Татьяна Владимировна Колесова. Но вдвоём им, конечно, не справиться.

– Показывали на днях: Дмитрий Медведев встретился с фермерами в Астраханской области и заявил, что селекция и семеноводство – вопрос государственной безопасности. 

Наконец-то в правительстве поняли, что санкции нам могут объявить ещё и по семенам! – удивляется Чердынцев. – Теперь говорят, что 95 предприятий будут разрабатывать семена. Хотелось бы, конечно. Но для этого, понимае­те, на ВИРовских землях должны получать семена, а не строить «Букатин Луг» (речь идёт о землях сельхозназначения, которые использовала Волгоградская опытная станция Всероссийского НИИ растениеводства им. 
Н.И. Вавилова в Краснослободске. Участки находились в федеральной собственности и несколько лет назад были отданы под жилую застройку. – Прим. авт.).

Уже после выставки удалось пообщаться с самой Татьяной Колесовой. Звонок застал женщину в дороге: Татьяна Владимировна возвращалась со встречи аграриев, на которой убеждала фермеров не отказывать учёным в опытных посевах в своих хозяйствах – ведь только так, в полевых условиях, можно оценить возможности сорта.

– Я уверена, что когда-нибудь придёт время и томаты отечественной селекции будут очень востребованы – по крайней мере, консервными заводами. Поэтому стараемся сохранить вместе с Лией Николаевной то, что было создано Краснослободской опытной станцией ВИР, – говорит Колесова.

Фермер считает, что отечественная селекция отчасти пострадала из-за привычек наших покупателей, которые хотят видеть на прилавках «железобетонный помидор» – сколько на него ни дави, сохраняет форму.

– Томаты – продукт, не предназначенный для длительного хранения. Если помидор долго держать, он перестанет быть помидором, станет безвкусным. Настоящий томат должен быть спелым, мягким. Плоды импортной селекции уступают нашим по вкусовым качествам, зато могут долго лежать. Потому и отдаётся им предпочтение.

Сейчас в арсенале селекционеров – сорта Новичок, Волгоградец, Лебяжинский, Победитель и многие другие, в том числе жёлтые и мелкоплодные.

– В прошлом году посмотрели на гектаре сорт Дядя Ваня. Плод круглый, крупный, бордовый, имел успех. Но тоже больше бы подошёл на соки и консервации – для транспортировки слабоват.

КФХ «Лебяжье» живёт, конечно, не только за счёт овощей из отечественных семян. Половина площадей всё-таки отдана импорту. Колесовы всегда могут сравнить «наше» и «не наше».

– Сравнивали импортный перец Хаски и кубанский Фишт. Идут вровень по урожайности и устойчивости к заболеваниям. Отечественный перец показал себя лучше – он, в отличие от Хаски, не страдает вершинной гнилью. Кроме того, ощутима разница в затратах: 150 тысяч рублей на гектар или всего 30 тысяч.

Посушить, посолить, добавить инвестиций…

День поля в Волгоградской области, пожалуй, много потерял, отменив деловую часть программы. Но в целом стало ясно: самый овощной регион нашей страны сталкивается с теми же проблемами, что и другие территории. Главная из них – мало переработки.

Лучше всего чувствуют себя хозяйства с диверсифицированным огородом – где выращиваются разные культуры и сорта; те, кто наработал каналы сбыта – договорился с торговыми сетями, нашёл экспортёров, заключил контракты с надёжными производителями консервов, соков, солений.

– Мы выращиваем только 20% тех овощей, что потом используется для солений, – говорит глава ООО «Новый вкус» Селми Миримова. – Остальное нам поставляют фермеры. 

Наши соленья распространяются по сетям «Ман», «Покупочка» и в маленьких магазинчиках. На упаковке указан телефон – фермеры звонят и предлагают свой товар. Трудности есть, конечно, и с сетями, и с фермерами, но мы настроены оптимистично, потому что спрос есть и он растёт. В сезон производим более тысячи тонн продукции.

В прошлом году из 940 тысяч тонн овощей, выращенных в Волгограде, было переработано только 200 тысяч тонн, причём только четверть этих объёмов приняли крупные предприятия. Остальное своими силами мариновали или закручивали маленькие предприятия.

– Я надеюсь в будущем построить цех, чтобы сушить овощи, – говорит Павел Чердынцев. – Бывает, что собираешь с грядок «некондицию» – некрасивую или мелкую морковь, например. Цена на неё – совершенно мизерная. Здесь бы и пригодился собственный цех для производства полуфабрикатов.

Впрочем, и те, кто пока сосредоточил свои силы на огороде, в будущее смотрят с оптимизмом. После 20 лет простоя заработал консервный завод в Ленинске. Пару месяцев назад – одновременно в Волгоградской и соседней Астраханской областях – были запущены линии по производству томатной пасты. На этот вид переработки фермеры возлагают большие надежды: в советское время два региона производили 250 тысяч тонн пюре. Сейчас в целом по России – не более 10 тысяч тонн, остальные 170 тысяч тонн (по данным «Рус­продсоюза») завозится из Китая и Турции.

Если Волгоградская область справится с семенами и переработкой, местный продукт победит импорт по всем фронтам.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 37 от 14.09.2016 под заголовком: «Сбыть или давить – вот в чём вопрос»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров