Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Вопиющее законие: аренда земли на 47 лет и зерноотходы как плата пайщикам

Не удивляйтесь, если однажды вас обяжут 47 лет получать зерноотходы
пт, 13.03.2015 17:46

Не удивляйтесь, если однажды вас обяжут 47 лет получать зерноотходы. Ловкость норм и никакого мошенничества – к сожалению, именно так приходится объяснять людям, почему их земля живёт собственной жизнью. Сама по себе делится, сдаётся в аренду, назначает оплату. Открывающиеся спустя год-два договорённости становятся для землевладельца большим сюрпризом.

Так произошло в Зерноградском плодовом совхозе, а ныне – АООТ «Садовод». Неожиданно для себя пайщики обнаружили, что ещё два года назад их единый участок в 2,3 тысячи га был разделён, а потом частично сдан в аренду растениеводческому хозяйству. Да не на год-другой, а на целых 47 лет! 

Учитывая, что большинству пайщиков уже за семьдесят, многие не доживут даже до середины этого срока.

«Сами виноваты»

– Мы никогда не задумывались, где у нас земля, что с ней нужно делать, – говорит пенсионерка Анна Дмитриевна Шевченко. – Был у нас агроном Левченко, который из года в год арендовал все паи, и нам было достаточно. Даёт зерно, муку – и хорошо.

В 2011 году бессменный арендатор скоропостижно скончался. А пайщики «Садовода» впервые почувствовали себя в роли землевладельцев: участок нужно было кому-то сдавать, но желающих на него было не много.

– Говорили, что Рудой хочет нашу землю взять. Мы ходили к нему, спрашивали, сколько зерна, муки будет давать, – вспоминает Шевченко.
Николай Рудой, глава ООО «Лэндсервис», обещал людям 1 200 килограммов зерна, мешок муки, десять литров масла.

– Муки в итоге не дал, а масло дал такое, что лучше бы не брали. Разве что запах у него был хороший, а так – горькое, непригодное в пищу.

Между собой пайщики, конечно, возмущались, но разбираться с арендатором никто не пошёл.

Тем временем на землю «Садовода» появился новый претендент, фермер Виктор Гречко. За пай в 8 гектаров он платил дольщикам из соседнего хозяйства по 3,5 тонны зерна, мешок сахара, 20 литров масла, два мешка муки.

«Садовод» был готов перейти к Гречко без раздумий, но дело застопорились на оформлении бумаг. Элементарные вопросы (например, о сроке аренды) ставили пайщиков в тупик.
– Мы начали поднимать документы, и вот тогда выяснилось, что договор действует до 2061 года, – говорит Виктор Гречко. – Казалось бы, такие условия аренды должны насторожить любого человека, но государственный регистратор без тени сомнения одобрил полувековое обременение!

Великая комбинация

– Оказывается, мы уже третий год живём в крепостном праве у Рудого. На нас переложили оплату земельного налога, а в качестве арендной платы назначили тонну зерноотходов – и всё это без нашего согласия! – возмущается Анна Дмитриевна.

Как же подобная ситуация могла произойти?

Увы, всё оказалось законно и до восхищения ловко организовано.

Начиная с 2011 года руководитель «Лэндсервиса» Николай Рудой и его товарищ Владимир Коротков стали собирать у пайщиков доверенности. Зачем – этого дольщики толком объяснить не могут. Инвалид Александр Чаус, например, был уверен, что подписывает доверенность на выдел участка в счёт земельной доли.

– Двадцать шестого декаб­ря меня пригласили к зерноградскому нотариусу, – рассказывает Александр Николаевич. – Мне сказали, чтобы я говорил «Я доверяю Короткову». Я отвечал, что доверяю. Знал, что нужно обязательно переоформить землю... Но когда нотариус зачитала что-то про «передоверие другому лицу», я отказался.

Чаус отказался, а другие подписали. Нотариус заверила. И с тех пор законным представителем интересов некоторого числа пайщиков стал Владимир Коротков.

Через полгода после сбора доверенностей состоялось общее собрание пайщиков. На нём, согласно протоколу, «лично или через представителя» принимали участие 92 человека из 361. Сколько в действительности было людей, «Крестьянину» установить не удалось, но даже если все 92 человека «пришли» в лице одного Короткова, собрание было правомочно. Доверенности были настоя­щими, а кворум имелся даже с запасом – 27,5%.

На встрече рассматривали семь вопросов, но главных было три. Во-первых, предложение размежевать землю АООТ «Садовод» и выделить новый участок, в 1 428 гектаров. Во-вторых, заключить договор аренды на 47 лет. В-третьих, дать право Владимиру Короткову от лица всех собственников безо всяких доверенностей подписывать документы межевания и аренды.
По всем вопросам пайщики (а может, только Владимир Коротков?) единогласно голосовали «за». Решение было принято. А через год подписанный договор аренды отправился в юстицию.

...Если вам, дорогой читатель, всё ещё кажется, что пайщики из «Садовода» оказались незаконно одурачены, спешим вас заверить, что всё было сделано законно. 
Почитаем закон «Об обороте земель сельхозназначения».

Статья 14 часть 2: «Участник долевой собственности может выдать другому лицу нотариально удостоверенную доверенность на совершение юридически значимых действий... в том числе на голосование на общем собрании...» Эта норма позволила Короткову выступать от лица других пайщиков, которые в здравом уме и трезвом рассудке подписывали доверенность.

Статья 15 часть 5: «Общее собрание считается правомочным в случае присутствия на нём участников долевой собственности, составляющих не менее чем 20% их общего числа». Эта норма подтвердила кворум собрания, на котором четвёртая часть дольщиков решила судьбу остальных.

Статья 14 часть 3 пункт 6: участники долевой собственности на общем собрании могут избрать лицо, «уполномоченное от имени участников долевой собственности без доверенности... заключать договоры аренды данного земельного участка». Эта норма позволяет одному лицу распоряжаться общей землёй, даже не ставя в известность её непосредственных владельцев.

Закон не церемонится

«Крестьянин» поинтересовался у Николая Рудого: зачем ему понадобилась эта аренда на 47 лет? Ведь он и сам вряд ли до 101 года будет фермерствовать...

– Мой мотив был очень простой: оформление всех этих документов – долгая песня. А так меньше возни с бумагами, – объяснил глава «Лэндсервиса».

«Меньше возни».
Когда так рассуждают бизнесмены, их можно понять.
Когда так рассуждает законодательство, становится страшно.

Чем руководствовались люди, которые узаконили перечисленные выше нормы закона «Об обороте земель...»? Неужели они не понимали, что не честно, когда пятая часть пайщиков может решать за остальных? Неужели не понимали, какой простор для правонарушений они оставляют, наделяя огромными полномочиями (на основании какого-то протокола собрания!) совершенно постороннее лицо? Неужели не понимали, что зерноградская история в том или ином виде будет повторяться по всей России?

Наверное, всё-таки понимали. Но в приоритете была другая задача: не наделить крестьян землёй, а побыстрее раздать в оборот наследие совхозов и колхозов. Причём сделать это так, чтобы было «меньше возни».

Ведь процедура в итоге вышла очень удобной. Не надо собирать 300-500 дольщиков, добиваться согласия каждого (или хотя бы большинства) из них. Пайщика даже не надо ставить в известность, что земля ушла в аренду!

Последним гвоздём в крышку гроба земельного права стали эти 49 лет. Откуда взялась такая цифра? На ум приходит только одно сравнение: столько лет должны были платить выкуп своим помещикам раскрепощённые крестьяне с 1861 года.

В стране, где трудно предсказать что-то на год-два, пайщикам предлагают распрощаться с землёй на полвека. Отмотаем-ка 49 лет назад: с 1966 года наша страна пережила перестройку, кооперацию, смену социализма капитализмом, развал СССР, августовский путч, ликвидацию колхозов и совхозов, два дефолта, два экономических кризиса...

По планам далёкого 1966 года мы сегодня должны жить в стране победившего коммунизма. А что на самом деле? 

– Молодость провели в борьбе за выращивание плодов, ягод и овощей. Старость проведём в борьбе за паи по 4,7 гектара, – говорит Анна Шевченко. – Подали в суд, будем добиваться. В бой идут одни старики...

 Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
+2
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров