Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Добро пожаловать в корпорацию

чт, 17.10.2019 12:33

Суд и правительство лишили земли 40 пайщиков Зимовниковского района. Но люди об этом ещё не знают

Уникальная судебная практика сложилась в Зимовниковском районе. Двадцать с лишним лет пайщики сдавали участок в аренду, ежегодно получали по 3,5 тонны зерна, передавали земельные доли по наследству – а в 2017 году суд заявил, что никакого права собственности на землю у людей нет. Зато есть право быть членом «коммерческой корпоративной организации».

С чего началось хозяйство

Невольным виновником сложившейся ситуации стал пенсионер Юрий Александрович Пупков, который двадцать три года проработал в фермерском хозяйстве «ФХ Гайдуков».

– Наше хозяйство было образовано на базе трёх арендных звеньев совхоза «Центральный». В 1993 году решили отделиться, создать собственное фермерское хозяйство. Фантазии у нас на какое-то оригинальное название не хватило – ни «Восхода», ни «Заката» мы не придумали, а потому решили: пусть хозяйство называется по имени одного из нас – Александра Николаевича Гайдукова. От него шла инициатива, он занимался всей документацией. Кроме того, личными качествами он лучше всех подходил на роль главы фермерского хозяйства.

У истоков помимо самого Гайдукова стояло ещё восемь человек: уже упомянутый Юрий Пупков, трактористы Николай Тронев и Николай Гудко, агроном Алексей Зайцев, шофёры-трактористы Юрий Калюжный, Иван Тесленко, Юрий Лахно. И будущий «злой гений» Виктор Парусимов. 

Молодому фермерскому объединению нужны были пашня и техника. Александр Гайдуков бросил клич среди односельчан – бывших работников АОЗТ «Центральная», наделённых земельными и имущественными паями. Откликнулось 33 человека. Для ФХ Гайдукова люди собрали около 14 миллио­нов рублей (до деноминации), а также разного имущества на сумму около 4 миллионов рублей. «Принесли» пенсионеры колхоза молодому хозяйству и свои земельные паи – по 19,7 га. В сумме получился земельный массив, равный 830 гектарам.

Александр Гайдуков руководил хозяйством до начала 2000-х, а в 2002 году расстался со своим постом по семейным обстоя­тельствам – «уехал к сыну в Ленинград».

– В 2002 году мы, оставшиеся восемь членов ФХ, собрались и решили избрать новым главой Виктора Парусимова. И продолжили работать, как раньше. Всё у нас было на доверии, пока у нас с Парусимовым не вышел конфликт, – вспоминает Юрий Пупков.

Юрия Пупкова оставили и без заработанной прибыли, и без земли

С чего начался конфликт

Конфликт заключался в том, что Юрий Александрович достиг пенсионного возраста и захотел уйти на заслуженный отдых. И предложил вместо себя принять в члены ФХ сына, Романа Юрьевича. Парусимов высказался против такой «замены».

– Объяснил, что вроде как сына моего в работе не знают… Но это неправда: лет восемь, с 1993 года и потом до окончания института Рома каждое лето здесь трудился. Ещё пацаном с лопатой на току работал, – говорит Пупков. – Но я думаю, причина была не в Роме. Позже, один на один, Парусимов признался мне: он хотел бы, чтобы всё хозяйство досталось ему одному.

Получив от ворот поворот, Пупков решил больше не задерживаться. Подал заявление о выходе из ФХ. Устав хозяйства, написанный в 2002 году, предусматривал выходящему члену денежную компенсацию, соразмерную его доле в общей собственности на имущество ФХ.

К тому моменту от прежнего костяка в хозяйстве осталось всего четыре человека: Пупков, Парусимов, Лахно и Тронев. Поэтому вопроса, сколько кому причитается, ни у кого – включая Парусимова – не возникало: раз их всего четверо, то по 25% каждому.

22 августа 2016 года все они собрались, чтобы подписать официальный протокол и назначить Пупкову его денежную компенсацию. Бухгалтер подсчитала, что чистые активы хозяйства составляли на тот момент 47 миллионов 234 тысячи рублей. Пупкову, соответственно, полагалась 1/4, или 11 млн 808 тыс. рублей. На том и порешили.

Однако выплачивать положенные 10 миллионов (за вычетом налога) Парусимов не спешил. Подождав год и не дождавшись, Пупков обратился в суд – с требованием не только выплатить компенсацию, но и пересчитать её размер.

– Дело в том, что бухгалтер не учла в расчётах урожай 2016 года. А год был очень удачным, одной пшеницы мы намолотили больше 6 миллионов тонн. И, по моему мнению, я должен был получить не 11 миллионов, а гораздо больше, – объяснил Пупков.

С чего началась тяжба

Арбитражный суд Ростовской области принял иск. Дело находилось в производстве восемь месяцев. К участию привлекли независимого эксперта, который кропотливо пересчитывал стоимость каждой единицы имущества. Нашёлся кое-какой неучтённый транспорт, к балансу присовокупили урожай… В общем, стоимость активов ФХ увеличилась до 97,2 миллиона рублей. А доля Пупкова, соответственно, до 24,4 миллиона рублей.

К тому моменту Виктор Парусимов – надеясь, видимо, на прекращение дела – уже выплатил Пупкову 10 миллио­нов рублей. Но по решению суда остался должен – за вычетом налогов – ещё 12 миллионов. С таким исходом глава хозяйства был не согласен и подал апелляцию.

Ваша доля – полтора процента

Апелляционная инстанция вынесла решение не в пользу Пупкова: с 24,4 миллиона рублей его доля уменьшилась почти в 50 (!) раз – до 514 тысяч рублей. Дело оказалось вот в чём.

В суд Виктор Парусимов представил список из 33 пенсио­неров, которые приносили Гайдукову свои земельные и имущественные паи. Парусимов заявил, что все эти люди, а не только девять организаторов хозяйства, являются членами ФХ – поскольку все они внесли свой вклад в создание «уставного фонда» фермерского хозяйства.

Конечно, в 1993 году вряд ли какая-нибудь сельская доярка или пожилой механик понимали, что, отдавая свой пай Гайдукову, приобретают статус «учредителя юридического лица». И даже не просто юрлица, а, как выразился суд, «коммерческой корпоративной организации».

– Никогда пенсионеры не были членами фермерского хозяйства! Они не писали заявлений, чтобы в него вступить, ни дня в нём не работали, не участвовали в общих собраниях, – говорит супруга Пупкова Наталья Николаевна. – Только те девять человек, которые начинали в 1993 году, и были настоящими членами хозяйства!

Но суд решил иначе. Доводы Парусимова были услышаны и приняты, в пользу главы ФХ сыграл принятый в 2002 году устав, в котором упоминалось ассоциированное членство в ФХ.

В общем, апелляционная инстанция решила, что активы предприя­тия следует делить не между четырьмя его основателями, а между всеми, кто так или иначе вложился в первоначальный капитал ФХ.

В этом самом капитале (напомним, 18 миллионов рублей) вклад Юрия Пупкова был невеликим – чуть больше трёхсот тысяч, что составляло 1,68%.
Парусимов также указал суду на пункт в уставе, по которому доля выходящего члена должна рассчитываться из данных бухгалтерской отчётности на 
1 января года, предшествующего году выхода. То есть при дележе имущества считать надо было то, чем владело хозяйство по состоя­нию на 1 января 2015 года.

За дело снова взялся судебный эксперт. После его пересчёта рыночная стоимость активов предприятия с 97 миллионов сократилась до 34 миллионов рублей. Эту сумму судья умножил на упомянутые 1,68% и пришёл к выводу, что выплатить Пупкову следует... всего 514 тысяч рублей!

С таким решением Пупков не согласился и направил жалобу в кассацию.

Кепка и тапочки

После апелляции – поскольку 10 миллионов рублей были уже выплачены – Виктор Парусимов предложил бывшему коллеге расстаться с миром: Пупков отказывается от продолжения тяжбы, а Парусимов «прощает» перечисленные миллионы. Юрий Александрович не согласился и последовавшие кассацию, а потом и разбирательства в Верховном суде проиграл.

– Это возмутительно! Суд уравнял в правах и пайщиков-пенсионеров, и тех, кто двадцать лет в этом хозяйстве батрачил! – говорит Наталья Николаевна. – Никаких дивидендов, ни единой лишней копейки Юрий Александрович не получал – всю прибыль пускали на развитие хозяйства: приобретение техники, земли. А в итоге он не только ничего не заработал, так ещё и должен остался! 

– Парусимов подал в суд, потребовал вернуть излишне уплаченные 10 миллионов. Обвинил меня в незаконном обогащении, – говорит Пупков. – Арбитраж решил в его пользу, но деньги к тому моменту я уже истратил. Взять с меня было нечего, всего имущества – кепка да тапочки… Так что теперь удерживают половину пенсии – 8 562 рубля.
Такими темпами расплачиваться за незаконное обогащение Пупкову придётся ближайшие 95 лет.

Доли – тю-тю!

Возвратом денег история с долей Пупкова не закончилась.

Спустя несколько месяцев после того, как апелляционная инстанция присудила Юрию Александровичу 514 тысяч рублей, в личном кабинете налоговой службы у Пупкова исчезла информация о собственности на земельные доли.

Обладателем этих долей Юрий Пупков стал в 2015 году. К этому времени фермерское хозяйство на вырученные от своей деятельности деньги приобрело в Зимовниковском районе пять участков общей площадью 322 га. Виктор Парусимов созвал членов ФХ (на тот момент их было шесть) и предложил им заменить режим «общей совместной» собственности на землю на режим «долевой» собственности. 

– Чтобы каждый член ФХ твёрдо знал, в каком конкретном участке находится его доля и каков его размер, – объяснил Парусимов.
Землю поделили. Юрию Александровичу достались 1/2 доли в первом участке (доля равнялась 18 га), 1/6 во втором участке (26,9 га) и 1/6 в третьем участке (14,8 га). Право собственности на эти доли было зарегистрировано в Росреестре, и ежегодно Пупков платил за них земельный налог. Аналогичную регистрацию произвели все члены ФХ.

Однако после выхода Пупкова из членов хозяйства Росреестр аннулировал запись о его правах на землю – включая не только те участки, что приобретало хозяйство на свои деньги, но и на тот большой земельный массив (830 га), что достался пайщикам от совхоза «Центральный».

С этим участком возникли сложности не только у Пупкова.

В декабре 2015 года умерла одна из бывших работниц совхоза Евгения Михайловна Гречко. Её доля в участке (830 га) перешла по наследству дочери Валентине Туруткиной.
Валентина Николаевна рассчитывала, что будет, как и её мать, получать от Виктора Парусимова арендную плату за землю – 3,5 тонны зерна или денежный эквивалент. Но никаких денег, по её словам, ни разу за четыре года она не получила. Туруткина решила отмежевать свою долю и сдать её в аренду кому-нибудь другому.

Но в межевании Росреестр отказал – ссылаясь на то, что участок в 830 гектаров является собственностью не пайщиков, а... фермерского хозяйства А.Н. Гай-
дукова.

Почему люди лишились земли

Чтобы понять, как земля из собственности физических лиц стала собственностью юридичес­кого лица, следует снова обратиться к решению апелляционного суда по делу о компенсации Пупкову.

Потому что оно не только признало 42 человека членами фермерского хозяйства, но и пояснило, что произошло с земельными и имущественными паями этих людей.

По мнению суда, и деньги, и земли были внесены в уставный фонд фермерского хозяйства. На тот момент в России действовал закон РСФСР № 348-1 «О КФХ», который гласил, что имущество ФХ находится в общей долевой собственности его членов.

Однако в 2012 году правительство теперь уже РФ приняло (федеральным законом от 30.12.2012 № 302) некоторые поправки в Гражданский кодекс. Одна из этих поправок вводила в ГК РФ статью под номером 86.1, которая, в частности, утвердила новое правило: «Имущество крестьянского (фермерского) хозяйства принадлежит ему на праве собственности».

Таким образом, в 2012 году земля, техника и все прочие блага, которые использовало хозяйство Гайдукова, перестали быть собственностью людей и стали собственностью юридичес­кого лица.

А что же люди? Они, как пишет суд, «утратили в отношении указанного имущества вещные права (право собственности), приобретя корпоративные права».
«Корпоративные права», если говорить по-простому, это право управлять хозяйственной деятельностью юрлица и получать какую-то часть его прибыли – так называемые дивиденды.

Но о своих «корпоративных правах» бывшие пайщики совхоза «Центральный», конечно, ни сном ни духом не ведали. Более того, наследники сельских пенсио­неров до сих пор уверены, что владеют долями в участке и получают от Парусимова арендную плату за эти 830 гектаров.

– Моя мама, Мария Мазунова, насколько мне известно, получала только арендную плату, – рассказала Татьяна Барабаш. – Но ничего конкретного я сказать не могу. После смерти мамы я вступила в наследство, мне выдали свидетельство, где сказано, что я являюсь обладательницей 19 с чем-то гектаров. Земля находится в аренде у хозяйства, я за неё получаю арендную плату. Но, поскольку живу в Таганроге, мне не всегда удобно приезжать в Зимовники. Виктор Иванович перечислял мне оплату на карточку.

– В хозяйство Гайдукова паи вносил мой отец, Евгений Ларионов. Потом земельный пай перешёл моей матери, она получала аренду – 3,5 тонны зерна, – говорит Ольга Романенко. –

В наследство я вступила буквально месяц назад. Я считаю, что земля должна мне принадлежать. Но вообще, когда мы разговаривали с Парусимовым, он сказал, что общего дела со мной иметь не хочет. Сказал: «Я вам даю отходные 500 тысяч рублей, и земля передаётся мне». Я ответила, что за 500 тысяч продавать землю не буду. И вообще продавать не собираюсь: меня бы устроила арендная плата. Если хоть 30 тысяч рублей каждый год перепадать будет, уже хорошо.

Что будет?

Одна из пайщиц, с которыми общался «Крестьянин», поинтересовалась: если они теперь не собственники земли и должны получать не аренду, а дивиденды, то какими будут эти дивиденды – больше или меньше 3,5 тонны зерна?

Этот и другие вопросы «Крестьянин» надеялся задать Виктору Парусимову. Но разговор с главой ФХ вышел коротким: Виктор Иванович ответил, что есть решения судов и комментировать что-либо он не собирается. Пообещал дать номер своего юриста, но после этого его телефон перестал отвечать на звонки. 

По логике закона, решений суда и Росреестра, граждане, входившие в тот список из 42 человек, получить землю обратно в собственность (равно как и отмежевать свои доли) вряд ли смогут. Зато могут «получать соразмерно внесённому вкладу в имущество ФХ выплаты в денежной и натуральной форме» либо выйти из состава ФХ, получив компенсацию соразмерно своей доле в уставном фонде. При этом земля и средства производства всё равно останутся Парусимову.

Согласятся ли люди со своими «корпоративными правами» или попытаются оспорить факт вхождения земли в уставный фонд фермерского хозяйства, зависит только от них.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 42 от 16.10.2019 под заголовком: «Добро пожаловать в корпорацию»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров