Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Жители донского поселка по капле собирают дождь

вт, 26.07.2016 15:18

В посёлке Черёмухи по капле собирают дождь. Поливать огороды больше нечем

За десять лет жители Мартыновского района (Ростовская область) привыкли, что вода из крана идёт тонкой струйкой – и то техническая, солёная. Но когда не стало даже этого, население взвыло: если на все бытовые нужды пустить питьевую воду, подсобное хозяйство выйдет золотым.

Направить письмо в «Крестьянин» жителей посёлка Черёмухи заставила крайняя нужда. С середины июня в населённом пункте перестал работать водопровод. Единственная скважина, которая обеспечивала селян технической водой, забилась песком и илом. На все хозяйственные нужды пришлось пустить дорогую питьевую воду, которую в поселение приво­зят бочками.

«В нашей сельской местности работать особенно негде, поэтому живём за счёт огорода и скотины, – написали черёмухинцы. – Одна корова выпивает в день до 80 литров воды. Две свиньи – ещё 20 литров. Куры, гуси, утки – ещё сорок. Около ста литров идёт на бытовые нужды. Хотя бы раз в неделю нужно полить огород – минимум 500 литров. Итого в месяц на дом с небольшим хозяйством требуется около 9 000 литров. Учитывая стоимость питьевой воды (340 рублей за куб), в месяц на одно только водоснабжение уходит три тысячи рублей. При средней пенсии восемь тысяч...»

Весь июль в Мартыновском районе стояла жара, температура поднималась до 42 градусов в тени. Редкий дождь испарялся, не долетев до земли. Печальный результат демонстрируют в огородах: помидоры, болгарский перец завязались и тут же засохли. О том, чтобы регулярно поливать растения, речи не шло: питьевую воду тратили на самое необходимое – приготовить обед, напоить скотину, искупаться. 

Пустынное междуречье

Сейчас в это сложно поверить, но полвека назад в Черёмухах не знали, что значит экономить, говорит Василий Григорьевич Христенко. Сейчас ему 83 года – всю жизнь отдал совхозу «Жемчужному», ради которого оставил родной Воронеж и в 1959 году перебрался в Ростовскую область – поднимать целину.

Территория Зеленолугского поселения отнюдь не располагала к активному водопользованию: на природной возвышенности между реками Дон и Сал не было ни одного природного источника. Но советский народ бросил вызов природе: для будущего совхоза была построена широкая сеть ирригационных сооружений, включая оросительный канал, артезианскую скважину и два искусственных пруда, куда закачивали донскую воду.

Тамара Черныш собирает дождевую воду в бочку, доставшуюся от винцеха

К водоёмам приходило напиться общественное стадо, прибегали искупаться сельские ребятишки. Позже на берегу прудов даже сделали пляж с песком и зонтиками.

– Водохранилища были очень глубокими – около 12 метров, – говорит Василий Христенко. – Вода в них была вполне пригодная, хотя питьевой не считалась. Питьевую воду брали из совхозной скважины. Потом началась перестройка, скважину не взяло под свою ответственность ни одно из хозяйств, её перестали обслуживать, и в конце концов она вышла из строя, – говорит Василий Григорьевич. – Тогда совхоз протянул наш водопровод к прудам – и больше десяти лет мы пользовались донской водой.

В 2006 году в посёлок нагрянула комиссия Роспотребнадзора. Специалисты взяли пробы и схватились за голову: количество бактерий превышало нормы в 20-30 раз. Этому быстро нашли объяснение: пруд находится на 10-15 метров ниже свалки ТБО и овощных плантаций, а потому вся дождевая и талая вода стекает в источник. Местным властям был выписан строгий запрет на использование пруда.

Зеленолугскому поселению пришлось экстренно пробивать новую скважину и подсоединять к ней водопровод.

– Однажды утром люди проснулись, набрали, как обычно, воды в чайники и кастрюли... А есть и пить не смогли: вся вода была горько-солёной, – вспоминает Тамара Черныш. 
Недовольные качеством воды, люди собрали по 50 рублей со двора и отвезли жидкость в Ростов на анализ. Государственный Центр гигиены и эпиде­миологии подтвердил их опасения. 

Содержание солей оказалось в 3,5 раза выше максимального предела нормы, сульфатов (солей серной кислоты) – в шесть раз, магния и кальция – в четыре раза. В целом жёсткость воды превысила допустимый максимум в шесть раз. Эксперты объяснили, что такая вода непригодна не только в пищу, но даже для допаивания животных.

Впрочем, люди это и сами поняли.

– Скотина и птица от этой воды поносят, – подтверждают черёмухинцы. – На посуде после неё остаются разводы, на земле в огороде проступает соль. С такой водой ни один шампунь не мылится, краны и души тут же покрываются известью. Хорошая сантехника – и та больше года не выдерживает, ломается.

За десять лет люди приспособились использовать дождевую или талую воду. В крайнем случае, разбавляют её технической в пропорции 2 : 1.

...В семье Назиры Умаровой – восемь человек, включая четырёх маленьких внуков. Корзина с грязным бельём наполняется мгновенно. Чтобы всё перестирать, Назира таскает к машинке-автомату вёдра из колодца, зачёрпывает воду кружкой и заливает в приёмник для порошка. Когда барабан останавливается, завершая стирку, Назира снова берётся за вёдра – теперь для режима полоскания.

Повезло тем, у кого были деньги сделать во дворе бассейн для привозной воды или подготовить какой-нибудь другой резервуар. Как у Тамары Николаевны, например, – две восьмитонные бочки ей выдал в счёт зарплаты разорившийся винцех.

Все «невезучие» покупают воду из уличных колодцев. Бетонные сооружения на 4,2 куба заперты на замок и отпираются старостами по вечерам.

– Одно ведро стоит 3 рубля 50 копеек. Для заведующего колодцем – три рубля. Вроде как скидка за беспокойство: надо всегда быть дома, вовремя вызывать водовозку, – объясняет староста Елена.

Те, у кого есть собственный транспорт, возят канистры из Семикаракорского района. Если удаётся, покупают подержанные бочки.

Один из прудов бывшего совхоза высох и зарос сорняками, во втором воды осталось несколько сантиметров – только для лягушек. Недавно одна корова зашла по привычке на водопой и застряла в высыхающем иле. Вытаскивали трактором, привязав канаты к рогам.

В течение двух лет сельская администрация нанимала подрядчиков наполнять пруды (один – в Черёмухах, один – 
в п. Зеленолугском). В 2014 году ушло 498,5 тысячи рублей, в 2015-м – 362 тысячи рублей. В 2016 году бросили это дело.

– Цена за кубометр воды сильно поднялась. Теперь, чтобы наполнить пруды, мне нужно отдать весь бюджет сельского поселения, – объяснил глава Зеленолугского поселения Иван Лыткин. – А бюджет собран не в полном объёме: одно из хозяйств, «Урожайное», задолжало по земельному налогу 1,7 миллиона рублей. Получить их мы не можем, так как организация проходит процедуру банкротства. Пруды наполнялись исключительно для поения общественного стада, но сейчас на это просто нет денег.

Обратно к табунам и целине

Сказать, что в Черёмухах недовольны местной властью – это ничего не сказать. В народе ходят слухи о выделенных миллионах, которые разворовали чиновники. Слухи эти сильно преувеличены, но миллионы действительно выделялись и, к несчастью, вылетели в трубу.

В 2006 году три поселковых активиста стали добиваться, чтобы из крана шла не солёная, а нормальная, пресная вода.
– За пять лет где мы только не были – разве что с министром ЖКХ, Чубом и Голубевым лично не общались – нас к ним не пустили, – говорит Михаил Николаевич Грисюк. – Наши обращения отовсюду спускали в район, из района – в поселение.

Но продвижение было: в 2007-2008 годах область выделила 3,4 миллиона руб­лей на проектно-сметную документацию для будущего водопровода. Инженеры разработали для посёлка грандиозный план: котлован на 63 тысячи кубометров воды с водозаборными и водоочистительными отсеками. Проект долго согласовывали с Главгосэкспертизой и только в 2011 году одобрили. 

Его стоимость оценили в 70,4 миллиона руб­лей (по имеющимся в распоряжении «Крестьянина» документам; черёмухинцы приводят другую сумму – 83 миллио­­на). Из областного правительства пришло обнадёживающее письмо, подписанное замминистра ЖКХ Юрием Тамбовцевым – что вопрос финансирования проекта рассмотрят в 2012 году. И дело заглохло.

– Проект лежит у главы администрации Зеленолугского поселения под сукном, – говорит Михаил Грисюк. – Вчера я был у него, спрашивал: «Иван Григорьевич, ты хоть пыль сдуваешь с этого проекта?» А он говорит: «Бесполезно. Ответили, что 83 миллиона рублей тратить на тысячу человек жителей – это неэкономно».

К сожалению, ту же фразу «Крестьянину» повторил глава Мартыновского района Анатолий Тесленко. Самое экономное и, по-видимому, единственное решение, которое пока видят в районной администрации, это починить действующий водозаборный пункт.

– Месяц назад в посёлке Черёмухи произошёл обвал скважины, – объяснил Анатолий Тесленко. – На место приезжали подрядчики, которые десять лет назад строили эту систему, провели пневмообработку скважины. Попытались устранить аварию, но всё, что им удалось – восстановить примерно половину от прежнего объёма водоснабжения. Сейчас вода подаётся – на час утром и на полтора часа вечером. Это вынужденная мера: маломощный насос сначала набирает 20 кубов воды в башню, а потом пускает её в водопровод. 

Анатолий Николаевич заверил, что скважину капитально отремонтируют и установят новые фильтры. Есть и деньги (600 тысяч рублей), и подрядчики – осталось только согласовать процедуру с областным правительством, чтобы провести ремонт в ускоренном темпе, без долгой процедуры госзаказа – за пару недель.

Если операция пройдёт успешно, черёмухинцы снова будут обеспечены технической солёной водой. А вот пресноводных перспектив пока, действительно, не вырисовывается.

– Мы пробовали дополнительно очищать, опреснять воду в посёлке Малая Горка, – делится Анатолий Николаевич. – Но опыт был неудачным: фильтры выдавали 20% чистой воды и 80% рассола, который нужно было как-то утилизировать. Качественное немецкое оборудование проработало только три года. По физико-химическим показателям вода была идеальной, но имела привкус йода. 

И стоила, даже с учётом субсидий, дорого – 80 рублей за куб.

Не дешевле обошлась и вода, собранная хозяйством «Янтарное». Около миллиона рублей потратило предприятие, чтобы заполнить пруд. Воды хватило ровно на месяц.

– Оросительная система, которая есть в поселении, не приспособлена для того, чтобы удерживать воду, – говорит Анатолий Тесленко. – Оросительный канал имеет земляное русло, которое сначала нужно существенно пропитать. Воды придётся закачивать в три-четыре раза больше, чем требуется посёлку. Эта система потребует больших затрат, которые, в конце концов, отразятся на стоимости воды.

Похоже, в условиях «ограниченности бюджетов» всё Зеленолугское поселение (4,5 тысячи жителей) так и будет годами черпать воду 600 частных и уличных колодцев. «Крестьянин» поинтересовался у главы района, можно ли облегчить жизнь селянам, хотя бы снизив цену на питьевую воду. Ведь на водоводе её приобретают по 35 рублей, а через 25 километров продают уже по 340 рублей. Эту цену устанавливает не Региональная служба по тарифам, а само МУП коммунальное хозяйство «Зеленолугское».

– Боюсь, если за формирование стои­мости воды возьмётся региональная служба по тарифам, она будет стоить больше 400 рублей, – ответил глава. – Коммунальное хозяйство установило самый минимум.

Напоследок – вопрос о будущем. Работы в поселении нет, качественного водоснабжения не предвидится. Есть ли вообще перспективы у такого населённого пункта?

– Люди здесь исторически не жили, – отвечает Анатолий Тесленко. – Фактически мы стали заложниками советской политики. Обслуживать пашню – достаточно десяти человек, а виноградарство и виноделие без воды развиваться не будет. Чтобы качать воду, восстанавливать оросительную систему, нужны очень большие средства. Если их не будет, Зеленолугское поселение так и останется «спальным районом», где будут просто жить – хотя без нормального водоснабжения, конечно, жизни нет. Боюсь, без специальной государственной политики всё вернётся к тому, что и было – целине и диким табунам.

п. Черёмухи, Мартыновский р-н, Ростовская обл.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 30 от 27.07.2016 под заголовком: "Люди здесь исторически не жили"
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров