Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Распахал под зерно, а выросло уголовное дело

+1
0
-1
Автор: shostko
ср, 22.11.2017 15:10

Фермеру отмерили треугольником из трёх палок земельный участок, на котором выросло... уголовное дело

Без заморочек

Фермер Сергей Бакулин из Мостовского района на Кубани пользовался муниципальной землёй без заморочек. 23 га целины он не межевал, на кадастровый учёт не ставил, бумагами не оформлял. Правда, фермер по его словам, пытался заключить договор аренды с районной администрацией и даже собрал пакет документов, но чиновники, как утверждает Бакулин, потеряли его бумаги.

Проблему решили просто. Администрация Мостовского района заключила с фермером соглашение на обработку 23 га в пределах хутора Северный вблизи телевышки. Чтобы обойтись без аукциона и регистрации, соглашение заключили на 11 месяцев, а затем, говорит Бакулин, его продлевали.

Так это было или не так, трудно сказать. При встрече Сергей Петрович не смог показать мне ни самого соглашения, ни выкопировку на землю. Сказал, что соглашение куда-то запропастилось, а выкопировка потерялась в районной администрации.

Я спросил Бакулина, каким образом ему предоставили 23 га без межевания? Фермер пояснил: саженем от края поля отмерили (сажень – треугольник из трёх палок, которым в старину пользовались землемеры). Это значит, что на публичной кадастровой карте там, где Бакулин обрабатывал 23 га, было белое пятно. А отмеренная саженем площадь могла располагаться как угодно.

Не усмотрели ничего предосудительного

Между тем, жизнь шла своим чередом. Краевая власть озаботилась созданием культурных пастбищ для выпаса коров личных подсобных хозяйств. Из бюджета Краснодарского края под это дело районам выделили субсидии. Глава Мостовского района Сергей Ласунов своим постановлением утвердил порядок возврата затрат, произведённых на создание культурных пастбищ. И наделил райсельхоз­управление полномочиями по организации и проведению необходимых работ.

На территории Краснокутского сельского поселения было запланировано культурное пастбище площадью 51 га. Главе поселения Ирине Тараповской предложили подыскать подходящий земельный участок. 

Тараповская нашла свободную от третьих лиц целину возле хутора Северный в районе телевышки, отмежевала участок и поставила его на кадастровый учёт. Район утвердил выбор участка. А вот с поиском организации, которая могла бы окультурить 51 га целины, возникла проблема. Местный конезавод предложение не заинтересовало. Площадь небольшая, а хлопот и своих хватает. Оставалось МУП «Водоканал», других организаций, способных выполнить закладку современного пастбища, в Краснокутском поселении не было.
Возглавлял МУП «Водоканал» Вадим Тараповский, сын главы сельского поселения.

Как быть?

Тараповская сообщила о проблеме выбора исполнителя работ на районном совещании по вопросам создания культурных пастбищ. Однако участники совещания не усмотрели в тандеме «мать и сын» ничего предосудительного и утвердили МУП «Водоканал» исполнителем работ. После чего последовало заключение целого ряда договоров, предусматривающих возмещение затрат, понесённых при обработке 51 га целины. Когда Тараповский представил пакет документов, подтверждаю­щих произведённые затраты, на расчётный счёт «Водоканала» администрация Мостовского района перечислила 728 346 рублей.

В закладке культурного пастбища на территории Краснокутского сельского поселения, судя по документам, принимал участие и фермер Бакулин. В начале декабря 2013 г. Тараповский заключил с ним договор о чизелевании и дисковании почвы. Бакулин выполнил условия договора в срок, подписал акт выполненных работ и получил 99 867,69 руб.

Прошло два года. Чтобы узаконить использование культурного пастбища, которое находилось на территории природных общественных выпасов площадью 142,43 га, владельцы ЛПХ выбрали на общем собрании своих представителей, фермеров Бакулина и Кравченко. Фермеры от лица выборщиков 1 декабря 2015 г. заключили с администрацией Краснокутского сельского поселения в лице его главы Ирины Тараповской договор аренды на земельный участок 142,43 га с разрешённым использованием: «пастбище».

В составе этого участка находилось и культурное пастбище размером 51 га.

«Я отдал ему 94 тысячи...»

Как только Бакулин и Крав-ченко получили в своё распоряжение землю, ситуация резко изменилась. Правоохранители начали дёргать мать и сына Тараповских, а затем завели на них уголовное дело. В основу дела легли события двухлетней давности в интерпретации Бакулина. По моей просьбе фермер повторил то, что он говорил в полиции и в прокуратуре. Вот его рассказ.

– Я распахал 23 га под зерновые. А Тараповская мне говорит: эту землю район всё равно заберёт под культурное пастбище. Оставь землю, я тебе дам в другом месте. После чего предложила мне вспахать и подготовить остальную часть из 51 га. Я отказался, потому что ранее подготовил 23 га из этой площади под зерно. Вскоре Тараповская приехала и попросила диски и боронки. Она наняла других людей и после того, как они обработали землю, вернула мне взятый инвентарь.

Тараповские сфотографировали подготовленный для посева травы участок и подали документы на получение субсидии из расчёта 51 га, хотя в них «сидели» мои, обработанные за мой счёт, 23 га. При этом Ирина Николаевна попросила у меня номер моего расчётного счёта: давай мы перечислим тебе деньги, а ты вернёшь их нам для выплаты нанятым людям за их работу. Я согласился: как отказать главе поселения?!

За номером моего счёта приехал её сын Вадим Константинович, директор «Водоканала», с кучей бумаг. Я подписал по его просьбе бумаги, не читая их. Неудобно было отказать. Тараповский взял у меня номер моего расчётного счёта и уехал.

Когда деньги перечислили, я снял 99 тысяч рублей и позвонил Тараповской. Она сказала: Вадим возле дома, делает машину. Я подъехал и отдал ему 94 тысячи, а 6 тысяч оставил на налог.

Как только ко мне обратились сотрудники ОЭБ полиции, я рассказал им всё так, как вам рассказываю...

Версия против версии

А что же Тараповские?

Мать и сын под домашним арестом, и общение с ними запрещено в любой форме. Но у нас есть документы, в которых изложена их версия событий.

Из объяснения главы Краснокутского сельского поселения И.Н. Тараповской помощнику прокурора Мостовского района А.Н. Бузыкину от 27.01.2017 г.

– Администрация Краснокутского сельского поселения заявила в управление сельского хозяйства Мостовского района земельный участок площадью 
51 га, расположенный в х. Северный, в районе телевышки. Поясняю, что данный земельный участок на конец 2013 г. был свободен от третьих лиц...
Между МУП «Водоканал» и КФХ Бакулина в декабре 2013 г. был заключён договор на оказание услуг по выполнению агротехнических работ. Работы выполнялись и Бакулиным, и «Водоканалом».

Какую сумму по договору ему выплатил «Водоканал» за предоставленные услуги, точно сказать не могу.

Денежные средства Тараповский и я лично от Бакулина не получали.

Из объяснения В.К. Тарапов-кого помощнику прокурора Мостовского района А.Н. Бузыкину от 27.01.2017 г.

– В декабре 2013 г. я как директор МУП «Водоканал» и глава администрации Мостовского района С.В. Ласунов заключили договор на организацию работ по созданию культурного пастбища на земельном участке площадью 51 га. Данный земельный участок являлся целиной.

Чтобы уложиться в сроки, пришлось заключить договор о чизелевании и дисковании 51 га с КФХ Бакулина с использованием его техники и ГСМ. Бакулину было отдано предпочтение потому, что у других фермеров отсутствовала на тот момент необходимая техника.

Бакулин выполнил все работы в срок, и 29 декабря 2013 г. я и он подписали акт выполненных работ на сумму 99 867,69 руб. Оплата с Бакулиным производилась бухгалтерией МУП «Водоканал» через безналичный расчёт.

На вопрос, получал ли я какие-либо денежные средства от Бакулина в декабре 2013 г., отвечаю: каких-либо средств от Бакулина я не получал.

Куда исчезли 23 га?

Уголовное дело в отношении Тараповских возбудили в краевом Следственном управлении СК России 30 июня 2017 г. 

А 3 августа появилось постановление о привлечении сына и матери в качестве обвиняемых: его – в хищении путём мошенничества 99 867 руб. 69 коп., её – в пособничестве в хищении.

В деле слишком много нестыковок и противоречий. Судите сами.

В роли организатора предполагаемого преступления выступает Вадим Тараповский, директор «Водоканала». Именно у него «возник преступный умысел на хищение части денежных средств». А матери сын «предложил роль соучастника данного преступления». В объяснениях фермера Бакулина помощнику прокурора Бузыкину и в рассказе мне как коррес­понденту «Крестьянина», наоборот, активничает глава Краснокутского поселения Ирина Тараповская. Она неоднократно обращается к фермеру с разными предложениями. Обещает землю и так далее.

Чем вызвано перераспределение ролей? Мотивировки нет.

Дважды Бакулин даёт показания помощнику прокурора Бузыкину, 24 января и 1 февраля, и оба раза утверждает, что он два года использует 23 га в районе телевышки. Эту же площадь фермер назвал и мне. Но из дела 23 га исчезли. В уголовном деле и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемых фигурирует земельный участок площадью 51 га, который Бакулин «использовал без правоустанавливающих документов» и «на котором за счёт личных сил и средств ранее выполнил агротехнические мероприятия».

Что же получается?

Если верить Бакулину, он ранее обработал 23 га целины. Тараповская же, как утверждает фермер, включила эти 23 га в земельный участок площадью 51 га, выделенный под культурное пастбище. А Тараповский представил весь участок как подготовленный к закладке культурного пастбища за счёт сил и средств «Водоканала». И, соответственно, получил компенсацию за произведённые работы из администрации района в виде субсидии. Подготовительные работы на участке в 51 га оценили в 99 867 руб. 69 коп.

В таком случае Бакулин, обналичив 99 867 руб. 69 коп., должен был отдать Тараповскому чуть больше половины указанной суммы, а остальное оставить себе. Ведь фермер «за счёт личных сил и средств» обработал ранее 23 га из 51 га культурного пастбища. Тем не менее, по словам Бакулина, он отдал Тараповскому всю сумму, включая свои кровные. Опять же, непонятно, почему фермер так поступил?

Ни сам Бакулин, ни обвинение не дают ответ на этот вопрос.

Остаётся предположить, что, выстраивая конструкцию обвинения, следствие решило избавиться от 23 га, используемых фермером по соглашению. В виде обособленного участка эти гектары никогда не существовали. Межевого дела нет. На кадастровом учёте пусто. На кадастровой карте белое пятно. Попробуй докажи, что 23 га, отмеренные саженем, каким-то образом попали в состав земельного участка, выделенного по всем правилам под культурное пастбище.

Возможно, поэтому произошла подмена площадей.

Путём обмана или покровительства?

Следствие трактует действия Бакулина исключительно как совершённые «путём обмана» со стороны Тараповских и по причине «неосведомлённости об их преступных намерениях».
Фермер, как он утверждает, отказался от участия в работах по закладке культурного пастбища. Тем не менее договор о чизелевании и дисковании земельного участка площадью 51 га подписал. Участок, настаивает Бакулин, он не обрабатывал, но акт выполненных работ, опять же, заверил собственноручно...

В чём же выражается обман и обман ли это?

Вот показания фермера, данные в прокуратуре в разное время.

«В предоставленных документах я поставил свою подпись, где указал Тараповский...»

«При подписании привезённых мне Тараповским документов я не стал вникать в их суть, расспрашивать о содержании документов...»

«Когда я спросил, для чего их надо подписать, он ответил: ты же выполнял работы на этой земле? Я ответил: «Да, выполнял», но при этом мне не было известно содержание документов и я подписывал их, так как верил Тараповскому...»

Где же здесь обман?

Обман – это когда человеку говорят: подпиши такой-то документ такого-то содержания, а потом выясняется, что он подписал совсем другую бумагу с иным содержанием. Или подписал одно, а сделал другое.

Так, весной 2017 г. Бакулин совершил поступок, имеющий самое прямое отношение к данному уголовному делу, но почему-то о нём в деле ни слова.
Фермер вдруг взял и распахал почти все 142,46 га общественного пастбища, в составе которого находилось и культурное пастбище. Следователь, приехавший с целью проверки показаний его и Тараповских, ничего, кроме распаханного пространства, не увидел.

Бакулин нарушил условия договора аренды от 1 декабря 2015 г., самовольно изменил разрешённое использование земли («пастбище»), обманул доверие владельцев ЛПХ, ликвидировал культурное пастбище, в которое вложены бюджетные средства.

Под влиянием чьего обмана и по причине какой неосведомлённости фермер пошёл на такой шаг? Но вот парадокс: следствие не интересует ответ на этот вопрос.

Приговор впереди суда

Когда Тараповская узнала, что общественное и культурное пастбища распаханы, она направила фермерам Бакулину и Кравченко претензию о нарушении условий договора и исковое заявление в суд. В ответ прокурор Мостовского района Николай Асабин вынес Тараповской предостережение о том, что она нарушает федеральное законодательство о развитии субъектов малого предпринимательства, то есть мешает развитию малого бизнеса. В своём предостережении прокурор Асабин утверждает, что работы по закладке культурного пастбища вообще не проводились. И это после уничтожения всех признаков его существования. А далее, опережая решение суда, которого не было, прокурор пишет: «По вступлению приговора в законную силу будет решён вопрос о взыскании неправомерно полученной субсидии с В.К. Тараповского как с лица, причинившего вред преступлением».

Разве у нас изменились законы и отныне приговор выносит прокурор, а суд, который ещё предстоит, если, конечно, он будет, только утверждает вердикт прокурора? А ведь Асабину были предоставлены доказательства: договор аренды общественного пастбища, впоследствии распаханного вместе с культурным пастбищем. Фотографии бывших пастбищ как в распаханном, так и в засеянном потом кукурузой виде.

Тараповская в данном случае защищает законное землепользование, только и всего. А что или кого защищает прокурор?

Асабин прислал в Совет Краснокутского сельского поселения бумагу о нарушении главой поселения Тараповской антикоррупционного законодательства. Она не уведомила компетентный орган о личной заинтересованности при исполнении служебных обязанностей. Совет Краснокутского сельского поселения констатировал отсутствие нарушения антикоррупционного законодательства, о чём и сообщил прокурору. В самом деле, все свои действия Тараповская согласовывала с районной администрацией...

Мы не делаем – пока – никаких выводов и заключений, потому что в этой истории слишком много нестыковок и противоречий, явных и скрытых нарушений законов землепользования. 

Впереди, возможно, суд или суды. Посмотрим, какие доказательства предъявит сторона обвинения.

Ясно одно: сорняки уголовных дел произрастают на почве мутных земельных отношений, когда земля используется вне правового поля.

Мостовской р-н, 
Краснодарский край

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 46 от 15.11.2017 под заголовком: «Куда заводит сажень»
+1
0
-1
Автор: shostko
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров