Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Выгода всегда есть: пенсионер держит большое хозяйство, чтоб самому не бедствовать и детям помогать

Алексею Максимовичу Шатерникову 74 года. Из них более сорока лет он проработал в местном колхозе «Путь Ленина» и всё время в животноводстве
пн, 14.03.2016 13:30

Алексею Максимовичу Шатерникову 74 года. Из них более сорока лет он проработал в местном колхозе «Путь Ленина» и всё время в животноводстве. В 62 ушёл на пенсию. Хозяйство Шатерниковы держали всегда. А как Алексей Максимович стал пенсионером, то не только не отказался от домашней живности, но, наоборот, увеличил поголовье. А как по-другому жить в сельской местности? 

Сам себе голова

Уже давно, как не стало супруги Алексея Максимовича. Другой бы мужик без хозяйки совсем растерялся, а Шатерников просто взял все обязанности по дому на себя. Пытался сходиться с женщинами, но жизнь не складывалась. Дамы норовили больше поживиться за счёт работящего мужика, чем стать ему помощницами. Бросил он это дело. Теперь сам себе голова.

– Всё сам делаю. За скотиной ухаживаю, корма заготавливаю, сепарирую молоко, делаю творог, сметану. В шесть утра встаю, в восемь уже управился. Ничего не вижу в этом трудного. Я всю жизнь так. Для меня это не тяжкий труд, а радость, иначе с ума сойдёшь от безделья, – говорит Алексей Максимович. – Пойдём, хозяйство покажу.

Очередная оттепель превратила баз Шатерникова в непролазную грязь. На то у хозяина галоши имеются. В сельской местности это самая ходовая обувь. Это мне, горожанину, непривычно, ступаю осторожно, чтоб сапожки не запачкать. А Максимыч бодро топает от одного сарайчика к другому.

В одном – бурёнка стоит дойная. Тут же и телёночек на откорме. 

– Мне доить пора. Подождёшь? – просит хозяин.

Я и рад. Заодно сфотографирую его за работой. Максимыч подставляет ведёрко под вымя и давай тягать за соски. Струйки молока с характерным звуком бьются о дно и стенки оцинкованного ведёрка. За сутки 18 литров надаивает.

В соседнем сарайчике – свиноматки с поросятами. На день нашей встречи их народилось 23. С наслаждением сосут мамкины сиськи. Растут, что называется, не по дням, а по часам.

– Я их ещё и коровьим молоком прикармливаю. Что-то же всегда остаётся после переработки и продажи. У меня зря ничего не пропадает, – говорит Алексей Максимович.

Есть у него и ещё загончик, где более взрослые хрюшки ходят. Эти уже на откорме. Как наберут нужный вес – под нож и на продажу.

Три овечки в наличии. Эти тоже на мясо пойдут, так как шерсть сегодня ничего не стоит.

Нашу беседу периодически прерывают петушиные крики. Кур у Шатерникова полон двор, он им и счёта не знает. Сидят в основном за загородкой, но некоторые прорываются на волю. Он их не загоняет. Пусть бегают. Украшение двора. Разноцветные петухи просто красавцы.

Как и положено на крестьянском дворе, запасы сена под навесом. Его Максимыч сам заготавливает. Благо, в станице есть нераспаханные места, где можно скосить травку. Для этого у него есть косилка-триммер. А возит сено, как и другие корма, на лошадке. Про себя говорит, что не автомобилист. Не лежит душа к вождению транспорта. Был мотоцикл и тот продал. Лошадка надёжней и экономичней.

Не в убыток

Дом у Шатерникова хороший, кирпичный, с пластиковыми окнами. Стеклопакеты даже во времянке, где у хозяина стоит сепаратор. На нём он отделяет сливки. Делает замечательную сметану. Понятное дело, не такую, как в магазинах, а чтоб ложка стояла.
И творог у него тоже жирный, вкусный.

– На рынок возите?

– Нет, мне некогда. Люди сами приходят. Думаешь, раз станица, то у всех своё хозяйство? Давно всё не так. Почти никто коров не держит, свиней ещё понемногу, птицу. У меня у самого было недавно четыре дойных коровы да пять бычков. Теперь одной обхожусь. Не только потому, что трудно, просто сбывать некуда. Цены, конечно, низкие, но и не в убыток. Никогда не будет так, чтоб свой труд не окупался, другое дело, что больших барышей не снимешь. Потому народ и бросает. Все хотят, чтоб легко и быстро деньжата приходили, но так не бывает.

Основной потребитель молочной продукции это сами станичники. Как раз пока мы беседовали, позвонили пару раз на сотовый, спрашивали, можно ли прийти за продукцией. Максимыч дал добро. Пришёл парень, взял трёхлитровую банку молока за 100 рублей. Сказал, что молоко вкусное, он постоянно берёт, чтобы кормить малыша.

Сметана у Шатерникова по 200 рублей литровая банка, творог 150 за килограмм.

Сложнее с мясом. Большую часть приходится продавать перекупщикам. А они так и норовят цену занизить.

– Выгоднее всего продавать живых поросят. Вот скоро реализую своих по три тысячи руб­лей за штуку. Куплю на них корма. Ну, а остальное – моё, – говорит Шатерников. – Я ещё и дочкам помогаю. У меня их три. Одна с детьми со мной живёт, другая замужем здесь, третья в Карелии. Всем что-то от меня перепадает.

– А дочки помогают?

– Нет, я сам отказался. Пока сам управляюсь, помощников мне не надо.

ст-ца Новотроицкая, Изобильненский р-н, Ставропольский край
Фото автора

Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров