Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Не скуки ради: получив грант, красносулинский фермер начал строить фабрику молока

+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
чт, 19.05.2016 16:12

Виктор Николаевич – сибиряк. Родился недалеко от Саяно-Шушенской ГЭС. Закончив Красноярский институт цветных металлов и сплавов, горный инженер-механик уехал работать в Норильск.

Земля Санникова

– До тридцати двух лет я уже отработал подземку и в 1991 году перебрались с семьёй сюда. Захотелось деревенской жизни. Ехали, можно сказать, на голую кочку. Места, правда, были знакомые – родственники жены жили когда-то в Красносулинском районе. Пошёл работать в совхоз бригадиром на МТФ, хотя до этого к коровам не имел никакого отношения. Но опыт приобрёл быстро. В 1992-м в стране начался дурдом, – вспоминает Виктор Санников. – Всё, что заработал на Крайнем Севере, сгорело. Пять лет выживали за счёт личного подсобного хозяйства, держали до сотни свиней, десятка два КРС, кур, уток. А в 1997 году решил заняться фермерством. Совхоз никому ни одного пая не выделил. Первые 40 га земли мне дала администрация. С них я и начал своё дело.

Сегодня земля Санникова – это две тысячи гектаров пашни, большая часть которой в собственности. Хозяйство сложное, земли находятся в трёх поселениях, расстояния между полями до тридцати километров, технику приходится всё время перегонять с одного участка на другой. Семнадцать лет севооборот почти не менялся: озимая и яровая пшеница, ячмень, подсолнечник, кукуруза на зерно. А последние два года добавились кормовые травы и кукуруза на силос. Это потому, что Санниковы решили заняться ещё и животноводством.

– В июле 2014 года получили грант на создание семейной животноводческой фермы 10 млн рублей и начали строительство в чистом поле. В финансовом отношении это очень тяжело, потому что нет никакой инфраструктуры. Подключиться к электроэнергии стоило три миллиона, вода вообще в копеечку влетела: здесь же шахты, под нами на глубине 242 метров отработанное пространство, воду здесь добыть не могли. Целый год искали, где только не бурили, столько денег потратили. Нашли в семистах метрах отсюда, – рассказывает Виктор Николаевич. – Всё строительство ведём хозяйственным способом, потому что с подрядными организациями работать очень дорого. Подрядчиков привлекали только ставить каркасы.

Таких самоубийц больше нет

Сегодня из животных на ферме лишь один милейший пёс Тёма, ласковый и любопытный. А коров пока нет. Но размах предприятия очевиден. На огороженном со всех сторон участке в четыре гектара чётко вырисовывается современный животноводческий комплекс. Кормовая линия: сенник, силосные ямы, цех – готова полностью. Корпусов всего будет пять. В июне под монтаж оборудования сдаются первый корпус и доильный зал.

– Доильный зал – сердце всей молочной фермы. Оборудование немецкое уже завезли. Здесь будет установлена «Ёлочка» 2 х 8, две доярки смогут обслуживать при одновременной дойке 16 коров. Дальше – зал ожидания. Молоко будет поступать в танк-охладитель. Есть лаборатория, компрессорная, бытовые помещения для обслуживающего персонала, кабинет для бригадиров, зона ветврачей, – проводит хозяин экскурсию. – Все корпуса между собой соединит галерея, на улицу коровы попадать не будут. Этот проект мы разрабатывали практически с двумя компаниями – DeLaval и Westfalia, нашими поставщиками оборудования. Они и кучу проектов предоставили, которые мы, изучив, переработали под свою местность. У нас будет беспривязное содержание, с гидросмывом навоза в накопители, откуда он будет подаваться на поля, осеменение будет полностью искусственным, закуплено программное управление, чтобы следить за состоянием здоровья каждой коровы. Кровля выполнена из сэндвич-панелей, чтобы не сильно прогревалась, к тому же установлены лебёдки – поднимать для проветривания окна, так что от жары скотина задыхаться не будет. Коровам ведь лучше минус пять, чем плюс тридцать, они уличные животные. Подобные технологии есть, конечно, в Ростовской области, но они очень не развиты пока ещё в России. 

Разумеется, за 10 миллионов рублей такой комплекс не построить. Даже с учётом того, что грант на создание семейной фермы с этого года вырос в два раза.

– Нам говорили, что грант составит 60% от стоимости фермы. А я тут недавно подсчитал свои затраты – грант от сделанного составил всего лишь 21%. И это ещё не считая того, что пойдёт на закупку поголовья.

– И много у вас в районе таких смельчаков?

– Глава района когда приехал ко мне на территорию, первое, что сказал: «Хочу посмотреть на того самоубийцу». Так вот – таких самоубийц у нас больше нет.

– Что ж вас подвигло тогда на этот шаг?

– Есть у меня один знакомый, который имеет хороший достаток. И он решил ещё одним делом заняться. Я его спросил: зачем тебе это надо? Он ответил очень просто: «Скучно стало».

– И вам стало скучно?

– Нет, не скучно. Мой разговор с товарищем в определённой степени байка. Но если серьёзно говорить, то есть сын – очень грамотный, очень ответственный, наверное, даже умнее отца, я так думаю. Бог наградил меня этим счастьем. Всё оставлю ему. Мне уже пятьдесят восьмой год идёт, дальше шестидесяти я «рулить» не планирую. У нас по-настоящему семейное предприятие: жена занимается маркетингом, на ней продажи, все договоры, сын – дипломированный агроном и все технические вопросы решает, невестка – очень хороший бухгалтер. Все мы в этом бизнесе, кроме дочери и четырёх внуков, – смеётся. И продолжает уже без улыбки: – Дочь юрист, закончила Российский университет Дружбы народов, живёт и работает в Ростове. Ей, думаю, ни к чему с сельским хозяйством связываться. А сыну хочу передать дело. Он уже вырос из коротких штанишек. Самостоятельный мужик, 34 года. Я должен отойти в сторонку и не мешать молодому. Сейчас он мне помогает, я на него опираюсь, а потом должно всё это перемениться: он будет командовать, а я помогать. 

За морем телушка – полушка

Первую партию скота Санниковы планируют завезти в октябре. К тому времени будут достроены все корпуса, смонтировано оборудование. Корма уже заготовлены. На будущее предусмотрено введение в 2017/18 году второй и третьей очереди. Это когда поголовье достигнет шести сотен – коровы со шлейфом. Бычков будут доращивать сами, чтобы всё работало на прибыль. А пионерками станут 148 бурёнок (вместимость первого корпуса). Коров голштинской породы фермер намерен закупить стельными, чтоб уже через полгода стадо удвоилось. Это дело решённое. 

Сейчас основной вопрос, ставший перед энтузиастами: где брать животных? Виктор Николаевич достаёт листочек, озвучивает распечатанные с компьютера расценки: 

– Нетель голштинской породы в Российской Федерации стоит 2 200 евро, или 165 тысяч рублей. В Германии и Голландии в переводе на рубли – 158 тысяч, а в Латвии – 139 тысяч рублей. Так где мне покупать: в Европе или в России?

– Конечно, у нас, – думаю, что даю дельный совет. – Знае­те ж, за морем телушка – полушка, да дорог перевоз. Месяц на карантине там, месяц – здесь, перевозка...

– Так все варианты указаны с доставкой «под ключ»: с карантином, со страховками, с таможенным оформлением, с НДС десятипроцентным...

После этих пояснений почти не сомневаюсь, что мычать голштинки будут не по-русски. А сколько будут давать молока – время покажет. Коровы эти высокоудойные.

– В Америке они до 16 тысяч литров в год дают. Нам такая эксплуатация животных ни к чему. Мы себе запланировали получать 6 тысяч литров. Будет больше – найдём куда деть.

Со сбытом, ясно уже сейчас, действительно, проблем не будет. Высококачественное молоко готовы брать и красносулинские, и семикаракорские переработчики молока, да и воронежцы строящуюся ферму держат на примете. И даже отмены санкций фермер не боится. Напротив, уверен, что конкурентная среда необходима. Говорит:

– Если мы замкнёмся, как в Советском Союзе, сгниём, как сгнил Советский Союз.

х. Холодный Плёс, Красносулинский р-н, Ростовская обл.
Фото автора

Опубликовано в газете "Крестьянин"

+1
0
-1
Автор: ludmila vorobeva
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров